Письма за 1831 год часть 2-я

download

Последние письма из Петербурга. Адресат тот же, но часть из них написана рукой Федора Федоровича, поскольку Мария Дмитриевна не в состоянии бывает писать из-за болезни. Оправиться от нее никак не получается и только к концу мая наступает некоторое улучшение. Однако врач дает ей большую надежду и уже осенью обещает полное исцеление. На этой, казалось бы обнадеживающей ноте «письма» Марии Дмитриевны обрываются.

Судьба распорядилась иначе. Сыновья, Николай и Сергей еще пишут вдогон родителям, что сразу вслед их отъезда в городе объявилась ХОЛЕРА.
И уже из других источников выясняется, что несколькими неделями позже холера убьет их обоих а заодно и мать, сраженную этим известием. Смерть постигнет ее на пути к сыновьям.

Последнее письмо завершающее «Память о незабвенных родителях» написано Федором Федоровичем спустя десятилетие и адресовано старшему из оставшихся у него сыновей, Василию. В нем он между прочим извещает о свершившемся браке их двоюродной тетки Екатерины Александровны, урожденной Римской-Корсаковой, в первом браке Офрасимовой с композитором Алябьевым.
№256 Петербург сего 25 марта 1831 года.

Поздравляю тебя, Милая Елизавета Федоровна, с прошедшими вчерашними именинниками; хотя я чрезмерно слаба ныне стала от беспрестанного страдания но все таки я была и обедала у Федоры Федоровны, там после обеда спала и воротилась в 8 часов домой, а мои все там остались. Погода у нас несносная, с начала сего месяца сильно таяло и было тепло, теперь снег, дождь, морозы и оттепель, мне Герман по вечерам запретил выезжать до тех пор как река пройдет, когда солнце то по утрам.- Про здоровье мое нечего нового сказать, все то же, только, что по ночам ныне по лучше сплю, хотя рвота, кашель, понос продолжаются но между … засыпаю, чего прежде не было, рукой все не владею.- Вчерась за столом пили все твое здоровье со слезами сестрицы обе; Аделунг и все наши дети пожелали тебя видеть между нами. Друг Мой Милой, сохрани тебя заступник небесной, ты молись за нас, может Господь заслышит молитвы наши, а мы можем со всем семейством быть здесь.- Единственное мое желание … несчастному здоровью и … спокойствие твоего, что ты будешь с твоими родными; но все в божией руке, предоставим все его деснице.- вчерась утром у меня была Мамзель Людерт с Александриной Ралль, много об тебе говорили, и первая много велела тебе кланяться. Я более шести недель не была у Ралля, сил нету, далеко, да и не на чем; дожидаемся карету свою, чтоб нанять лошадей, однако они нас не оставляют, а сегодня я их звала обедать, не знаю будут ли или нету? Большая помеха экипаж.-
Сашенька Кепен беременна, Сестрица в восхищении, ничего более не делает, не думает, как новит маленькому, старые детей своих чепчики, вязаные лучшие, Матушка и старуха Мадам Аделунг вязали, обшила новым кружевом, в том числе твоей работы батистовой, полосами строчку и мушки в полосах которой ты ей вышила, не помнит она которому ребенку, также тут; я ей сшила чепчик весь кружевного тюля, и прекрасным кружевом обшито с голубыми ленточками, вечером ей подарила, она так была довольна, что рассказать нельзя.-
У меня отрада большая теперь, я никогда не бываю совсем одна, представь, что Талызиной М. Ив. сестра Ав. Иван., вдова, у которой один сын, помещенной в Корпус Путей Сообщения, она для него здесь желает работать, чтоб можно жить, шьет белье и платит за уголок под нашей гостиной, 60 в месяц, предобрая прехорошая женщина, и я не знала, что она подо мною живет, ей совестно было ко мне придти; зато теперь она с утра до ночи, желаю ей быть полезна, стараюсь ей сыскать место, она ищет в экономки, надеюсь, что бог мне поможет ее поместить, почтенная мать, и гораздо лучше сестры своей, жаль, что не имею в доме для нее уголка.

26 число.

Почта пришла, привезла письмо от Кафтырева и повестку к Николеньке с какими то документами; но он еще в карауле, то нельзя получить, я надеюсь, что это пашпорты Мужиков и может быть твое письмо, ибо я от тебя не получила.- Я сегодня поздно встала, боюсь опоздать на почту.
Прощайте, обнимаю и благословляю всех детей, всем кланяюсь.
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

приписка от Федора Федоровича
Ты так обстоятельно все узнаешь, что мы делаем, … …, любезная Лизанька, чтоб я только тебе опротивел бы своими повторенными сказками.
На прошедшей почте (написав) к Антону Осиповичу, позабыл ему напомнить, чтоб не забыл, об озимых поле велеть спустить весеннюю воду, чтоб вымочки на поле бы не было. Ты ему об этом напомни.
Обнимаю тебя всей душой, детей своих целую и прошу их чтоб они себя хорошо вели и учились. Г-ну Каула и Адольфу кланяюсь. Варваре Александровне и Надежде Дмитриевне Свидетельствую свое почтение и благодарность, ровно напомни обо мне Матрене Ивановне. Евлапию Федоровну целую и прошу ее чтоб она напоминала … .
(Ф.Ф. Ралль)
№257 Петербург 1 апреля 1831 года.

Письмо твое, Милая Ели. Федоровна я получила от 18 числа только третьего дни, ибо оно было с пашпортами, а Николинька насила добился, чтоб на почте ему отдали, надо было свидетельство от полку, что он Николай Ралль. Карету вчерась вечером привезли. С ума надо сойти, как дорого наняли ее доставить, на что непременно Мотова, денег вдвое заплатить. Ести бы у них хватило ума на волос, то лучше уж на своих лошадях прислать, если бы не мог мужичьих своих нанять, Мотов сам признался, что дурная дорога была только до шоссе, каких нибудь сто верст, а тут бесподобная, и так он половину денег положил в карман, эдак комиссии не выгодно давать, когда без толку их выполняешь, не мудрено, что всегда будет недостача в деньгах, когда вдвое будешь платить.- Когда Артамон отсюда поехал, я именно ему приказала, с каретою прислать масла как чухонского, так и сливочного, он видел, как здесь дорого, сливочное очень не хорошее 1. 60 фунт, а для кухни хорошего не возможно почти достать, все обманывают, сестрицы сами, давно живут здесь, с трудом достают, чего же ты боялась испортить карету, во первых пребольшой погребец есть, где можно бог знает сколько горшков поставить, во вторых хотя бы кадка между сидений была поставлена, вить не лето, масло не растает; признаюсь Друг милой Лиза, что вы меня зарезали это слишком мне рубль в день делает; да и чай к вам привезли, ты бы хотя на несколько часов остановила карету, да прислала бы несколько фунтов, ты знаешь, что всегда я сюда детям посылаю, а здесь очень посредственной 8 р. 50 к., 9 р.- когда денег нету и Николай так решительно умеет отнимать даже надежду к получению, когда говоря: ЧТО ДЕНГ НЕТУ; НО И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ И ВПРЕДЬ ОНЫХ ИМЕТЬ; то признаться, желание к лечению и к жизни здесь сильно отпадает, кажется нужнее мне прислать нежели лишние издержки делать по конторе и так дорого за карету заплатить.- Куда же горох девался? Его продали, как ты писала, не уж то все крупу купили, масла постного не покупать, ибо оно дорого, да нам здесь придется скоро есть нечего, там будем покупки делать, а здесь умирать с голоду.-
Фед. Федорович писал к Антону Осиповичу, чтоб нашел денег, занял бы прислал, здесь не тот город, чтоб нашелся человек, который бы помог, хотя умри.- Шинель Фед. Федоровича, ты бы могла прислать с Шелиховым, он несколько дней, как здесь, пришли хотя по почте, в шубе невозможно теперь ходить.-
Про здоровье мое я тебе скажу, что хуже, чем худо. Прибавка ко всему сильной жар по вечерам, как пласт лежу, и только один жестокой кашель с рвотою, заставит опомнится; погода бесподобная, в течение 6 ден, говорят, что вскрытие реки причина моих прибавлений к страданию; увидим, только скажу, что меру превзошла терпения, к тебе пишу, несколько дней по утрам.- Прощай Милая Сестра, обнимаю детей и благословляю, беспокоит меня Костина ножка.- Всем, всем кланяюсь.- Мочи нету. Прощай. Преданная
М. РАЛЛЬ.-

Сей час Милой Друг Лизонка, мы получили твое письмо. Я беру вместо Мамашки перо ибо она так устала что не в силах писать.- Сколько мне известно, то брат Федор, еще не пошел в Польшу, и будто дивизия движется, то она будет стоять в Губерниях нашей (Польши), и единственно для того, что их держать в спокойствие, ибо буйные их головы на все готовы.
Машенька мне велела тебе сказать, почему ты думала что Аделунг взял твою пенсию, она, сколь мне помнится, к тебе писала: что он, без новой доверенности и свидетельства о жизни твоей взять ее не может, ибо по установлению князя Волконского обе сии бумаги должны быть представлены при каждом разе.
О Польше мало известно, ибо донесения Главк. г. Дибича, по причине распутицы, разлития рек никаких движений сделать невозможно.-
Отряд мятежников ворвался в Курляндию и выжгли Поланги, вот все что известно.-
Прощай Мой Друг! Детей целую, и добрым нашим барышням душевно кланяюсь, как и всем нашим домашним.
Твой друг и брат ФЕДОР.-

P.S. Плащ мой пришли почтою. Тим. Ермолаевича сына Яшку я отдал здесь к славному Confisen Beranger на пять лет без платы, то Милой Друг Лиза, прикажи ему сшить три рубашки; из своего сукна, чекмень с панталонами, и прислать его с Мужиком по вернее, которой сюда пойдет, чтоб его дорогою берег, не смотри на то, что отец будет говорить, через 5 лет он будет человек.- Непременно прислать.-
Обнимаю вас душевно, сегодняшняя ночь была убийственная. Прощай.
№258 Петербург сего 8 апреля 1831.

Принесли нам повестки на имя Федора Федоровича, в которой все мы прочли четыреста рублей ассигнациями, ты можешь себе представить, как мы обрадовались; но через два дни, когда Частный Пристав засвидетельствовал, что Федор Федорович точно он и приложил печать, вот какая всегда история для получения денег, или посылки, что же вышло, шинель Фед. Федор., а не деньги. Очень я рада, что оную ему прислала; но деньги делаются час от часу необходимы.- Бога самое ради прошу Антона Осиповича, отыскать денег, хотя сколько возможно занять у Мужиков и прислать, ибо то, что по своей доброте предложила Варвара Александровна, из рук в руки пойдет доктору, которому ни копейки еще не плачено, стало жить опять ни одной копейки не останется. Я все продала, что могла, салфетки, старые свои платья, шерсть из которой я вязать не могу, теперь прошивки одни отдала продавать, и помаленьку необходимые нужды детей исправляю оными деньгами.-
Мое здоровье от дурной погоды, то есть от разлития рек очень сделалось худо жаром, и все припадки прибавились, ночи мучительные; но Господь и тут не до конца прогневался на меня грешную, вот два дни, что стало получше, в доказательство, что я сама, хотя с большой расстановкой, но пишу к тебе.- Нева третьего дня прошла, стало с Шарлотой Федоровной Малиньку видеть невозможно, а Федору Федоровну часто вижу.- Она так добра к моим Мамзелям, что меры нет моей благодарности; на нее истинно весело смотреть, как она здорова, молода, свежа, как бегает, как легка и весела очень, так, что чудо, что с ней сделал Штофьрегель, она мне говорит, что не чувствует никаких признаков лет, коли не стыдно, в шутку пошла бы танцевать.-

9 апреля.
Вчерась в обед получили твое письмо с Варвары Алек., и Надежды Дмитриевны, но признаться, меня очень ошеломило, что В. А. денег не может прислать, я сильно на них считала к празднику для доктора большая часть, а теперь и Над. Дми. так добра, что предлагает то, чего еще сама не имеет, а нам до зарезу приходит, то если у ней деньги, то немедля присылайте. Я уверенна в своих Мужиках, что если Бурмистр и городецкой староста, скажут зажиточным крестьянам, что я сильно больна не имею денег, то на верно за них отвечаю, что всякой даст, что может взаймы, а Контора обязана дать расписки в оных деньгах; оное со мною случается всегда летом, и никогда я не получала отказу; эдаким образом легко можно собрать около тысячи рублей; за оное я отвечаю и занимать в Старице не хочу, не желаю, во первых себя в огласку отдавать, а во вторых против их правил, пишу для того к тебе, что ты скажи Ан. Осиповичу, к нему от того Фед. Фед. не пишет, что он ему ни на одно письмо не отвечал, все болен, пускай он пошлет Бурмистра и Городецкого старосту, верно, деньги тот час принесут; но тот час отправьте, если это не получим прежде Праздника, то есть нечего будет, ибо последние гроши добиваем.- Лукяновской Крестьянин имя не знаю, которого мне Лютов рекомендовал, едет завтра, я с ним посылаю 400 пробок и сундук с остальными шубами, все будет запечатано и он к вам доставит. Прощай Милая обнимаю детей и всех вас, сильно устала; но сегодня ночь была по лучше, слаба через меру.- Прощай.-

Я пишу тебе любезная Лизета, сказать Антону Осиповичу, что Мария Дмитриевна непременно требует, чтоб Василия Ефимова и Дарью Васильевских, отпустили, по паспорту на год, буде на нем есть недоимки, то прислать особую записку об том; его для того отпускают, что зять его здесь сделал нам большие услуги, которые желаем некоторым образом вознаградить.-
Бухгейму вели сказать, что я согласен, чтоб фабрика заняла у господ Фетер 2000 рублей для покупки бумаги. Я надеюсь, что фабрика сию малую сумму легко и скоро в силах будет заплатить.- Изделия оной, я ему писал, я жду.
Прощай дрожайший друг! Бог да сохранит вас всех в Первитине.-
Твой ФЕДОР.-
№259 Петербург сено 15 апреля 1831 года.

Начну тем, Милой Друг Елизавета Федоровна, сказать тебе, что мое здоровье все это время было несказанно как худо, но вот другой день, что я гораздо лучше сплю, и кажется, что и кашлю по лучше, не так порывист, и пятый день не рвало, но понос, жар, лихорадка с ознобом, все еще продолжается; Триниюс вместе с Германом были, нашли, что натура сильно действует, чтоб освободиться, от всех мокрот, и надеются много на мои силы.- Малинька прислала Маквица меня подробно рассмотреть и ей отдать отчет, он был здесь несколько дней, был два раза у меня, и нашел, что Герман чудо сделал, что избавил меня от живота, ибо он меня прошлого году видел и говорит решительная водяная, но советовал между тем сделать с другими докторами Консультацию, чтоб избавить меня от изнурительной лихорадки и жару, который меня так ослабил, что я еле через горницу перехожу; но этого сделать невозможно, ибо Герман совершенно откажется, а старой методою лечится не возможно, желудок мой и без того ничего не варит, я сижу теперь на ухе и саго, а мяса уже не варит желудок.-

16 числа.
Представь себе, как несносна здешняя почта. Приходит от вас [в] воскресенье, Гедеонова у меня была в понедельник, получили письма, я во вторник утром посылаю на почту узнать, на карте смотрят, говорят, что нету писем, между тем в половине дня приносят письмо от Антона Осиповича, где он пишет, что деньги 800 послал, от тебя писем нету, ну может ли это быть?- Наконец вечером вчерась в среду приносят повестку об деньгах, а от тебя все нету писем, я все надеюсь, что может быть с деньгами письмо.-
Я вчерась об своем здоровье сильно не хвастала, меня так схватила боль, резь в животе, как я тебе писала вчерась, потом, кашель, раз пять ужасно рвало, и целый вечер безгласно в жару лежала, в 9 часов в постели, продолжалось оное до часу, тогда начала сильно слабеть, и благодаря бога остаток ночи я изрядно спала, хотя три раза слабило, вот тебе подробно об моем здоровье.- Кстати деньги прислали, оставалось у нас только 40 рублей.-
Поздравляю вас с праздником, Христос воскрес всех, всех, грустно, что мы не вместе, приведи меня господь вас всех увидеть и обнять, воображаю все, что у вас делается, и сколько вы об нас думаете.- Мои сыновья говеют Сережа сегодня причащается, а Николенька в карауле сегодня а причащается в субботу, Мамзели мои не говеют, а я ни одной обедни не слыхала. Пожалейте обо мне, коли бы бог привел хотя в праздник.-
Прощайте. Благословляю детей, обнимаю и поздравляю Вар.Ал., На.Д., М.Ив., г-н Каула, Ад.Я., Наташу, Ан.Оси.. Со всеми Людьми христосуюсь за очно.- Боже сохрани вас и меня возврати.
Душой преданная М. РАЛЛЬ.-

Поздравляю вас любезная тетенька с наступающим праздником, желаю вам совершенное счастье. Христос воскрес.
(фр-я приписка) Anastasi Rall.-

Честь имею вас поздравить любезная тетенька с праздником. Христос воскрес. Не имею довольно места чтоб всех отдельно поздравить.
(фр-я приписка) Anna Rall.-
№260 Петербург сего 22 апреля 1831 года.

ХРИСТОС ВОСКРЕС.

Письмо твое с Мужиком, мне дюжину чулок и дюжину носков детям, и прекраснейший подарок бисерная кошка для Анюточки от Надежды Дмитриевны, а по почте вуаль и Анюточке воротник прекрасной от Варвары Александровны мною получены, Милой Друг Елизавета Федоровна, не нахожу слов моей благодарности за прекрасные чулки Матрене Ивановне и Наталье Федоровне, и Аксинью благодарю за ее пару, скажи пожалуйста им, что я в душе чувствую их атенцию.- В.Алек. и Над.Дми. истинно не знают чем моих мамзелей утешить.- Право это слишком уже много и только души одни чувствовать умеют.- Вуаль прекрасный, чисто удивительно вышит и очень скоро, Анюточка от него в восхищении. Полная моя благодарность девкам, и ты, Милая Елизавета, купи пожалуйста на фабрике на нашей по цветному платку и каждой из них, кто работал от меня подари, коли денег нет то хотя в долг. Коли (biais) дошили, то с Мужиком прислать, я знаю, что после праздника пойдет Васильевской Василий Ефимов, то с ним можно прислать, ибо по почте дорого, да и затруднительно доставать здесь.-
Я начала так письмо, что я не поздравила тебя с торжественным праздником, желаю вам всем счастья и здоровья. Дочери мои не говели на Страстной неделе, а сыновья говели; но Мамзели были в церкви сколько возможно, а в пятницу ночью и в воскресенье с Обуховой, где заутреня безрасзходная обедня, приехали в 4 часа домой, в праздник все по обыкновению разговлялись в 10 часов, и Николенька Аделунг к нам пришел, целый день были дома, кроме Ралля, которой по утру делал нужные визиты.- В понедельник ездила обедать к Фед. Федоровне и там взяла танцевальный класс.- Вчерась во вторник Настенька с отцом делали визиты, а вечером были на вечере у Бульмерин, те которые с нами учатся танцевать.- Сегодня Николенька в карауле, а Мамзели с отцом и Сережею едут к Раллю обедать.- Теперь я все дома, сил нету еще через горницу перейти, признаюсь тебе, Милая Лиза, что я была совершенно безнадежна, и все мои были в отчаянии и доктор даже, я тебе старалась оное скрывать, но теперь слава богу мне действительно лучше, рвота кончилась тому десять дней, кашель хотя силен, но не так упрям, и доступил Герман, что у меня ОТКРЫЛСЯ ГЕМОРОЙ, чего все доктора давно желали, но не могли доступить. Это у меня отняло удивительный жар и лихорадку, которой целый день продолжался, а по вечерам и ночам безгласна, даже до обмороков; теперь хотя лихорадка еще есть но жар менее, силы мало по малу возвращаются, только еще не в силах ходить стало еще менее выехать, опасность теперь прошла, кризис я выдержала, а Герман дает надежду к совершенному облегчению, у нас оба дня праздника были сильные дожди и мой рюматизм в руке так силен, что совершенно не владею и рука кривая и опухла.-
Сей час перебила меня писать к тебе Малинька. Лед шел Ладожский все эти дни никакого не было сообщения, сегодня возможно, она привезла известие, что генеральша Зиминская, которая поехала к мужу в Армию, которой служит вместе с Федором в одной дивизии бригадным командиром, она пишет к Малиньке, что встретила Федора брата между Мазуры и Переславля в Подольской Губернии, что он здоров совершенно, ведет дивизию, за командира, которой здесь болен, он много расспрашивал про всех нас, ибо эта Зиминская живет в одном доме с Малинькой и очень с ней коротка, стало ему приятно было узнать об нас всех, он ее просил, чтоб она написала об нем, что он здоров, весел и на марше, от того сам не может, что она и исполнила тот час; она должна воротится сюда скоро, стало еще лучше мы об нем узнаем; вот тебе приятные известии.-
Швеи пускай начнут кисейные полосы, тем узором и так, как я Нат.Федоровне говорила, увидим, как силы мои возвратятся, что нужно будет другое шить. Девочки, чтоб продолжили по перкалю оборки, какой хотите узор выбрать, чтоб руку набивали на далее.
Я послала тому около двух недель сундук с остальными шубами и четыреста пробок с Крестьянином Ульяновским, двоюродный брат Мотова, за 10 р. ассигнациями. Доставил ли все? За него Мотов отвечает.- А имя его забыла, кажется Фома.- Раллевой свадьба на той неделе во вторник. Дети видали приданное очень изрядное, а платья прекрасные, здесь так мода меняется ежемесячно, короткие рукава носят.-
От Петра Ивановича письмо получили он в сокрушении, что Николай ездил поздно за рыбою в Москву, боится, чтоб она не испорчена была?- Вино белое надо разлить, вам купить нечего будет, пожалуйста, Мой Друг Лиза, не церемонься провизию употребляй, как и куда хочешь. Здесь сильно все вздорожало, а зелень приступу нету. Как я думаю часто об Первитиньской, бобы турецкие были 2-50 фунт теперь 1-50, кто их купит, спаржа 1-80 лучшее, вить это мочи нету, когда редиска 40 к. десяток, огурцов свежих и не слыхала, чтоб были.
Письмо Ан. Осиповича меня много порадовало к Фед.Фед., все так хорошо он придумал, по благодари его от меня, коли бы господь меня с вами соединил нынешним летом, единая моя к нему молитва.-
Обнимаю детей с ними христосуюсь. Не в силах сама им отвечать.- Христос с вами.
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Что касается до доверенности, то это невозможно Фед. Фед. отсюда послать, а ты прикажи от своего имя написать, все равно будешь подписывать, скажи оное Николаю.-

Спешу сказать вам хотя несколько слов любезная тетенька, здоровье маменькино все еще дурно, однако вот несколько дней кашель немного лучше. Помоги ей Великой Творец. Мы проводим довольно приятно Святую неделю, если б только не здоровье маменьки, то было бы весело. Вчерась мы обедали у Ралля, свадьба будет во вторник. М-м Лидерс вам кланяется. Шелихов вступает в службу к Министру финансов. Сегодня иду к княгине Трубецкой … вечером …
Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
№261 С. Петербург 29 апреля 1831 года.

Что мне тебе сказать любезная, Лизанька, на счет моей жены, она все почти в одном положении. Единая надежда наша на Великого Творца, но она сама лучше о себе писать будет.
Во время отъезда нашего из Первитина, голова моя не была на месте, я забыл свои бумаги о службе, они в моем дорожном ящике, который стоит на диване, когда его откроешь, то надобно еще крышу открыть, в оной они все вместе лежат в изорванном куверте; их всех пришли. В диване в верхнем ящике, где крепости и планы, найдешь ты письма Графа Аракчеева ко мне, их пришли вместе с оными бумагами, только вели на почте застраховать, чтоб не могли пропасть.- Наталья Федоровна будет иметь для меня сию дружбу оное выполнить, и при первой почте ко мне отправь.
Г-ну Бухгайму, по оказии вели сказать: что (кисею) я получил, но напрасно он прислал пестрых шейных платков, их здесь не носят. Я писал к нему, чтоб он сделал белых, для пробы таковых может быть здесь возьмут. Когда отвезу их фабриканту (Витепажу), то г. Бухгайму писать буду.
Добрых наших барышень благодари за их воспоминания, я их истинно уважаю и почитаю. Всем домашним нашим скажи все хорошее от меня. Детей прижимаю к сердцу, как и тебя добрая сестра.
Твой ФЕДОР.-

Письмо твое, Милая Лиза, получила и Biais для Настеньки, бесподобный, так, что кто ни видит удивляется, точно как кружево иностранное, теперь пускай девушки шьют по кисеи полосы.- А я бы желала, чтоб Вар.Алек. посмотрела тот тюль, что я тогда прислала, годится ли он на шарфы или нет и мне написала откровенно, может быть я тогда придумаю шарф вышить.- Бумаги про которые тебе пишет Фед. Федорович, не лучше ли послать на тяжелой почте, ибо думаю Аракчеевских писем много, ключ от дорожного ящика лежит у него в ящике в столе, где обыкновенно он деньги клал, а Аракчеевския письмы в той стороне дивана, что к окошку, оные бумаги скоро нужны Мой Друг; но на первой тяжелой почте пришли, коли дорого на легкой.- Благодарю тебя за чай, очень, очень ты меня одолжила и жду его с нетерпением, ибо здесь не хорош и дорог.- Вообще так цена прибавилась на все, представь, что дешевле 4 р. четверти телятины нету, 1р. 50к. курица, а зелень и коренья удивительно дороги, так, что не знаешь, что есть, говядина 26к. и 28к. фунт.- Я думала, что рыба дешева и того нету одни налимы да пескари и плотва дешевы.
Я от Маменьки наконец письмо получила, коли я буду дома летом, то она приедет к нам. А я про себя сказать ничего не могу, ибо до такой степени слаба, что через горницу с трудом хожу, не трогаюсь с места, боли в животе, в боках так сильны и кашель опять стал сильнее, одним словом лихорадка ежедневная, рука сильно распухла совершенно не владею, стало, что богу угодно то и будет, в силах ли я когда доехать до Первитина, все в руках Царя Небесного. Думаю, что хуже мне стало от погоды, с самого праздника дурная, все дождь, иногда и снег, холодно, и все лед Ладожской идет. Разошлась Нева 4 апреля а до вчерашнего дни все лед идет, то наведут, то разведут мост, Малинька на лодке переезжала, а Шарлоту Федоровну я еще не видала, сегодня дети и Ралль едут к ней.- Пандер пропозирован опять Академиком, как я буду рада, ибо не видывала лучше человека в мире.- Не сокрушайся об Федоре, я к тебе на прошедшей почте писала, что мы здесь слышали. Об сестрице Гамс, никакого известия не имеем и ничего не знаем.- Андрей часто пишет, умница.- Прощай, Мой Друг, устала до смерти писать, обнимаю детей и благословляю, всем душевно кланяюсь. Преданная душою сестра
М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст).

Что сказать вам любезная Тетенька о здоровье Маменьки оно все очень худо, рука сильно распухшая, но доктор все имеет надежду. Бог да услыши наши молитвы, помоги ей. Мы все слава богу здоровы, также как и наши родные, все кланяются. М-м Goulan перепоручила мне оное же. Прощайте любезная тетенька, целую Барышень, М.И., Наташу, братьев, А.Я. и М. Каул кланеюсь.-
Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

И я также хочу сказать вам хотя несколько слов любезная тетенька и поцеловать братьев, барышень, почтенную и добрую М.И. также и Наташ. А.Я. мой поклон. Остаюсь ваша племянница и секретарь.
Анюточка.
№262 Петербург 6 мая 1831 года.

Получила я твое письмо, Милой Друг Елизавета Федоровна, от 20 числа, Слава богу, что вы продолжаете все быть здоровы, Костеньку поить я право не знаю чем, но прекрасно черным смородинным листом; но когда приедет Герман я с ним посоветуюсь и к тебе на будущей почте напишу, что он мне скажет.- Да Мой Друг! Бог милосердием своим, не оставил меня грешную, страдания мои превышали силы мои да и теперь еще, хотя ночи стали немного лучше; но боли мало убавились, жар еще все продолжается с кашлем по ночам; но 4 дни, что погода стала по теплее мне решительно лучше, хотя ноги по вечерам сильно пухнут, кисть моя как подушка распухла с болью, совсем я ею не владею; но все таки теперь имею надежду, остается Нева; завтра, коли будет 15 градусов тепла, то поеду по приказанию доктора гулять и может быть господь мало помалу укрепит; что я на конец блаженную минуту увижу соединится с вами мои Друзья, не могу подумать без слез об этом блаженном времени, а когда, это богу предоставляю, когда сила возвернется, а теперь еще с места не встаю, и с трудом по горнице хожу.- Biais я давно получила и благодарила, очень рада, что начали полосы; если получу от (Сlaire; Elaise ?); что тюль, которой я послала годится на шарфы, то тогда я к вам напишу.- Благодарю всех соседей, что мною интересуются, авось господь меня принесет к вам, тогда я лично всех увижу.- Я к тебе писала, что погода от первого дня Святой недели и до вчерашнего дня была холодная, а с начала дожди и снег, третьего дня был еще сильной морось; но сегодня прекрасной день, кажется, что пойдет тепло, Фед. Федор. сегодня поехал к Шарлоте Федоровне с детьми на вечер. У Ралля никого на свадьбе не было, неделю как она вышла, за несколько дней она с сестрой и с женихом у меня обедали.- Я сама счастлива, что у меня Авдотья Ивановна, ибо дети много выезжают, я бы по целым дням была одна, она мне в большую отраду.- Сыновья мои в карауле обыкновенно в среду, они оба у тебя ручки целуют, Сережа немного не здоров, объелся.- Прощай Мой Друг, скажи пожалуйста получили ли вы сундук с шубами и мешок с пробками, которой я послала через Лукьяновского мужика, двоюродного брата Мотова?- Детей благословляю, обнимаю, всем кланяюсь.-
М. РАЛЛЬ.-
(фр-й текст)
(приписка от Ф.Ф. не читается из-за выцветших чернил)
№263 Петербург сего 13 мая 1831 года.

Письмо твое от 6 числа, Милый Друг Елизавета Федоровна, мы получили вчерась, слава великому Творцу, что вы все продолжаете быть здоровы.- Скажу тебе про себя, что Благодаря Создателя, с тех пор как время стало лучше; то есть с лишком неделю, я начала гулять ездить всякой день в двенадцать часов, сначала пол часа, а потом и по целому часу; мы так счастливы что в этом доме, где живем есть маленькой садик очень миленькой, стало вынесут креслы и я там на солнце сижу час и два, исходя по силам, тут же и беседочка, в которую Николенька и Сережа перешли жить, а их комната мне сделалась спальнею, стало очень покойно; боли мои в животе, в боках все те же, а особенно вся левая сторона, рюматизм так силен, что рука левая моя как пуховик, слабость сильнейшая, как приеду, так и повалюсь в постель.- Но кашлю гораздо лучше, не рвет и ночи лучше сплю, ознобу более нету и по вечерам жар менее прежнего, так, что … надежду имею вас нынешнее лето обнять в Первитине, признаюсь, что это есть единственное мое желание, сердце замирает, что господь не приведет; надеюсь, что погода продолжится, хорошая погода укрепит мои бедные силы и боли уничтожит; Герман действительно сделал со мною чудеса, я бы не ожидала, что эдакие маленькие порошки имели эдакое сильное влияние, еще и не всякой день принимаешь а через день и через два дни; если бы не мое тело изнуренное, то бы давно можно выздороветь.- Я очень рада, что тюль годится для шарфу, и так прошу, Милую Варвару Александровну выбрать узор, ибо у меня есть прекрасные шарфенные узоры, полагаюсь совершенно на ее вкус, чтоб приказала Машке срисовать, и начали бы шить, бумагою, а не белью, ибо бумага лучше моется, естли бумаги надо пришлите образчик, я, бог даст, привезу, то как вы там рассудите оставить двух шить полосы а двух считая Ольгу шарф, или всех на шарф, одним словом как хотите.- Представь, Елизавета Федоровна, что сегодня 13 число, и что до сей поры Мужик не принес чаю, сам с ним пропал, боюсь не утонул ли на барке, напиши имя Мужика с которым послала, то я могу тогда узнать через других жив ли он или нету.- Теперь другой, послала я к вам еще на страстной неделе с Ульяновским Мужиком сундук с шубами и пробки, от вас, ни слуху ни духу нету, сколько раз я писала ответу не имею, боюсь не пропала бы, Мотов за него отвечает, ибо он двоюродный брат, я бы советовала послать узнать, беда коли пропадет сундук, он подрядился его и мешок с пробками привезть за 10 рублей бумажками, которые ему надо заплатить, ибо здесь ему ничего не дали.- Генеральша возвратилась из Армии на этих днях и сказывала, что она оставила Федора брата совершенно здорова, в Подольской губернии, в городе Старом Константинове, она просила, чтоб он с ней писал, он говорит ей вы живая грамота, расскажите им, что я здоров и весел, а я лучше на почте после вас буду писать; вот тебе самые приятные новости, что касается до дел Польских, писать об них нельзя; но хорошего мало.- Жаль бедную Мари, что она в таком беспокойстве об Лехнере, сохрани его бог и возврати в Одессу.- Благодарю много Надежду Дмитриевну за ее письмо, слишком много писала и слаба, чтоб особенно отвечать.- Милая Лиза бога ради, кушайте рыбу с ботвиньею, и все что запасено, я знаю твою деликатность, ты все будишь беречь, а только прошу тебя, запася садок свежей рыбы, прикажи ловить.- Прощай Милая, обнимаю тебя и всех детей и милых барышень и Наташу. Мужчинам мой поклон.- Преданная сестра
М. РАЛЛЬ.-
(фр-й текст)
№264 Петербург сего 19 мая 1831 года.

Сегодня принуждена так писать, не получа еще твоего письма, тогда как Антона Осиповича письмо и Бухгеймаво вчерась еще получено; я полагаю, что ты верно доверенность прислала, от того видно повестку и не несут, всегда ее долго ждешь.- Здоровье мое, как я к тебе писала по лучше, то есть кашель по убавился и рвоты нету, но силы мои все еще чрезвычайно худы, я начала гулять ездить, и попробовала, в последнее воскресенье, отобедать по ране дома, выспаться, и поехала в 4 часа к Аделунгу, на лестницу меня внесли, они меня со слезами приняли, домой возвратилась в 7 часов; но оное сделало мне вред, так устала, что сильная была лихорадка с жаром и всю ночь не спала; на другой день был Герман, советовал мне опять выехать, говоря, что это одна усталость, и так я поехала к Малиньке обедать со всеми, там отобедавши и выспавши, когда они встали из за стола, что было в седьмом часу, тогда, я отправилась домой, и опять имела сильную лихорадку, и так вчерась я чуствовала себя очень слабою и боли в животе в боках сильнее, так и не ездила даже гулять, сегодня ночь была очень дурная, сильно кашляла и боли в животе были сильнейшими, однако время прекрасное и я поеду кататься, но никуда не выеду.- Скажу тебе и для всех вас приятную новость, что Герман, велел мне ехать в деревню в начале июня, находит, что дорога мне пользу сделает, что мне нужен Le grand mil de la Compagne, а что здесь дачи все сыры для меня, и так теперь зависит от моих несчастных сил, которые в сильном изнеможении от болей живота и боков, надеюсь на Милость Божью, что помаленьку они укрепятся, он лекарства со мной дает, и туда будет присылать; но я должна осенью воротится назад, он отвечает, что меня совершенно вылечит, и если бы я приехала прошедшим летом, то бы была совершенно уже здорова, удивляется силы моей конституции.- И так, Друг Мой Лиза, Господь милосердием своим дает мне вас всех видеть и обнять, Велик Бог Милостью.- Теперь давай какие хочешь комиссии на выбор но не церемоньтесь, только, Антон Осипович обещает денег прислать с ними пришлите сколько угодно что вам здесь будет нужно, за особое удовольствие поставлю выполнить желании ваши.- Сестрица Федора Федоровна после завтра отправляется в Павловское и у ней все лето будит жить и Шарлота Федоровна, то все эти дни я вместе с ними была; останемся мы совершенно одни, мне еще будет скучнее, ибо все сижу дома.- Я забыла тебе сказать, что я у Малиньки познакомилась с Зимишиной генеральшей, которая только, что возвратилась из Армии и рассказывала мне об Федоре, которого она всякой день видала, он совершенно здоров, только немного похудел, они при ней пошли в Старо Константинов там будут ждать повеления куда идти; она говорит, что уговаривала его к нам написать, он отвечал вы им все расскажите, а после как уедите то по почте стану писать; и так нечего тебе об нем беспокоится, он от лени не пишет.- Боюсь, чтоб не ушло время варить крыжовник зеленой, которой всегда я варила в начале июня, то прошу тебя, Милая Сестра, городецкого крупного и другую банку махрового попросить Надежду Арсеньевскую, чтоб сварила, ибо Аксинья всегда со мной варит, и прошлого году испортила, а Аксиньи вели из зеленого крыжовнику ягодник сварить банку, пожалуйста сделай.- Пробки у тебя есть прикажи делая вино разлить, но только в самые чистые бутылки от белого вина, я отсюда несколько послала, а в начале июня прикажи Аристарху бочку пива Кроновского налить сто бутылок, остальную бочку пива всю разлить на анкеры или, коли есть в 6 ведер бочонки и зарыть их в лед, ибо от жару, в бутылках киснет пиво, а эдак вернее.- Бога ради приготовь в садок рыбы, свежей, я только ей и дышу, совсем желудок мяса не сносит.- Маменька чаще стала писать и наверно к нам пожалует.- Прощай до завтра, может письмо твое получу, а мужик с чаем пропал.

21 мая.

Поздравляю тебя с сегодняшним именинником, обними его от меня, дай сию ему милость Господню, и что то его ножка, которая меня беспокоит, однако я надеюсь, что через месяц с вами вместе Друзья Мои.- Письма от тебя не получала еще, не понимаю, догадываюсь, что верно с доверенностью, то сегодня донесут, однако Ан. Оси. и Бухьгеймого принесли третьего дни.- Есть известие об чае, Мужик этот барки тянул, на днях придет, другой Мужик сказывал сегодня.- Прощай Милая, обнимаю всех детей и благословляю, всем кланяюсь, спешу на почту. Прощайте.- Дети все кланяются.-
№265 С. Петербург сего 27 мая 1831 года.

Письмо твое, Милой Друг Елизавета Федоровна, с доверенностью представь, что мы получили только в конце недели, в самую ту минуту, что Аделунг ехал в Павловское, а мы у них их провожали; стало доверенность он взял и с нею уехал, не знаю когда приедет, чтоб мог пенсию твою получить, думаю, на будущей неделе не прежде.- Ты в оном письме писала, что на Николаево имя прислано на почте три тысячи рублей и, что он, получа их, тот час нам пришлет; вчерась же получили последнее твое письмо от 20 мая, накануне Костенькиных именин, я весь тот день была мысленно с вами и воображала его радость и всех вас. Ты в нынешнем письме ничего не пишешь об этих трех тысячах, чтобы это значило, от куда более Николаю получить как не наши деньги; Антон Осипович то же пишет, но ни слова об них не упоминает.- Писал, что продал 50 четвертей ржи. Бога ради, чтоб немедленно деньги прислал, ибо деньги одни нас останавливают. Здесь доктор отпускает, даже желает, чтоб я ехала в начале июня и мы хотели 5 числа выехать, но денег нету и должно будет ждать присылки, и буде Николай получил наших денег три тысячи, то и оные прислать, для того, что детей надо очистить их жалованием, время пришло, да и у них гроша нету, стало без денег их оставить нельзя.- Мы здоровы все почти одинаково, мало помалу очень силы приходят, однако, я гулять езжу, менее теперь устаю, а бывало без гласно повалюсь, у нас маленькой садик, так как мы лошадей не имеем более, что нечем платить, то я в саду сижу по утрам часа два или три и возвращаюсь менее устала, как прежде; но боли живота, боков желудка одинаковы измучили меня, если бы эти боли прошли, то бы и силы мои бы умножились. Я надеюсь много на дорогу, ибо и зимою она мне пользу сделала, что и доктор думает. Ночи еще очень плохи, все жар и сильное очищение, он говорит, что все я в кризисе, и если бы я прошлого году сюда приехала, то бы наверно избавлена была от своей болезни; я ему слепо теперь верю, ибо он со мною действительно сделал чудо, когда приеду бог даст все расскажу, рука моя все пухнет и не владею, и ноги пухнут, не сморкаю более двух месяцев; но все оное доктора не страшит, и надеется, что я совершенно выздоровлю, только осенью в начале должна здесь быть.-
Благодарю много за поздравление всех вас, вот третий год, что я не с вами этот день, видно богу так угодно.- Мы тот час едем, если деньги вы пришлете, а здесь ищем занять, чтоб детям оставить на жилье, ибо я на ети 3000 р. надеюсь, что ты писала на почте у Николая, коли бы было верно бы уже прислали, бога ради не задерживайте нас, что есть у Антона Осиповича денег за рожь присылайте.- Все родные в Павловском там и Малинька Пандер наняла, вчерась со всеми детьми отправилась, у ней детки бесподобные. Пандер еще здесь остался, сегодня у нас обедает и везет моих мамзелей смотреть Кунц-Камер.-
Прощай Милая Сестрица, выполню твою комиссию, будь покойна, обнимаю тебя душевно и всех детей благодарю, не в силах сама к ним писать.- Ан.Осиповичь пишет, что у вас дожди, а у нас прекрасное время, перепадают дожди, но не велики, был град, гроза сильная, убила трх человек.- Всем кланеюсь и благодарю за память. Мои все вас обнимают. Преданная душою М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст)
№266 Петербург сего 4 июня (1831).

Письмо твое от 27 мая получили, Милой Друг Ели. Федоровна, только, что меня всегда бесит, почта сюда приходит воскресенье а к нам прежде среды не принесут писем, представь, какое мучение.-
Ты меня очень обрадовала что что нашли средство Костенькину ножку вылечить, ибо она меня очень беспокоила.-
Жаль мне бедную Аксинью; но старость ее слишком уже велика, однако она бывала сильно больна и выздоравливала.-
Славную партию делает Ладыженская, очень я рада она миленькая девочка.- Мое здоровье все одинаково, но если богу угодно все таки мы скоро к вам едем, прибавка к моей болезни сильно ноги пухнут, так что ходить не могу, начала со вчерашнего дни опять гулять ездить, ибо у нас такие грозы и дожди были беспрерывные, которые меня сильно расстроили, первый день был хорош вчерась, то я и гуляла.-
Помилуй, Милая Лиза, что ты ни слова не пишешь, что это за деньги 3000 рублей? Что ты писала, Николай получил на почте; скажи от меня Ан. Осиповичу, что же он не присылает те деньги, что рожь продал, мы их ждем, нам не с чем ехать, вить вы помните, что на Святой Неделе только прислали 850 рублей. Этими деньгами не далеко уедешь, давно уже гроша нету, и принуждены были в Москве занять 1000 рублей у Вяземской и той живем, и того не достаточно.-
Прощай, Милая, обнимаю вас всех душевно. Бог Милостив, на той неделе в конце думаем коли Господу угодно ехать.-
Душою преданная М. РАЛЛЬ.-

(нем-й.? Текст)
№267 Петербург сего 11 июня (1831).

Представь себе, Милая Лизавета Федоровна, что почта пришла в воскресенье, а сегодня четверг и до сей поры от вас писем не принесли.
Это надо сума сойти, ровно неделю, что ты писала, ибо верить не могу, чтоб не писала, я думаю, что Ан. Осипович, прислал к нам денег, то с повесткой ваши письма.-
Я к тебе для того пишу, чтоб ты была покойна, а мы на этих днях едим непременно, с нами едет Огарева, сестра Акинфьева до самого Первитина и пробудет у нас суток двое, то ты Мой Друг приготовь ей Настенкину комнату с ней маленькой трех лет ребенок и барыня.- Я надеюсь, что ты не забыла, чтоб розовую воду гнали, и чтоб розаны не пропадали, буде не делали, то заставь Ермолаевича тот час, чтоб всякой вечер оберал розаны и гнали мне воды, оной будет много нужно, бога ради.- Все дети ручки твои целуют, сыновья сей час только с караулу сменились.- Барышень обнимаю. Прощайте. Скоро господь нас соединит, коли ему оное угодно.- Прощайте, Христос с вами, детей благословляю.
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-
№268 С. Петербург 19-го июня 1831-го года.

Чтобы успокоить вас при самом вашем приезде в Первитино я решился писать сегодня; если поездка ваша окончится благополучно то письмо сие получите вы в понедельник. Велик бог милостью что вы выехали отсюда в воскресенье, в понедельник вечером открылась холера и в продолжении сих дней померло 9-ть человек; полагают, что ее завезли мужики на барках из Вытегры. У нас приняты меры и войском сильно оцепят сегодня город. В понедельник был у нас смотр после обеда; Государь чрезмерно был доволен а в особенности благодарил наш батальон; теперь у нас ученьев до 1-го числа июля кроме очередных и легких не будет. И так все эти дни с вторника мы были совершенно свободны. сидели дома и воспоминали об вас любезные родители. Вы не можете описать себе того чувства с которым встретили мы Колю, когда он привез нам радостную для нас весть о благополучном вашем прибытии в Павловск и о всех подробностях вашей поездки. Дай бог чтобы и вся дорога была столь же благополучна; это единственная моя молитва у престола Всевышнего; сделайте одолжение известите меня немедленно когда приедете в деревню. Вчера ввечеру выступили наши солдаты в лагерь на Семеновский плац а мы все офицеры живем по квартирам. Я получил письмо адресованное к вам от Антона Осиповича и распечатал его с тем чтобы посмотреть нужно ли будет его отослать. Я к вам его потому не пошлю что он пишет только о получении вашего письма и о других вещах, которые он вам изустно сам объяснит. Газеты немецкие и Северную Пчелу остальные номера сюда пришли, перешлю вам с Костенкиной игрушкой, а впредь будут оные к вам в деревню адресовать. Дом ваш сдал в порядке, только был один замок у папеньки в кабинете сломан и водовозу забыли заплатить. Все сие разочтено.- Коленька вам кланяется, он на будущей почте пришлет к вам папку его, она еще не готова и потому на этой почте сего исполнить не может.
Любящий вас сын НИКОЛАЙ.-

Много благодарю вас сестра за известии доставленные вами из Павловска о Маменькином здоровье. Стану отвечать вам чтобы уверить вас что я не неблагодарный. Я был у Германа об Маменьке он сказал что ей в ее положении никак не должно брать никаких ванн. А тебе можно купаться, только не долго сидеть в воде, чтобы не прозябнуть и также (boloins de propretes). Коленька живет у нас со вторника и хоть мы очень чувствуем разлуку по крайней мере … третьим лицом которое делило с нами удовольствие когда мы жили с вами любезные друзья.- Прощай же не забывай Настя извещать меня каждую почту о здоровье Маменьки и как ты ее находишь, знай что за 800 верст разделяющие от больной матери каждое известие об ней приятно и утешительно для болезненной души.
Любящий тебя брат Николай.

Прошло время, и то которое мы столь много ожидали, вы были в Петербурге мы наслаждались удовольствием видеть вас каждый день; а теперь сколь трудно снова привыкнуть к разлуке.- Вы выехали из Яковлева дома; мы велели заложить лошадей отвезли Елизавету Васильевну, еще раз с Коленькой пошли осмотреть комнаты; где все вас напоминало и какую то пустоту не токмо в доме, но и в самом себе, оставили вы после себя.- Грусть- Скука и печаль терзали нас со всей жестокостью и мы простившись с Коленькою, взяв с него слово рассказать подробно о вас, пошли прогуляться и этот день был посвящен вам, и разговор был только о вас; одно наше желание было и есть получить письмо от вас; где вы нам скажите что вы благополучно прибыли в Первитино. На другой день мы переехали в казармы и снова должны были привыкнуть к одиночной жизни.- С каким восторгом мы встретили Коленьку что принес нам свежие известия.- Дай Великой Творец чтобы дорога была счастлива; вы выехали весьма удачно ибо в тот же день появилась Холера в самом Петербурге.
Целую ваши ручки обнимаю сестер и братьев. Остаюсь вас любящий сын СЕРГЕЙ.-
№268 Первитино 6 сентяб. 1840.

Письмо твое, любезнейший друг Васюшка, я только третьего дня получил. Благодарю тебя всем сердцем за все твои распоряжения и устройства; боюсь только чтоб ты не остался без денег, первые которые получу пришлю тебе мой долг. Поблагодари Андрея Яковлевича от меня за дрова, они действительно чрезвычайно дешевы спасибо ему.
Это правда, что лошадь мою тебе назначал я под верховую езду, очень молода она, на четвертом году – но другой нет годной под верховую езду. Брат твой Сашенька всех лошадей видел и знает, поговори с ним и выбери любую и которую назначишь, твоя. Но уведоми не замедля, ибо долго мне в деревне медлить трудно, теплого нет.- Ежели могу наколотить рублей 1000, то и в Петербург.- На днях я получил от Екатерины Александровны Офросимовой, вашей тетки письмо, в котором меня уведомляет, что она выходит замуж за Александра Александровича Алябьева и вероятно свадьба уже была в его деревне подмосковной, потому, что ее письмо от 17-го августа и она в нем пишет что свадьба будет в оном же месяце. Объяви оное своим братьям. Вот тебе новость, новость которая меня удивила.
Жалею о твоем несчастье, поверь мне, что не было однако молодого человека который служил и дослужился до высоких чинов без огорчений трудности при несправедливостях.- Здесь нужна твердость.- Потерпи Казак — Атаман будешь. В военной службе только нужно терпение и дослужишь великих чинов, но кто имеет старание к службе и познание военное, тот их получит в лучших летах. Я тебе это говорю от опыту, и в 70 лет ее может иметь … мой друг, и знай что вся жизнь несет ряд горестей и прискорбий.- Твердость и величие души в самом их перенесении. …
Все мои тебе кланяются. Родным обо мне напомни.
Твой душой и сердцем
Ф. РАЛЛЬ.-

Во время … получил я письмо от моего друга Сашеньки благодари его и обними обеих от меня. Прощайте друзья мои.

Письма за 1831 год, часть 1-я

8b70d2cd0b0d

Переписка за последний в жизни Марии Дмитриевны 1831 год содержат большой массив писем, который для удобства разбит мною на две части.

Поездка для лечения Марии Дмитриевны на этот раз предпринята в Петербург, с надеждой на помощь от модных тогда врачей-гомеопатов. Ее сопровождает муж и обе дочери, встречают старшие сыновья, а адресатом является, оставшаяся в имении с младшими детьми, Елизавета Федоровна Ралль.
В Петербурге Мария Дмитриевна оказывается среди родственных Федору Федоровичу семейств: это Аделунги — семья его сестры Фредерики; Шереры — семья овдовевшей к тому времени сестры, Шарлоты и ее дочери, Амалии Пандер;
бароны Ралль — семья двоюродного брата, с отцовской стороны и Кюммели — двоюродные братья и сестры с материнской.
Открывает первый блок новогоднее письмо от Сергея Ралль из Петербурга.

№244

Любезные Родители.

Поздравляю вас с новым годом. Дай Всевышний, чтоб сей год был счастливее прошедшего; чтоб в нем закончились бы бедствия России и тем водворилось бы спокойствие и благоденствие в пределах ее.- Как недавно, подумаю я, а вот уже двадцать первая зима наступила, в жизни моей, — годы несутся, — как корабли при попутном ветре.- Они уносят за собою молодые счастливые лета, когда все нас занимает, когда надежда представляет нам будущее время, счастливое поприще нашей жизни; где редко вспоминаем мы утраченное время и еще реже думаем о будущем, что время скоротечно, что не успеем оглянутся, и годы пройдут неприметно как часы в веселом обществе.- Старость нагрянет сверх ожидания, еще не успеем насладится жизнью, как роковой час пробьет нам конец здешнего странствования, конец тщетным мечтам.- Тогда то мы познаем тайну чего желали, к чему стремились и где наше благополучие.- Но я слишком углубился, вы почтете меня странным, вы скажите к чему такие мрачные мысли в светлый день начала года. И так возрадуемся, что мы встретили его благополучно и что Великий Творец дает нам здоровье и с новым годом новые удовольствия.-
Мы получили еще одно письмо ваше; где вы вторично препоручаете отыскать удобную квартиру как можно скорее; но … старания наши были велики; но мы еще не могли найти такой как вы просите. Причиною тому главное праздники.- Хозяев не застанешь дома да и из множества квартир, которые мы видели, большою частью не сдаются по месяцам, при том же слишком велики для вас.- На пример от 10 до 15 комнат, что для вас ни в цене ни в самой величине не сходны.- Сей час Иван отыскал славную квартиру не далеко от городу с частью хозяйской мебели, что весьма здесь редко. Там еще до сей поры живут; но к 11 числу генваря она будет опорожнена. Она ходила по 1000 рублей в год без мебели и без дров.- Они также не отдают по месяцам но на три месяца и вперед деньги, то так они сдадут, а она так удобна для вас, как по величине так и по цене, что сколько не ищи в такую цену лучше не сыщешь.- Мы еще не были сами у хозяина потому не можем вам сказать вернее что придется в месяц.- Дом деревянной в один этаж сухой, главное для вашего здоровья, войдешь маленькая передняя, довольно большая зала, гостиная, две спальных одна может быть для вас а другая для сестер и еще комната для Папеньки, кухня, людская, погреб с хозяевами и сарай. Нам же дадут квартиру в казармах очень хорошую с конюшнею и сараем.- Вы не будите далеко от нас, почему будет очень приятно.- По месяцам же квартир совсем нету, сколько ни искали но все тщетно.-
Прощайте любезные родители. Отвечайте скорее можно ли дать задаток, чтоб и эта от нас не ускользнула. Извините, что так дурно пишу, почта сей час отходит. А вас надо непременно уведомить об квартире. Брат этот раз не может писать, он в должности и сей час только поехал к разводу; а вчера целый день прошел в визитах.
Целую ваши ручки также как у Тетеньки, обнимаю сестер и братьев. Наташе кланяюсь. Вас любящий сын
СЕРГЕЙ.-
№245 С. Петербург 8 генваря 1831 года.

Милой Друг Лиза, спешу вас всех успокоить на свой счет, Господь Милосердием своим дал средства перенести мне дорогу гораздо благополучнее, нежели я могла вообразить. Мы все ночи ночевали, в карантине, в Вышнем Волочке, приехали ночью в два часа, отвели нам самую холодную скверную квартиру, а продержали нас до трех часов воскресенья половины дня, а там мы поехали чрезвычайно скоро, дорога бесподобная, снегу бездна, даже слишком много, около Петербурга даже проезду нету – расчищают, мы приехали вчерась, то есть в среду, 7 числа в два часа после полудня. У Калмыкова в доме не нашли квартиры, остановились у Деймута одна комната разделена пополам и вход, платим в неделю, 25 асиг. рублей, поставить кибитку и возок 3 рубля в неделю; еда — мученье. Вчерась отобедать принесли нам рисчика и два куска говядины 4 рубля, разогреть дорожный суп не пустили, принуждена была в печи комнатной своей.- И так здесь долго оставаться нельзя. К детям послала. Сережа был дежурной а Николенька тот час явился, вечером и другой пришел. Нашли они квартиру; но сей час возвратился назад Федор Федорович с Николенькой, квартира не годится, холодна и сыра.- Вечером была у нас Федора Федоровна с Николенькой своим. Александр третьего дня уехал, послан курьером в Неаполь и Рим, а оттуда возвратится в Вену, Фриц с батальоном выступил 3-го числа, не застала никого, очень жаль и грустно.- В десятом часу вечером Николенька съездил к Шарлоте Федоровне, у ней был вечер и шаль отвез Машеньке, она обмерла от радости, сегодня мы их увидим у Федоры Федоровны, где мы обедаем; ибо Аделунг сегодня посылал к Триниюсу, и я его там увижу, и решительно узнаю, как мое будет лечение, может быть мы сделаем консультацию с Арентом. Я к тебе, Милой Друг Лиза, напишу, что будет решено.- Я чрезмерно кашлем страдаю, а особенно сегодня ночью, с сильным жаром, да и клопы замучили; увидим как обоснуемся, надеюсь на милость божью.- Дорогой я увидала Милая сестра, что твой салоп весь изорван атлас в клочки, носить невозможно, и так извини если я его здесь вновь сей час покрою мериносом дешевым, сестрица Федора Федоровна оным советует, и сей час отдам сделать. Я виновата перед тобою, забыла отдать газеты, которые теперь посылаю, а письмо от мамзель Кастюс, обыкновенная галиматья не стоит пересылать, а вот к Наташе посылаю ее маранье. Бумаги не могла купить ни в Старице, ни в Торжке, ибо все было заперто, то ты Милой Друг, вели прежде купить для детей десять фунт и раздай вязать, а потом уже мне, как свяжут вам.- Призови Николая, чтоб непременно он велел Бурмистру в грохот пропустить горох прежде продажи, а пшеницу в цимбалы непременно, тогда дороже будут, добейся пожалуйста.- Обнимаю душевно Варвару Александровну, Надежду Дмитриевну. Я пишу к тебе и к ним свое письмо. Устала до смерти. Обнимаю моих друзей всех ребятишек. Мой поклон г-н Каулу и Адольфу.- Прощай, Лиза Друг Милой, Наталье Федоровне моя память.- Дети ручки твои целуют все, Ралль обнимает. Прощай.- Преданная душою
М. Ралль.-

Наконец и я в Петербурге любезная Тетенька и имела удовольствие познакомится с тетеньками и милыми кузинами, ибо сей час приехали от Аделунгов. Фрица и Александра мы по несчастью не застали, первой уже пять дней, как ушел в поход, а последний вообразите уехал в самый день нашего приезда, представьте мое горе.- Мы вчера приехали к Демуту, не буду вам описывать как мы живем, только скажу, что очень тесно, тотчас старались дать знать братьям, которые долго заставили себя ждать. Мы велели себе дать знать, как скоро они придут и тот час, как сказали, то мы обе спрятались, Николенька один влетел, вы можете себе представить, какое было свидание, и первое слово было, а где сестры, ему Маменька сказала, что мы не приехали, но когда возобновились поцелуи то взошла Настенька и потом я, он очень был рад. …
Сегодня целый день мы провели у Аделунга, где были все наши самые близкие родные.- Однако пора мне кончить. Барышень тысячу раз поцелуй, братьев обнимаю, Наташу, также Адольф Я(ковле)вичу мой поклон. Ваша любящая племянница
Анна Р.

Анюточка так много наболтала, что негде и написать к вам любезная тетенька, скажу вам только, что мы были прекрасно приняты всеми родными и все мне очень понравились, они много расспрашивали про вас; свидание с братьями вы легко можете себе представить, жаль, очень жаль, что мы не застали Фрица и Александра. Мы сей час от Аделунгов и Маменька там была. Уже очень поздно и нет бумаги то к сожалению моему кончить. Братья ваши ручки целуют. Наташу душевно целую, некогда к тебе писать. Барышень целую. М.И. кланеюсь. А.Я.,братьев обнимаю. Прощайте, будьте здоровы.
Вас любящая племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Триниюс по каким то причинам не был у Аделунга, следственно мы его не видали. Обнимаю всех душевно.
М. Ралль.-
№246 Петербург 14 генваря 1831

Вот ровно сегодня неделя, что мы, Милой Друг Елизавета Федоровна, здесь; но ни шагу вперед, все еще живем у Деймута; квартиры чрезмерно трудно найти, вчерась смотрел Федор Федорович близ Семеновского полку домик одного полковника Яковлева, которой сам уезжает, отдает на четыре месяца по 250 в месяц, все деньги вперед, с дровами, мебелью прекрасной, даже и разные нужные вещи для хозяйства, мы решились нанять, но он прежде недели не может очистить, что нам сильной убыток, но нечего делать; исходили весь Петербург, дешевле, выгоднее оной не могли найти. И так решительно, что я остаюсь здесь 4 месяца, ибо Доктор Триниюс был у меня и Герман, оба еще не взялись за мое бренное тело, но взяли рассмотреть историю моей болезни, свои замечания делать и сегодня в три часа, решится моя участь, приедет Герман и скажет ли он мне помогать аллопатически, Триниюс просил, чтоб я решилась на два месяца пробы, если будет облегчение, то еще дать время, буде нету то бросить лечение, и он давал мне надежду к облегчению; но Герман осторожнее, ничего решительно не сказал, так как он женится на девице Триниюса, а сей последний не отказывается, то кажется, что и Герман будет лечить, вот все, что до сей поры могу сказать, вечером сегодня припишу, что решено.- Здоровье же мое очень нехорошо, ни одной ночи не сплю, жар сильнее нежели был, кашель рвотою продолжается, только сильнее я стала, это правда, и вижу как для моей болезни нужно движенье, ты помнишь, что я совсем ходить не могла, а теперь я с помощью Абрамки на лестницы всхожу и доктор говорит, что мне воздух нужен и так я маленько была в санях, там обедала; но вижу, что в санях для меня большой риск, ибо вот два дни, что боль сильная в левой руке, вся распухла и движенье трудное.- Здесь приступу нету к лошадям, Архарова узнала от Сашеньки Шерера, что я здесь, ибо он с ее внуком Сологубом в Дерпте, прислала меня звать со всеми детьми после обеда, то должна была четвероместную карету нанять четверкою от 7 часов вечера до 10 заплатила 12 рублей, и так мы с Федором Федоровичем разочли, что выгоднее прислать к нам пару лошадей с Иваном кучером, которой и без того будет нужен детям, ибо они лошадей хотят купить, мы считали, что пара со всем будет стоить сто рублей в месяц, а нанять пару с санями 300 рублей менее не будет, а на извозчиках бездну проезжаем, да и назад надо везти кибитку, то и кстати по последнему пути.- Каких именно лошадей Ралль сам к Николаю напишет, а ты, Мой Друг Лиза, пришли сливочного масла, которым здесь объедаются, а здесь ни за что эдакого не найдешь, не худо и простого чухонского и круп обварных, прикажи послать самых лучших Катерине, но чтоб не было песку, да Шляпы все три Настенькины и мою … уложа хорошенько, к весне они нам пригодятся с маленькой поправкою. Я нахожу здесь чрезмерную во всем дороговизну, дети тебе опишут все, что они купили и сделали по милости твоей.- Теперь расскажу тебе про твоих родных; Федора Федоровна здорова молода и всегда чрезмерно Elegante, совсем не состарилась, Аделунг мало переменился, кроме седин. Живут прекрасно, бесподобная квартира, полна чаша всего, по воскресеньям гости обедают и чай пьют. Я со своими там обедала …, прекрасно, но не по моему желудку и от того я страдаю сильно, здесь дома берем из трактира довольно сносно 1р 70 к порция довольно для нас 6-х но ешь, что дают, очень порядочно.- Малинька имеет прехорошею квартиру на Васильевском острову, пресчастлива; муж бесподобной, дети трое прелестные, она с нами как родная настоящая, все возилась с моими об покупках, как бы дочь моя; живет хорошо и умно. У Шарлотты Федоровны я еще не была, сегодня звала чай пить, не знаю в силах ли буду ехать, она имеет 3600 рублей в год, живет без долгу и Машенька ее ничем не нуждается, часто бывает на балах и по моде одета; они тебя много, много благодарят за кисею и за прежние присылки, Сашенька еще здесь, на сих днях едет, от шали Машенька без ума.- Ралль у меня был два раза и обеих своих дочерей привозил, меньшая идет замуж, за какого то Архитектора, очень ласков, жена его больна, ее не видала, ибо сил нету к ним ехать.- Кюммель Андрей был у меня, а старшего не видала, Фед. Федорович у них был, все прожито, дом давно продан, меньшой на конторе, а старший хочет еще быть маклером, одним словом, он давно уже пропал совсем, и обманул, что никто не знает.-
Государь подарил, купя у Ралля его дом, жене и детям, ни продать, ни заложить не смеет, дача и фабрика бумажная заложена в казне на 37 лет и он ею управляет, стало дела его могут поправится и он имеет несколько чем жить; но подивись, что он сына Александра взял к себе управлять делами, и сказывал мне сам, что с некоторого времени перестал он пить, и он много надеется на него для поправки дел.
Фед. Федорович у Жерве видел Фока, жена его в Стрельне, звал его к нам и просил, чтоб и она приехала. Увидим, когда в силах буду, то я ее отыщу непременно.- Сей час Кюммель старший меня остановил писать, он много тобою интересовался, обещал привести мне сестру с зятем; со всеми Мой друг слажу.-
(фр-й текст)
Васенька, Саша и Костя Друзья Мои обнимаю вас душевно; учитесь Мои Друзья бога ради, не теряйте время, старайтесь доказать тем вашу к нам привязанность. Прощайте, обнимаю вас душевно.-

приписка от Федора Федоровича

Герман сего дня был и начал свое лечение, первой порошок я ей сей час дал принять. Великой Творец да благослови и помоги ей! Будьте здоровы и благополучны. Твой друг и брат
Федор R.-

Из молодых лошадей не присылать, а … старым, крепким, можно прислать «Дорогова» и балушевского «…» …
№247 С. Петербург 1831года генваря 20

Вот ровно две недели, что мы здесь, Милая Елизавета Федоровна, в третий раз я к тебе пишу, но от тебя ни единого слова еще не получала, что оному за причина, ты аккуратная, здоровы ли вы!- Давно бы могли мы иметь от вас известие, признаюсь, что меня это начинает сильно беспокоить.-
Что мне вам сказать про себя, наконец дом нанят на четыре месяца от 22-го месяца и мы завтра переедим. Жду не дождусь оного, ибо в двух комнатах такая теснота, что мочи нету, а особливо больному человеку. Адрес дома нашего: Близ Мясного ряду, на Болотной улице дом Яковлевой под № 302, это близко к Семеновскому полку и дети с нами будут жить, платим с мебелью, даже и с лампами и с хозяйскими вещами для кухни и мытья, с дровами 250 руб в месяц, все деньги за четыре месяца вперед заплачены, вчерась по милости доброй, неоцененной Мальиньки, которая настоящая родная, куплен хрусталь, фаянс и все, что нужно было на сто рублей, теперь осталось купить провизию нужную для жизни. Здесь все дороже Москвы это меня удивляет, хрусталь и фаянс, да на ассигнации выходит и очень дороже. Салоп твой покрыла дра де дамом шоколадного цвету и весь мех перебрала, теперь заново пойдет.
Герман совершенно взялся меня лечить, но надежды к исцелению даже к помощи не дает решительно, но вот его слова: « Фр-й текст». Дал мне порошок, а через три дни привез пять порошков по нумерам, один другого сильнее, все через три дни натощак один принять, руки мои требовал, чтоб закрыть, признаюсь, что это одно, что меня беспокоит, ибо я десять лет к оному привыкала; но закрыла в уповании на творца небесного; здоровье мое хуже, чем было последнее время в деревне, тем, что ни одной минуты ночи не сплю, бывало хотя к утру засну, а теперь кашель с рвотою, боль и … сильнейший в животе, в боках ни на минуту не оставляет, а на ногах я гораздо крепче, это странно. Езжу к Федоре Федоровне обедать и на целый день на извозчике, в санях, ибо доктор велел выезжать, а карету дорого нанимать, однако сегодня отобедала дома мою еду, ибо диета сильная, выспавшись, отправляюсь с детьми и Фед. Федоровичем к Раллю обедать в 5 часов. Его меньшая дочь идет замуж за Брюлова, придворной архитектор, академик художества. И так карету нанимаем сегодня и отправляемся.- Пожалуйста кланяйся от нас Кафтыреву и сообщи ему об моем здоровье, я знаю, что он настоящее во мне принимает участие, скажи ему, что я решилась пробовать с помощью божию.-

21 генваря среда утро.

Вчерась мы были у Ралля, представь, что обедают не ранее шестого половины, стало я отобедала дома в три, выспалась, и отправились потом, бедная жена так страдала м…ом, она удивительно слаба, стара и больна, так, что мы ее не видали, все дочери очень были милы, одна Шуберта больна, которую не видала, они с нами все прекрасно, сегодня еще мы сидели за кофием, как сам Ралль приехал проведать, как мы доехали, и что мое здоровье.- Сегодня мы перевозимся от того и обедаем у Федоры Федоровны, говорят, что квартира наша чрезвычайно далеко, но что делать ближе не нашли.- Каково, что почти три недели мы расстались а об вас еще ничего не знаем, меня молчание ваше начинает сильно беспокоить.-
Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя и детей и их благословляю, Варвару Александровну и Надежду Дмитровну дружески обнимаю, также и Наташу. Мой поклон г-ну Каулу. Все родные тебе кланяются. Мамзель Лидер очень тобою интересовалась и велела тебе кланяться.-
Письмо к Петру Ивановичу посылаю, ты, Мой Друг Ели. Федоровна, отправь, вложа 150 рублей ассигнациями, буде деньги наши есть, и тогда он к Николаю напишет, куда адресовал рыбу, то туда за нею послать и ты Мой Друг тогда велишь коротенько ее посолить.- Что Костина ножка, свалилось ли Дикое Мясо, желала бы иметь известие.- Прощайте, Христос с вами. Адольфу кланеюсь, возвратился Бухгейм?.-
Теперь карантины все сняты, проезд может быть легкой. Ралль очень хлопочет об бумаге, кажется, что выгоднее отсюдова получать.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-
№248 Петербург сего 1831года генваря 28 дня.

Наконец, Милой Друг Елизавета Федоровна, получила я от тебя известия, очень очень тебе благодарна за описание обо всех, меня молчание ваше начинало уже беспокоить. К Андрею, я и Ралль вчерась уже отвечали. Адреса его другого не знаю, как в Ставрополь, Кавказкой области 22-й пехотной дивизии 1-й бригады командиру.-
Неделю сегодня ровно, что мы переехали в нанятой дом, это правда, что очень далеко; но чрезмерно покойно, теплой, чистой, с прекраснейшей мебелью, с лампами, с фарфором, и всей деревянной посудою для кухни и прачек, с дровами, и все оное за 250 р. в месяц, если бы я знала, то бы и посуды не покупала, ибо хозяин, уехав в деревни, предоставил нам всем пользоваться; но я уже стекло и посуду купила на сто рублей; только за четыре месяца все деньги вперед тысячу рублей, это все равно уже, наняли мы пару лошадей с санями или в мой возок запрячь за 160 рублей, без лошадей невозможно, дороже извозчики, сочли, что редко менее 6 рублей выходит в день за всех нас, а я дома сижу, с тех пор имею квартиру, то рада отдать, ибо боли мои, кашель учетверился, да к тому вся левая рука распухла, боль сильная с плеча, и во всей половине тела и головы, такой сильный рюматизм, что я ни когда не чувствовала. Вовсе рукой вот уже две недели не владею, хорошо, что левая, а кабы правая, то и писать бы к тебе не могла. Герман доволен был последний раз, как был у меня, что действуют лекарства, чего он не ожидал, говорит, что действовал прежде на живот, это правда, что он убавился; но боли все те же, после завтра последний порошок принимаю, а там дает другие от болей, всякие три дни один порошок. Ночи все не сплю, от болей, жару и кашлю, а последние два дни беспрестанной рвоты и день и ночь; что будет со мною, предоставляю Великому Творцу и во всем положилась на него, Герман требовал, чтоб руки закрыла и на то решилась, одна совершенно зажила, другая еще нет, это одно, что страшно, ибо делать свет привыкла мокроты.- Вчерась у нас обедали и целый день провели сестрица Шарлота Федоровна с Машенькой и Пандер с женою, Мадам (Лехнер?) с дочерью. Что более Пандера знаю, то более его уважаю, бесподобной человек, пресчастливая Маленька. Федора Федоровна часто по вечерам бывает; но обедать говорит, что не может, Аделунг слишком занят, да и важен стал. Забыла мой друг тебе сказать, что доверенность для пенсии надо новую, то как ты хочешь в сентябре ли в будущем прислать, чтоб за весь год получить, или в мае за два срока, коль тебе угодно велел тебе сказать Федор Павлович. Это новое постановление по кабинету выдумал князь Волконский, чтоб всех затруднять.- Сыновья мои бедные всякой день на службе, теперь рождение великого князя, пошли к разводу, а оттуда в Караул оба до завтра двух часов по полудни, офицеров осталось мало, то ни одного дни не проходит без должности.- Здесь вся провизия для кухни гораздо дешевле чем у нас, то я старалась продать свои сыры, нашли их очень хороши и дают 15 р. ассигнациями за пуд, позови Артамона поговори с ним, что возьмут за провоз с пуда наши мужики, извозчики из Твери наймем сюда теперь возят 80 копеек с пуда, здесь овес не дороже 8 рублей четверть, а есть и 7-50, мне кажется, что выгодно нанять поставить сюда сыр, ибо все дороже вычитая провоз, чем в Москве, тогда Артамон должен с ними приехать, и рядить назад провизию везти, кажется более двух подвод не надо для сыров, впрчем с пуда сколько хотят … подвод, отвечай пожалуйста мне на оное аккуратно и поскорей, ибо в марте месяце можно будет поставить.- Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя душевно, надеюсь, что Костенькина нога совершенно выздоровела, или уже почти так, его, Васю, Сашу целую; прошу сего последнего складывать когда пишет, а то ошибок пропасть. Дай господь, чтоб аккуратнее уроки шли и им в пользу, здесь я своим взяла уже французского учителя, форте-пьяны рояль наняты, на днях будет учитель, ничего не хочу у них упустить пока жива, а теперь хлопочу как бы с кем взять танцмейстера.- Наташе, г-ну Каулу и Адольфу кланеюсь. Преданная душою сестра
М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст)

Сегодня ровно месяц любезная тетенька, как мы здесь, и еще только одно письмо получили от вас, ждем с нетерпением будущей почты, что же она принесет нам.- Мы теперь на новой квартире, живем очень далеко от всех в Болотной улице, где никто не ездит, кроме мужиков, только дом препокойный, братья с нами живут, и вообразите, что всякий день в должности и потому не можем гулять, это очень досадно.- Часто видимся с всеми родственниками, по воскресеньям бываем у Аделунгов, и иногда и в простые дни, прежде были чаще, когда жили ближе, а теперь, как далеко, по вечерам у нас играем в дураки, в молчанку и довольно весело проводим время. Сегодня может быть вечером будем у Шереров, у них по средам собираются родные.-
Маменька наняла нам рояль, тон прекрасный, стоит в зале и мы навыкаем играть в две руки, ибо мы немало отвыкли после того что месяц не играли.- Мосье Малин будущий мой учитель, приедет завтра мне дать первый урок. Что делает Костина ножка, надеюсь, что это письмо найдет ее совершенно вылеченной. Аннушка неотступно просит меня письменно целовать ручки.- Сей час приехал Аделунг и привез известие от вас любезная тетенька, вы легко можете себе представить мою радость, я тысячу раз целовала ваши ручки. Прощайте любезная тетенька, целую всех троих моих братьев. Ваша любящая племянница
АНАСТАСИЯ.-

(фр-й текст)
№249 С. Петербург 1831года февраля 4 дня.

Я на твое последнее письмо, Милая Елизавета Федоровна, отвечала тот час по получении оного, скажу тебе, Милой Друг, что ничего нету нового или утешительного, в рассуждении моего здоровья, рука моя левая все болит, особенно в кисти, вся распухла, не владею и ничего делать не могу, что меня в сокрушение приводит, я сидела дома ровно две недели ни вон из двора, думала, что теплотою пройдет. Нет! Говорят, что это рюматизм; но я боюсь не бросились ли мокроты от рук, которые совершенно зажили. Кашель мой так силен, как только возможно, с рвотою ежедневно, а иной день беспрестанно по вечерам, к тому же с тех пор как здесь почти беспрестанной ЛА ЛА ЛА, боли в животе пресильные, стала по утрам ужасная слабость, однако теперь иные ночи я хотя мало но начинаю спать. Герман доволен, говоря, что лекарства действуют, для него самое опасное было мое брюхо и первые порошки для оного дал, и брюхо очень убавилось. Те порошки пять, я принимала через 3 дня, а вчерась новые для болей, через день, что будет увидим, он получил надежду меня лечить, это уже много, сам мне признался коли бы ни Триниюс меня бы не взял.-
Третий день, что я начала выезжать в возке, ибо мы пару лошадей наняли за 160 рублей в месяц. Невозможно никак без экипажа. Обедала в воскресенье у Федоры Федоровны и заезжала с Настенькой к Архаровой, а там была в ванной, на другой день сидела дома целой день, и сестра Федора Федоровна была у меня с Николенькою, а Федор Федорович с Аделунгом были на званном обеде у секретаря Государынина Шамбо. Ралль после был у Пандера вечер. Вчерась утром Фед. Федорович ездил, но воротился с сильным насморком, с кашлем и с жаром, и теперь лежит. Это в воздухе, и Шарлота Федоровна также и Коленька Аделунг, и Ралль старик, у которого я вчерась вечером была с Настенькою. Много они все тебе кланяются и умеют тебя ценить. Бедный Ралль ничего дочери не может дать, даже на приданное. Жена его имеет маленькую дачу в Екатерингофе, которая ей дает 3000 рублей доходу, то она заняла денег, и будет после из оных доходов выплачивать. Жених ничего не хочет, удивительную имеет репутацию и любим Государем, рисует прелестно, показывал картину своего сочинения, где наследник со всеми кадетами нарисован по приказанию Государя, бесподобная кисть.-
Мои Мамзели никакого удовольствия не имеют, кроме родных видеть, да когда день хорош, и братья не в службе, то гулять ходят на Невском проспекте, в театре еще не были, не с кем, а сама я не в состоянии.-
Молодцы мои беспрестанно в должности, ежедневно, ибо мало офицеров, и сегодня в карауле, а по вечерам по большей части на балах.- Вышел указ об новом рекрутском наборе с пяти сот трех, Бог знает кого отдавать, ты наверно слышала Царской Манифест об войне, горестно подумать, что поляки делают. Господь да помоги оружию нашему.- Николай спрашивал в письме своем печь хлеб из муки с картофелем для барщинских, как на работу к нам приходят, на что Федор Федорович согласен, скажи пожалуйста ему. На прошедшей неделе я писала про сыры более 15 рублей не дают, что Артамошка думает выгодно ли сюда поставить, что за провоз возьмут.-

5 февраля.

Поздравляю с именинником, дай бог моему Сашке милости божьей; я письмо новое вчерась получила от 28 генваря, при оном Маменькино, она пишет, что посылает Гришино письмо, которое я должна ей назад воротить; но я оного не видала, либо она, либо ты забыла его в пакет положить.-
Благодарю много милых Варвару Александровну и Надежду Дмитриевну за их старание об детях моих, к ним к каждому особо напишу, а тебя Мой друг благодарю за все твои хозяйственные старания, и сбережение наших интересов, пуще всего воспитательный дом, я начинаю беспокоится, что Антон Осипович не скоро к вам приедет, ибо он еще денег прислал, которые тоже беречь для взносу в Совет, то мы придумали, Друг Милой, не лучше ли, если Антон Осипович не будет в течение сего месяца, чтоб ты Николая отправила в Москву, да с деньгами со всеми для взносу, и к Василию Алексеевичу, которой ему поможет переложить после взносу тверской заем на 37 лет.-
(фр-й текст)
Здоровье мое все очень худо, рвота, кашель ежедневное, особенно по ночам и рука левая не действует и потому ничего не работаю.- Прощайте все и вся обнимаю, целую. Христос над вами.
Друг ваш М. РАЛЛЬ.-

Поздравляю тебя Сашенька, сегодня 5 февраля, твое рождение, сегодня тебе десять лет, большой мальчик, очень жалею, что не могу тебя поцеловать и поздравить лично, я представляю, как ты сегодня счастлив, особливо тому, что теперь ты можешь больше учиться, я слышала, что Надежда Дмитриевна тебя учит по русски и она тобой довольна, что мне было очень приятно, ты верно сделаешь большие успехи к нашему приезду. Прощай, поцелуй Васеньку и Костеньку от меня, твоя сестра АНЮТОЧКА.

№250 Петербург сего 11 февраля 1831 года

Крестьянин наш ромашковской наконец, получа расчет, идет в деревню я с ним к вам пишу, Милой Друг, Елизавета Федоровна, хотя по почте завтра письмо отправляется, для того, чтоб ты всегда имела от нас известия, об здоровье моем нечего говорить обширно, по почте писала, а прошу тебя, тюль, который я посылаю отдать Наталье Федоровне, и, когда Девки кончат, то начать вуаль, тут два аршина двух аршинного по 6 ½ рубли очень дешево, прошу Варвару Александровну выбрать узор у меня в узорах есть, прекрасный, именно который у Мухановой молодой вуаль от угла венки все ветки а круга уже не надобно, мне бы хотелось чтоб Анюточка имела к весне, здесь без вуаля не ступишь, в прочем полагаюсь на вас и другой узор лишь бы поскорее, прошу Девок поторопиться очень, очень меня утешили, коли бы к ее рождению прислали. Дни ныне длинные, кажется, что это возможно, в прочем хотя и после несколько.-
У детей больших чулок много, им не так нужно, а прошу тебя приказать мне вязать, у меня большая бедность, как была у Варвары Александровны.
Прощайте, спешу ужасно, Мужик давно ждет.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-
№251 С. Петербург сего 11 февраля 1831 года.

Два твоих письма, одно с Иваном кучером, который приехал 7 числа то есть в субботу вечером, а другое в самый день именин Ралля по почте получила письмо об Костенькиной ножке, которая признаюсь немало меня беспокоить; но боялась об оном к тебе писать, я очень рада, что Нандель видел, попробуй это молочное средство, только сомневаюсь, чтоб был прок. Это для меня удивительно, слава богу, что не больно ему и он весел.- Ванюшка лошадей и все привез в целости, за шляпы, за укладку полная моя и всех нас благодарность Наталье Федоровне, самая первейшая торговка мод, не умела бы лучше уложить, только куда я их дену на возвратном пути, ибо еще две есть зимние у дочерей, сама не понимаю.-
В воскресенье день именин Фед. Федоровича у нас обедали все сестры, Аделунг отец и сын, Пандер с женою, Козен, (…), Писарев и семеновской офицер, которого я не знаю, Пандеров брат, играли в карты. Дом очень маленький, то чрезвычайно было тесно, я с того дни вечера еще хуже себя стала чувствовать, кашель и рвота так усилились, что весь вечер, до четырех часов утра рвала, на другой день целый пролежала, все кашляла и рвала, сегодня по лучше, ибо ночь лучше провела, только два раза ночью рвала, а вечером разов пять, это слава богу, боли чрезвычайные в животе, желудке, обеих боках, рука моя все одинаково, не владею. И так представь, что мои полотнища лежат, боюсь, чтоб на весь приезд не остались, кисть вся распухла. Не бойся, Милая Лиза, я попробовала ездить в санях по нужде, ибо дорого карету нанимать доехать до сестер и по совету Триниюса, но думаю, что рука моя и вся левая сторона страждет от этого; теперь, с тех пор как дом имею, то две недели не выезжала, пока не наняла лошадей и выезжаю только в возке очень помаленьку, главное к сестрам, и отыскиваю своих знакомых, которых много нашла; но по вечерам не в силах выезжать. Стало бедной Настеньке до селе никакого удовольствия не было; у Анюты два раза в неделю француз учитель Матье 9 рублей за полтора часа, М… Маер, славная музыкантша два раза в неделю для музыки, за два часа 10 рублей обеим, теперь ищу с кем бы взять танцмейстера первого, здесь модной французский кадриль a’la Zontag, чтоб их выучил, дома у меня две пары надо еще две пары, дам нету, постараюсь отыскать, то ввосьмером будет дешевле; вот тебе полный отчет.- Герман на днях женится на Триниюс дочери, доволен тем, что брюхо мое убавилось, и что действуют лекарства, говорит, что надежду получил меня облегчить.-
Я сегодня же писала как к тебе ровно и к Николаю с нашим ромашковским Мужиком. Послала письмо от сестры Шарлоты Федоровны и к Кафтыреву, а теперь для того по почте пишу, что она скорее его приедет, чтоб ты не была без наших известий.- Детей душевно обнимаю, Варваре Александровне, Надежде Дмитриевне, Наталье Федоровне, М. Ивано. Всем кланеюсь.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

Я вчерась с Мужиком отправила к тебе письмо от Шарлоты Федоровны и тюль для шитья девкам.- Прощай, боюсь опоздать на почте, все родные тебя обнимают и большая часть в гриппе.-

 
№252 ( С. Петербург) 24 февраля 1831 года.

Я в отчаяние прихожу с сырами, Милой Друг Елизавета Федоровна, представь себе, продав 15 р. прежде нежели привезли их, купец прижал и стал снова торговаться, давать 13 р. потом 14 р., нечего стала искать другому продать, обещал продать Пандеров брат, который здесь негоциант, его также день за день обманывали, до сей поры мужик с лошадьми и с Артамоном здесь и сыры не проданы, на конец старой покупщик дает 15 р. за ним посылают, придя через два дни, он опять сбавляет цены, и так я в такой беде, что не знаю, что делать. Посылала к другим купцам ни кому не надо, ибо теперь великой пост подходит, послала еще теперь на Васильевский остров, а если там не купят, то отдать этому злодею, которой прижимает, век более сюда не ставлю, а главное мне лошади почти неделю стоят, вот каковы торга в России, и каковы русские купцы. Главное, чтоб к вам провизию купить и с ними теперь доставить, не знаю, что Бог даст.-
Здоровье мое все одинаково, рвота сильная с кашлем, ночи почти все не сплю от оного и поносу, боли те же, так что я опять более 10 ден не выезжала, наконец два дни были без рвоты.
Была у меня Молодая Семичева, семеновского офицера жена, они пребогатые, дают всякое воскресенье вечера и звала на бал, и так я послала за великой княгини парикмахером, ее причесали, все из своих волос, очень хорошо, платье на ней было из грибалин материи, что я ей в именины подарила, вышло с тюлевыми рукавами, в 10 часов мы поехали в 12 я воротилась назад а Федор Федорович с нею остались, ныне мода под клавикорды танцевать, нанимают музыканта, который целый вечер играл чтоб с музыкой на бал было не похоже, было 18 пар, очень (аналировано). Это было третьего дня а вчерась я опять целый день пролежала и всю ночь не спала от кашлю и рвоты. Первый день, что я вижу солнце в Петербурге и от того еду с Пушкиной к княгине Трубецкой у которой еще не была, а мои мамзели вчерась с Федорой Федоровной были в театре. Масленица началась всякой день будут гулять, сколько возможно, чтоб имели удовольствия, а я дома, признаюсь, что очень скучно, тем более, что работать не могу, кисть вся распухла и не владею; … все … возьмет.- Я от мамзель Кастюс получила письмо у ней старший брат в Париже умер, она бедная в отчаянии.-

25 февраля.

Наконец продались сыры, с Артамоном буду более писать, теперь некогда. Прощайте, всех обнимаю, все вам кланяются.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

 
Воспользуюсь сим случаем любезная тетенька, чтоб рассказать вам как мы провели 8-е, день именин папеньки. У нас обедали все родные, из посторонних был Козен, папенькин приятель, Тинольд, семеновской офицер, Писарев и молодой Пандер, обедали и потом играли в карты.-
13 сего месяца был был вечер у тетеньки Аделунг, очень было весело. Тетенька дала сей вечер для нас, я очень много танцевала. Было 9 пар. Мы уехали в первом часу. Вчерась были в немецком Театре, тетенька Аделунг брала ложу, а нынче воскресенье мы званы на бал к Семичеву, один семеновский офицер, женатой очень богат, но все жду парикмахера вот уже осьмой час а он не идет, маменька непременно желает, чтоб для первого разу меня причесали. Здоровье ее все очень худо, но по крайней мере Герман обнадежил нас, что ее болезнь не опасна, и что отвечает облегчить ее, дай Бог, чтобы это было так.- Завтра маменька берет ложу в русской театр мы идем с тетенькой, с которой мы очень часто говорим про вас, это наш единственной разговор. Мы довольно приятно проводим время, все бы хорошо если б только здоровье маменькино поправилось. Прощайте любезная тетенька целую ваши ручки, что как Костенькина ножка, барышням кланеюсь, М. Каул и А.Я. кланяюсь. Братьев обнимаю. Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Я не хочу пропустить сей оказии чтоб не сказать вам несколько слов любезная тетенька, хотя Настенька вам уже все сказала и тем отняла у меня удовольствие дольше побеседовать с вами; я вам только скажу, что мы довольно приятно проводим время, тетенька Аделунг доставляет нам много удовольствия.- Сегодня Настенька едет с маменькой и папенькой к Семичеву на бал где говорят бывает очень весело всякое воскресенье вечер они недавно с нами познакомились. Завтра предстоит нам новое веселье, маменька берет ложу в Русском театре. Мы на днях получили письмо от М-ли Кастюс в котором она описывает смерть своего старшего брата того, что она имеет портрет, очень огорчена, но мы ей еще на оное не отвечали.- Прощайте любезная тетенька. Кланяюсь всем нашим, целую братьев.
Ваша племянница АНЮТОЧКА.-

Любезная тетенька.

Мне завидно видеть сестер в письменной беседе с вами, вы мне простите если я осмелился также, напомнить себя в вашей памяти и показать, что ни когда не могу забыть ваши ласки к нам с братом, ваше расположение к нашему семейству.- Желал бы выразить чувства признательности внушенные вами с детства; но слабое перо изменяет мне, поверьте любезная тетенька сколь сильно мы чувствуем потерю не видеть страждущую нашу благодетельницу между нами.-
Простите если я смею так называть вас, виноват ли я в том, что мы привыкли видеть в вас вторую мать и член неразрывной семейства нашего …- Все здешние родственники ваши единогласно почитали бы величайшим счастьем еще раз обнять драгоценную сестру их.- Ах! Как все сетуют, что для вас здешний свет остыл и прелестей вы себе не имеете; как одно родство и дружба и потому еще сильно они желают разделить с вами хоть несколько часов; но им и то не определено судьбой. То они довольствуются мысленно видеть вас между нами осыпают вас нежнейшими ласками, так и мы с братом желая вам твердости духа переносить ваше несчастье, которое до селе Всевышний так сильно хранил.
Целую ваши ручки, обнимаю братьев. Барышням и Наташе кланяюсь.
Вас любящий племянник
СЕРГЕЙ.-

25 февраля.

Я к тебе, Милая Елизавета Федоровна, писала вчерась и сегодня по почте, а теперь пишу с Артамоном, наконец сыры продали по 14 р. пуд, дожидаюсь провизию, за которой поехали и Федор Федорович за вином, и надеюсь уложив все отправить непременно завтра рано, коли сегодня не успею. Эдакой каналья купец, целые 8 ден продержал лошадей, что будет послано, всему регистр напишу к Николаю, которой тебе покажет, что все привезено.-
Комиссию твою в рассуждении фасону капота Костеньки, для меня было чрезмерно затруднительно, никуда не езжу, да и не знаю здесь никого, у кого бы дети мальчики были, сестры твои также не имеют таких знакомых. Малинька взялась говоря, что у Мадам Шмит она видала, прекрасно мальчика одетого по польски, и что будто и маленький великий князь Константин Николаевич иногда так одет, в прочем здесь детей разно водят, на которых просто русские армяки, который у нашего был, или кафтан (оборами), на других обыкновенные с воротниками шинели, на иных гусарские платья, казацкие, и польские, это мне все сказали, у кого я ни спрашивала, сшила нарочно куклу как Малинька говорила, она все мне и достала и выкройку с оного также достала у Мадам Шмит, которую посылаю, желаю, чтоб тебе оное было приятно. Сшей, что хочешь и как хочешь, эдакой шьют из Дра де даму, а шаровары белые.- Посылаю Васеньке подтяжки, и Саше то же, благодарю их, что ведут себя хорошо и учатся. Косте, ему куклу, и игрушек, как ему так и Саше.- Всем им троим лакомство, кушайте на здоровье.-
Мое здоровье одинаково дурно, все то же, ничего нового нету и утешительного. Рука моя не повинуется и не действует в кисти, вся распухла, ничего не могу делать, сижу по большей части одна дома, одна отрада лежу и читаю, сума схожу что работать не могу ничего, стало приятности для меня никакой нету, даже у Аделунгов не была с 19 числа, ибо они два дни ездили с сестрой в театр, а по вечерам рвота у меня беспрестанная; удивительно, что с воскресенья один день, что не рвала была от 10 часов по 12 на бале с Настенькой, а потом она с отцом осталась, только за то два дни пролежала от усталости, кашлю, и рвоты, теперь Масленица, с завтрашнего дни начинаются гулянья в санях кругом гор, дети с сестрою будут ездить, и еще Пушкина, сочинителя мать, давнишняя моя приятельница, а я буду дома, ибо нигде решительно не обедаю никогда, ибо рвота сильно усилилась, то вечно дома. После завтра последний день извозчичьим лошадям, останется одна наша пара, то еще сильнее дома буду сидеть, ибо тяжел мой возок, для нашей пары, а нанимать нету сил; мы надеялись, что Алексей шорник, которой охотно выкупится за две тысячи рублей, но теперь и это рушилось не достал он денег, бог знает будет ли это к Святой, сейчас с нами не было много денег и мы очень умеренно живем, а все таки много прожили, ибо впереди учителям и доктора платить. Хотя я все запасла, что нужно для дому на житье, до отъезду моего, даже и для лошадей корм. Жизнь здесь была бы сходна, коли не экипаж, без которого никак нельзя существовать, да и наряды для дочерей необходимые, хотя они, и мало выезжают, роскошь так сильна и так скоро моды переменяются, что ужас, особенно девушек волосы на голове уборы, всякие две недели новые выдумки, Настенька купила букли и косу модную 55 р., представь, что (…), великой княгини парикмахер чесал ее на бал, все переделал, ибо та мода уже прошла, 10 заплатила причесать, все ее волосы и … ее по своему.- Вот тебе все новости до нас касающиеся. Сестру Шарлоту Федоровну давно не видала, если смогу сегодня после обеда то к ней поеду, ибо среда ее день, она удивительно как Машеньку наряжает. Все тебе кланяются. Федору Федоровну чаще вижу; она ближе и чаще у меня бывает, а Коленька всякой день. Прощай, Милой Друг, обнимаю тебя душевно, приведи меня Господь опять пожить вместе в Первитине, Герман надеится меня облегчить, обнимаю детей, и добрых моих наставниц, Наташу также.- Г-ну Каулу мой поклон также дорогому Адольфу.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

Николенька и Сережа опять в карауле всегда по средам.-

 
№253 Петербург сего 4 марта.( ошиб. дат.февралем).

Письмо твое от 29 февраля получила вчерась, Милая Ели. Федоровна, также отчет балушевский и письма старые Петра Ивановича, он прямо по почте пишет, что рыбу купил, и 1 марта должна быть в Москве, что он с тою же почтою писал к Николаю Павлову и адрес того мещанина, к кому послана рыба Челюшкиной печатью, надеюсь, что оное письмо вы уже получили и что Николай отправился в Москву, буде еще не получили, то посылаю на всякий случай адрес мещанина у кого рыба, пошли тот час ее принять в Москве.- Я полагала, что (biаis) уже дошит, и этой медленности не понимаю, я поехала были 4 букета кончены, кроме начатых всего в половине 8, да в другой столько, стало 16 во всем платье, и потом наверху гирляндочка, тогда были короткие дни, а теперь длинные, я здесь 8 недель, если они бы порядочно шили, чрезвычайно легко вышить одной в неделю букет, стало в 8 недель трем 24 можно вышить, а я поехала было уже 4 готовых, видно, что меня нету, и они Нат. Фед. не слушают, и так, я знать не хочу, чтоб к празднику был готов biais, вуаль, которой я согласна для скорости без букетов, одну гирлянду и насыпь, по всему, предоставляю Варваре Александровне сделать фестоны или нету, думаю лучше с фестонами.
Настенькин … здесь все восхищаются, пожалуйста объяви Девкам, чтоб они со мной и не шутили, и чтоб в начале Праздника я получила как вуаль, так и biais. Нат. Федоровну прошу, чтоб она их запирала, чтоб не бегали.- М. Ивановне истинная моя дружба, за то, что голую меня хочет обувать. Благодарю тебя Милая Лиза, что ты и обо мне печешься. Аннушка говорит, что в ящиках в зеркале, много моих старых чулок, то Н. Фед. прошу достать и отдать перешить Настасье, а можно еще фунт мне связать, ибо я сильно обеднела, ты знаешь, что я об себе мало думаю.- Мы от сюда писали к Г. Алекс. А вот письмо к Николаю, чтоб все было выполнено, думаю его уже нету, то прикажи А. Ос., коли приехал, или выборному. Я думаю, что подводы балушевские будут ждать нашего ответа.-
Здоровье мое все одинаково, кашель с рвотою по вечерам и ночам, также и понос, боли в животе в боках а особенно по ночам нестерпимые, часто до самого утра не сплю, последние три ночи только до 6 часов, Герман сказал Аделунгу, что у меня вода в желудке тронулась, и что он имеет большую надежду меня вылечить, говорит мне, что понос от очищения селезенки, в которой обструкции, что он удивляется силам моим, в эдаком беспрестанном страдании, от того он и большую надежду получил. Рвота не хорошо и он ее останавливал, но мало успел, желудок ничего не варит, и я питаюсь либо ухой из ершей, либо куриным супом да рябчиком, да чай с гренками, и то не проходит без рвоты, руки кисть левая вся распухла, не владею, боль во всей, теперь клеенку положила три дни, увидим.- До воскресенья Масленицы я всю неделю одна пролежала, а дети гуляли, но последний день были у Фед. Федоровны целый день. Теперь говею, в университете близко в доме церковь, и в 5 часов вечера заутреня. Наст. с отцом у Шар. Фед. а Анюта со мной дома. Удивляюсь свадьбам Дохторов, а Катеньку Шелихову … коли правда.- Поблагодарите Анну Алек., что ко мне приписала, очень трудно мне одной рукой писать, не могу отвечать.-
Обнимаю детей, думаю мной будут довольны, как Артамон приедет. В.А. и Н.Д. обнимаю, также и Наташу. Г-ну Каулу и Адольфу мой поклон.- Прощайте, устала до смерти от писания.

 
№254 (Петербург) (ошибочно Первитино) сего 11 марта 1831 года.

Я, Милая Елизавета Федоровна, ни одной почты не пропускаю, а потом и с оказиею пишу, на Масленице я по почте писала, а потом и с Артамоном; но это письмо пошло, как я после узнала, на тяжелой почте, потому, что Фед. Федорович послал, думая, что примут на легкой образцы разные с письмом к Бухгейму, вот думаю замедление получения моего письма, теперь же вы должны быть совершенно покойны, ибо Артамон уже давно доехал.- С чего ты взяла ждать Фед. Федоровича, когда ты знаешь, что он прежде самого последнего пути, никак не хотел ехать, ты же знаешь, что не скоро он расстанется, видя меня все в одинаковом положении; ибо здоровье мое все чрезмерно худо, нечего нового сказать, на прошедшей неделе я говела, ела скоромное, но слушала службу в университетской церкви, исповедовалась, у того известного священника, что приготовлял всех несчастных к Сибири, а так далее церкви нигде не была. В субботу Господь привел меня причаститься, и этот день у нас сестра Шарлота Федоровна с своими обедала, и вечер были гости; ночи для меня несносны, совсем не сплю, от жару, кашлю и иногда со рвотою и поносом, Герман дал от оного порошки, и вот третью ночь, хотя несколько сплю, менее жару и поносу; буде воля Создателя моего надо мною; но брюхо совершенно убавилось, а рюматизм во всей руке левой и особенно в кисти сильно продолжается и не владею кистью, и так пожалей, что ни какой работы не могу работать, тоска смертная, по большей же части все дома одна остаюсь, читаю, но по милости рвоты частой глаза мои сделались очень слабы.
Воскресенье все мои обедали у Федоры Федоровны, а вечером выспавши и я была. Там была большая компания, неизвестных для меня особ, но я рада была познакомится с Германовой, молодой женою, премилая, не хороша собою, но преумная и перевоспитанная.
Да, наконец доступила познакомится с Елизаветою Семеновною Гамс, которая меня обворожила своей милой приветливостью, мы все вместе сидели и говорили об тебе, она тебе цену знает и велела тебе кланяться; тут же была Мадам Шамбо, Государыни секретаря жена, я уже с ней несколько раз виделась, и она прекрасная женщина, чрезмерно меня полюбила, и требовала настоятельно, чтоб я со всеми своими приехала к ней во вторник вечер у ней концерт; так как я последние дни ночи лучше спала, то вчерась мы у них были с Настенькою, Ралль и Сережа, а у Николиньки сильно голова болела, а Аннюту я не разсудила так часто вывозить, оне же обе завтре едут в концерт, с Федорой Федоровной к Маеру, ибо сестра его их учит, и привезла два билета по пяти рублей, нельзя отказаться не взять.- У нас более экипажа опять нету, кроме своей пары в санях, а в возке более ездить нельзя, ибо сильно всю неделю тает, карету с лошадьми дорого нанять, а у наших лошадей нету каретных хомутов, и так с нетерпением ожидаем карету нашу четвероместную, про которую две недели уже Федор Федорович писал к Николаю, чтоб прислал наймом. Я тогда и воротится в оной могу домой. Я надеюсь, что вы оное письмо получили, и карету новую четвероместную отправили с сундуками и вещами, да не худо и масла сколько возможность есть прислать сливочного и чухонского, ибо здесь к оному приступу нету, да и сильный в оном обман.- Фед. Федорович также писал, чтоб денег тысячи полторы прислали, буде невозможно, то хотя тысячу, хотя мы чрезмерно умеренно живем, так, что ты не поверишь, менее 5 руб в день на стол, но экипаж, учители и разные другие вещи много денег берут, а здесь негде взять, доктору еще ничего не платили. Детские наряды не больших денег стоят, ибо дорогим модницам я не отдаю их платья шить, себе ничего не шила, а свои старые чепцы отдавала наколоть, и заплатила за каждый по два рубля за работу и прекрасно сделано. Стало во всем экономлю; но главное разорение экипаж, менее на вечер нельзя заплатить, карету парой, как 5 рублей, а как часто то и много выйдет.- Сережа с Николенькой опять в среду в карауле, они оба ручки твои целуют, Федор Федорович тебя обнимает и детей; я душевно обнимаю Вар. Алек., Над. Дмит., Нат. Фед. Мар. Ивановне, г-ну Каулу и Адольфу кланеюсь, так же Ан. Осиповичу, прошу его ничего не упустить в нуждах наших. Благодарю за полотна и полотенца, если только мои … он бы послал еще ткать полотна … бумажные.-
Что это ножка Костенькина, признаюсь, что беспокоит меня. Христос над ним, обнимаю их душевно всех трех.-
Прощайте все, мочи нету устала писать.-
Преданная душою сестра М. РАЛЛЬ.-

Забыла вам сказать Милая Лиза, что у Артамона теперь помнится мне три свиньи на корму, то если они жирны, то их убить к Святой неделе и посолить прикажи Аристарху, а на место оных, других три отдать Артамону в Мельницы на корм, преимущественно валухов, а свиньи не иначе как, чтоб прежде поросят откормили.- Желаю знать купили ли мне на племя, я приказывала пару поросят большой породы называемые Чутския; только прошу тебя Милая, приказать валушков всегда оставлять от поросят для убою.- Прощай.-

Хоть несколько слов спешу вам сказать любезная тетенька, здоровье маменькино все очень худо, сегодня едем с тетенькой Аделунг в концерт Майера, третьего дни я была с маменькой в концерте у Шамбо. Все здешнии слава Богу здоровы только Дяденька Аделунг страдает подагрой рук. Прощайте любезная тетенька, целую ваши ручки, братьев обнимаю, барышням и М.И. кланяюсь. Прощайте, любящая вас племянница АНАСТАСИЯ.-

 
№255 Петербург сего 18 марта 1831 года.

Не могу понять Милая Елизавета Федоровна от чего ты письма наши два по почте в один раз получила, и что вы все были в таком беспокойстве, я решительно всегда пишу по средам, иногда и успею в этот день и отдавать и чаще всего отправляю в четверг, ибо только принимают до двенадцати часов.- Я бы желала милая, чтоб пересмотрела всю провизию и сказала хороша ли она, ибо я не очень надеюсь, на этого купца, которой меня изморил сырами, а особенно кофий, которым здесь славно обманывают.-
Что касается до вина, одно белое можно будет разлить, а пробок молодого не через кого мне вам прислать, прежде я не догадалась.-
Федор Федорович еще здесь, со мною расстаться не может, и уверяет, что разные его обстоятельства удерживают, теперь уже на санях нельзя ехать, ибо у нас прекрасные дни, теплые, все растаяло, и на Невском камни, и ездят на колесах.- Стало кроме в дилижансе, он более воротится не может, а возок, когда вы пришлете карету, что надеюсь не замедлит, конечно наймом, то на возвратном пути, я оных лошадей найму довести возок, можно на телегу поставить; но неужели Выборной так глуп, что не предвидеть, полозков под карету не нужно, ибо по шоссе ее не дотащить, все теперь из дороги приезжают на колесах.-
Это письмо верно не застанет карету, но если бы паче чаяния еще не послали оную, то прошу тебя с оной прислать Фед. Федоровича холодную новую синею шинель, и несколько банок варенья, как то, клубники, ананасов и американской клубники, буде еще есть, я надеюсь, что кушаете не церемонитесь; но если карета уже отправилась, то найди какое средство Фед. Фед. шинель прислать, я не предвижу, чтоб он скоро вырвался от сюда.-
Мое здоровье все одинаково, нового ничего сказать, понос ужасной, особенно по ночам с сильною болью в животе и пояснице, желудок решительно ничего не варит, кушанья мое все куриная кашица, или ершовая уха, саго и рябчик, или кусок телятины, иногда размазня; кашель очень силен особенно по вечерам и ночам, эту неделю рвота была не так сильна, и по ночам были минуты, что спала; но слабость моя стала сильнее, почти по целым дням лежу, боль в руке в одинаковом положении.- Герман не страшится и говорит, что более и более надежды получает и что ни за что не остановит очищения, ибо оно для меня необходимо.-
Вы посадили Ольгу и Польку шить, чтоб они не наделали дыр и нечистоты, обе довольно неопрятны.- Ждем денег не с терпением, беда, коли не пришлете, последние проживаем.-

19 марта.

Вчерась остановила меня дописывать Гедеонова с сестрою, они при первой возможности отправляются в деревню к С. Алексеевичу. Видно, что они в большой нужде в деньгах, живут уединенно и без экипажа, он теперь сам здесь и его видим иногда.- Она мне сказывала, что будто Маша Пусторослева идет замуж скажи правда ли это и за кого? Говорят на верное, ибо Пущины, ее родня сказывали.- Благодарю детей за письма и твоего милого секретаря и детских учителей за прилежание русского языка.- Сыновья в карауле оба у тебя ручки целуют, также и мои мамзели, у которых учительница на фортепьянах, от того и не приписывают.
Ралль тебя и детей обнимает а другим кланяется.
Преданная душою сестра М. РАЛЛЬ.

Письма за 1830 год.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Весь массив писем 1830 года связан вновь с приездом Марии Дмитриевны с мужем и старшей дочерью для лечения в Москву. Дорогой они посещают Тверь, а из Москвы Федор Федорович вскоре едет далее в свое тамбовское имение, Балушево.
У писем Марии Дмитриевны в этот раз два адресата: Елизавета Федоровна в Первитино и муж в Балушево. Кроме них и приписок к ним от Анастасии, массив включает два письма к матери от обоих старших сыновей из Петербурга.

№ 232 Тверь сего 1 мая 1830 года

Милой Друг, Елизавета Федоровна, хочу тебя потешить, написать отсюдова, чтоб ты была покойна на мой счет. Третьего дня, я сильно всю дорогу кашляла, и беспрестанно меня рвало, ночевали мы в Николине городище, где я сильно ночь прострадала, но вчерась в 4 часа, я взяла НУЖНУЮ ВЕЩЬ, которая действовала очень хорошо, и тем меня освободила; приехали мы сюда в 4 часа, отобедали, отдохнули, Ралль пошел к Хилкову, рядом которого мы остановились; она тот час хотела ко мне идти, но Ралль ее остановил, ибо у ней были гости, пришел за нами. Мы принарядились и пошли, где нам несказанно были рады, где была одна из Кафтыревых, к которым также послали сказать, что приехали, вот 9 часов пришла домой, они звали сегодня обедать, для нас и Кафтыревых и Офенберга у которого Ралль по утру был. Ранехонько приехали Князь и Княгиня, после них Кафтыревы и Офенбург и сидели у нас до обеда, вместе с ними, мы отправились обедать. Я княгине по утру успела свою просьбу сказать; но ваканции нету, да и Государь хочет уничтожить адъютантов, и только, чтоб тогда имели генералы, когда дивизия в действии; после обеда все отправились и с Хилковыми к Кафтыревым чай пить, а молодые девушки, моя Настенька с отцом также поехали на гулянье в Воксал, а мы с Кафтыревыми, с Княгиней в вист играли.- Прощаясь она мне обещала одного, хорошенько похлопотать об моей просьбе; стало надежда не совсем исчезла.- Завтра чем свет отправляемся в Москву.- Устала, пора спать. Прощай, обнимаю тебя, всех моих ребятишек. Кланяемся г-ну Каулу.- Прощай. Христос с вами.-
М. РАЛЛЬ.-

Мы через час выезжаем любезная Тетенька, нас здесь прекрасно приняли, мы вчерась целой день провели с Хилковой, у них обедали, с 4 часов были в воксале и потом чай пили у Кафтыревых.- Повидаться с теми, не очень весело но приятно.- Тетенька спешу укладывать. Целую Анюточку и маленьких братьев, м. Kaule кланяюсь.- (фр. Фраза) Как приеду все расскажу.- Целую ваши ручки.
Племянница АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

6 часов утра 2 мая.

Здешние купцы, именно Решетников, видя кисеи и платки на нашей фабрики, таковые желают покупать у нас; то Лизанька скажи Бухгейму, что он может сюда приехать и привезти с собою и холстинок, и легко можно здесь понемногу торговать.- Девочку отдать дорого очень просит … года 250 рублей и так попробую в Москве.
Прощай, Ралль тебя и детей обнимает.-
№233 (Москва) 6 мая 1830 года

Милой Друг Мой, Елизавета Федоровна, мы приехали преблагополучно в Москву 3-го мая то есть в воскресенье утром, княгини дома не было и письма моего с мужиком не получила, ибо Сережа все вещи к себе перевез, и письма к княгине для того не отослал, что боится кары.
И так она приехала от обедни, без памяти рада, и так всячески нас успокоила, признаюсь, что родная ни какая лучше бы оного не могла.-
Гасс вечером появился, и вчерась еще по утру дал мне пилюли и велел здесь остаться месяц, дабы мне порядочно полечиться; не знает сам надо ли ванные будет брать или нету; то я на днях стану поближе к оным искать маленькой домик и переедим тогда. Признаюсь тебе, что мне здесь так покойно, что жаль с нею расстаться, но совестно ее затруднять собою. Но дам себе прежде несколько окрепчать, ибо сильно слаба; кашель мой, как мне кажется, стал лучше, по крайней мере эти дни не рвало.-
Комиссии я твои выполнила все, что велела, тебе сама Варвара Александровна, с Надеждою Дмитриевною и с Настенькою покупали, только пять рублей лишнего издержали против твоих денег.- Посылаем бумагу Бухгейму и письмо от Федора Федоровича.- Посылаю провизию, которой реестр прилагаю, прикажи Николаю взять все в кладовую.- Мою шубу и Настенькину кацавейку так надо убрать от моли хорошенько. Я к тебе пишу вечером, а не знаю успею ли завтра купить нанку, коли успею то ты также получишь 100 аршин.-
Прикажи Друг Милой, Федору с Алексашкою шить людям панталоны и куртки, тем, что в деревне, начиная с садовника Ванюшки и другого мальчика в саду, Сеньке повару и другим верху людям, но буде не успею купить то через Мужика узнаете завтра.-
(несколько строк по фр. Каулу)
Прощайте Друзья мои, устала писать, мочи нету.- Христос с вами. Наталье Федоровне кланяюсь. Сестрицу ее еще не видела.
Душою преданная М. РАЛЛЬ.-

 

№234 9 мая Москва 1830 год.

Милой Друг Ели. Федоровна, я хотя к тебе с Мужиком и писала третьего дни, но желаю, чтоб ты все свежие известия об нас имела, хотя коротенькое письмо, но скажу тебе, что мы еще все у княгини Вяземской, ибо Гасс решил, чтоб я осталась на месяц, но не велел еще переезжать; и некуда, ибо кашель мой все так же силен как и был. Дает пилюлю три дни, не знаю что будет и Раллю также пилюли с декоктом; он дожидается починки брички, ибо колесо изломалось и скоро на днях отправляется. Гасс ему туда лекарствы дает, да и Воспитательной дом его еще держит.
Маменьку я один раз видела, она и все Корсаковы боялись кори, у княгининой дочери была четыре недели назад, теперь у Волковых: у Кости, Ареи, Наденьки высыпает. Стало я Соню раз видела, но выезжать сил нету. Маменька дом наняла, переехала для Любоньки, которой не было кори. Сережу с женою не видала; когда перееду на квартиру, тогда их увижу, мы почти наняли уже домик.- Грустно мне очень, что должна буду здесь долго пробыть; но не хочу, чтоб ничего на совести не осталось для здоровья.
Говорят, что на всю зиму Государь сюда будет.-
Прощай Милая, обнимаю тебя душевно, Анюту, Васю, Сашу и Коську, сохрани вас всех великой Творец.- Гну Каулу наш поклон, чтоб он не скучал.- Ралль всем кланяется.
Душевно преданная М. РАЛЛЬ.-

Хочу приписать хоть несколько слов любезная Тетенька, здоровье Маменькино кажется получше. Газ требует, чтоб она осталась на месяц, и так мы нанимаем дом. Целую ваши ручки. Анюточку и братьев обнимаю, Наташе и м. Каулу кланяюсь. П… я только раз видела. Прощайте. Любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
А.R. кланяюсь я видала его сестру, она оставляет Волковых и до места будет жить у Газа.
№ 235 Москва 15 мая 1830 года.

Благодарю тебя, милая Лиза, за твое письмо от 6 сего месяца, очень я рада, что я вас утешила своим письмом из Твери, теперь уже вы имеете и другие из Москвы. Мои Друзья, Анюта, я очень довольна твоим штилем, и не худо тебе привыкать корреспонденцию вести, это тебя научит рассуждать, и учит порядочно изъяснять свои мысли.-
Мое здоровье все одинаково, кажется, что с некоторых дней кашель реже; но рвоты нету почти совсем; Гасс мне дает, какие то пилюли, которые исподволь чистят, Папеньке так же и декокт, его руке лучше, он вчерась после обеда отправился в Шадск, снабжен пилюлями, прежде отъезду, нанял нам на Остоженке дом Безобразова, в приходе Воскресенья, туда вы адресуйте письма; ибо сегодня мы с Настенькою, после обеда переехали. Домик очень изрядной, за сто рублей ассигнациями в месяц, из ворот в вороты от Марии Ивановны, которую теперь будем видать. Ибо она, под предлогом, что пять недель назад была у княгиненой дочери корь, то она боится для Сережи, его сына, и Любоньки Волковой, у нас не была, кроме у крыльца, я на минуту ее видала у Катеньки Офросимовой, которая тоже уехала в Кавказ вчерась. Наташа так кори боится для своей дочери, что мужу не позволила даже повидаться со мною у Катеньки, так же уехала в деревню, Гриша у меня бывал, и тоже уехал, Сережу я и не видала, ни где и не была.- Маменька на пол года дом наняла, и всю мебель свою, всех людей вывезла из Сереженого дому, которой отдали внаймы, как говорят, за шесть тысяч Бороздину; но от них я ничего не слыхала, это мои люди мне сказывали, ибо у них лошади на дворе с людьми стояли.-
Княгиня Вяземская настоящий друг или родная сестра, да не токмо она; но и князь и весь ее дом, достаточно не могу их возблагодарить, как они меня покоили, лелеяли и сберегали, она даже сердилась, что что я на все время у них не осталась.- Настеньке взяла я учителя музыки, завтра пошлю за фортепьянами, чтоб время не пропадало.- Барышень мы видали один раз, посылали к ним; но дома их не застали; Маскле уезжает в чужие края, то они все с ними.- Волков сегодня отправился в Карлсбад. Царь на дорогу ему дал тысячу червонных.- Все вам сказала, что знала.- Озерова дочь богатую партию делает, 1700 душ, 250 тысяч денег, а после матери его достанется 1500 душ и миллионы денег, я его не видала; но у них была.- Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя душевно, когда то Господь меня возвратит к вам.- Анюту, Васю, Сашу, Коську обнимаю и благословляю. Христос с вами.- Благодарю гн. Каула за память; у нас все сильные холода, сегодня первой день, что по теплее.- Наташу обнимаю, сестра ее живет за Москвой рекой, у заставы стало мы ее не видали.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Любезная Тетенька!
Вчерась мы переехали в свой дом, то есть в нанятой на Остоженке в дом Безобразова, против бабушки. Вяземская насилу нас отпустила почти со слезами, такие были расставания, что вы себе не можете представить, она нас проводила до дому а дети плакали, уже поистине мы были то что у Христа за пазухой. Сегодня едим обедать к Ермолову, а сей час пришли от бабушки, у ней так хорошо, (фраза по фр.) – Прощайте любезная Тетенька, целую ваши ручки.-
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Любезная Наташа, я старалась твои комиссии исполнить, парик закажу на этих днях, постараюсь по дешевле, сестру твою я еще не видала, письмо давно ей доставлено, я очень желала бы ее видеть, я знаю от С.В. что она здоровы. Целую Анюточку, и братьев. М. Каулу кланеюсь также и А.Я. сестра его оставила Волковых и теперь живет у Гасса.-
(три строки по фр.)
№236 Москва 21 мая 1830 года.

Вот, Милой Друг, ровно неделя, как мы с тобою расстались, а сегодня неделя, что я переехала на свою квартиру; ты вероятно уже доехал третьего дня еще до Балушева, что то твои рюматизмы, дай Господь, чтоб ты от них избавился, и нашел все бы в деревне по твоему желанию и успел во всем, хозяйстве нашем. Тот день, что ты уехал, скоро после тебя приехал к тебе Герард, и очень сожалел, что тебя не застал.- Здоровье мое все одинаково, кажется будто бы кашлю есть облегчение, по крайней мере не рвет более. Гасс новые дал порошки и не думает еще об ванных, полагаюсь совершенно на святую десницу, верно он мне скорее поможет.-
С тех пор как я против Маменьки, то всякой день с нею вместе, она меня наградила мебелью в дом достаточно; но внизу спать было нельзя, стукотня такая, что точно по голове ездят, я с Настенькой в верх перешла там тише и покойнее.- У Маминьки третьего дня 18-го был вечер, танцевали, мы были, и Настенька осталась по позднее ужинать, Шеншина ее завезла.-
Кажется, что ОН серьезно привязался; но батюшка слышать не хочет, какой этому будит конец?- Бог знает!-
Я с тех пор как ты уехал Василия Алексеевича не видала, он у меня не был, не знаю, что как наши дела по Совету, ехать к нему мочи нету, далеко. Была у меня Базилевичева, я ей жаловалась, что он вчерась был; но меня не застал дома, ибо я по утру выезжала, а у меня Маменька обедала.- Боюсь, я признаюсь тебе, чтоб он не распоряжал по своему нашими деньгами, эдак и не узнаешь, как он деньги получит, коли сегодня его не увижу, то завтра пошлю к нему.-
Пожалуйста, Друг Мой Милой, прикажи, чтоб платков детских не более трех четвертей выткали по больше, по тоне, ни у кого у детей более нету платков,- И полотенец простых подножных; не худо коли готовы, чтобы ты с собою привез,- все что будит выткано, но чайных салфеток, более не выгодно ткать, с рук нейдут.-
Представь, что у Волковых, все в кори, и у Саши в другой раз пришла и пресильная, Гасс говорит, что редко, но бывает 2 раза, ибо у него прошлого году была, Соненька в отчаяние, муж уехал в Карльзбад, а ей в деревню хочется, и на болезнь детей очень сердита.- Гасс меня остановил, сей час был, велел тебе сказать, что находит меня лучше, но слабу, велел не прежде с постели вставать, как в одиннадцать часов.- Прощай Милой Мой Друг, обнимаю тебя душевно; поклонись от меня всем, всем. Марфе Алексеевне скажи, что нечего мне писать к ней, ты для нее живая грамота.- Люби всей душой любящую тебя твою МАШКУ.-

Целую ваши ручки любезный Папенька, здоровье Маменькино все в таком же положении хотя кашлю слава богу кажется лучше, надеюсь, что с помощью Гасса ей будет лучше, сегодня мы обедаем у С.А. а третьего дни был вечер у Бабушки, именины Тетенькины, танцевали я пробыла до 3 часов а Маменька в час уехала домой … привезла Шеншина.- Барышни препоручали мне вам кланяться. Прощайте любезный Папенька. Прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь ваша.
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
№ 237 Москва 22 мая 1830 года.

Благодарю тебя, Милой Друг Елизавета Федоровна, за твое письмо от 14 мая.- Представь, что только по получении твоего письма, узнала, что люди забыли отправить мыло и свечи, оставались они в погребе у княгини Вяземской и сюда перевезли, так дома 4 пуда тягости со мною оставили.- Я имела здесь два письма от детей они оба, слава богу, здоровы и все наши родственники также; сестрица Вильгельмина Федоровна от того не могла к нам заехать, что сын ее спешил, и она думала, что на два дни не стоило труда, делать крюк большой.- Я очень рада, что ты довольна покупками. Варвару Александровну мы часто видим, она придет пешком, и потом вместе к Маменьке или к Волковым, а там я ее завезу. Она хотела к тебе написать. Едут они скоро к Татищевой в деревню, жизнь их чрезвычайно дешева здесь так, что я удивляюсь. Помирила я ее с Рябининой вчерась у меня в доме; Маскле отправились в чужие края.-
Здоровье мое, Друг Милой все одинаково нехорошо, кашлю кажется лучше; живот мой все натянут, велик и боли сильные с слабостью. Гасс всякой день ездит. Порошки принимаю, но до сей поры плохо помогают, умираю боюсь, чтоб долго меня здесь не продержал, тоска на меня несносная, тем более сил ездить нету, а дома скука смертная, с Маменькой из ворот в вороты, ежеминутно видимся, как она дома. У ней НОВЫЕ ПРОЖЕКТЫ, от которых я стараюсь всячески отделаться; она дом наняла на пол года за 1000 рублей, и всю свою мебель и бронзы, фарфор перенесла в этот дом и людей своих. Сам Сережа свой дом отдал в наймы Бороздину за 6 тысяч, и его теперь чинят и поправляют.- У Волковых Костя, Арся, Наденька в кори, и Саша у которого была прошлого году, а нынче в другой раз пресильная высыпала, нет у Любаньки у Сережи и Машеньки, как для него так и для Любаньки к ним не ходят и их не видят, а я через день бываю, ибо она мне очень жалка. Мужа нету, он неделя как уехал в Карльзбад.
Я от детей сей час получила письмо, которое я к тебе посылаю.- Боборыкина Марья Дмитриевна желает иметь для компании барышню, кажется, что я Нат. Федоровну с ней слажу, завтра у них у меня свидание, скажите Евлапии Федоровне, сегодня в первый раз увидела сестриц ее, которые у меня обедают; муж М. Федоровны и теперь без места.- Скажите, что с удовольствием привезу для М. Каула ноты, если будет оказия то пришлю, печать его вырезана и у меня.- Ежели Бухгейм будет сюда, то пришлите с ним 8 или 9 кусков миткалю моего что белится в Городище, я здесь продам, да воротник мой, которой я себе сшила ехать к Семенову на свадьбу, Анюшка его забыла, а дорого новый шить, он у зеркала в ящиках, ключ в шкафе, чтоб Евлапия Федоровна достала и прислала, один у меня и есть с кружевом в несколько рядов.-
Прощайте, Анюточку обнимаю, ты мой друг письма свои давай поправлять Каулу, ошибки французские, это тебе будет в пользу.-
Настенька учится на фортепьянах у хорошего маэстро Ганахта, два раза в неделю, по 10 рублей за урок, и тебе бы душа моя не худо, но силы нету, подожди, репетируй, а твоя доля придет.- Васю, Коську, Сашу обнимаю. Маменька праздновала Костины именины и велела тебя Лиза поздравить.- Прощайте. Христос с вами. Наташу целую.-
Друг ваш М. РАЛЛЬ.-

Милой друг, Наташа, очень рада что, хотя несколько строчек к тебе могу приписать. Марья Дмитриевна позволила в своем письме. Слава богу, что ты теперь здорова а что не удалось здесь быть в том невеликая потеря Бог даст увидимся еще и все … Прощай милой друг будь здоровая, к тебе буду после писать. Марья Дмитриевна приказала сказать что с того дурно писала, что перо и чернила дурны.
Остаюсь сестра твоя Наталья Л.

Поздравляю вас любезная Тетенька с прошедшими Костенькиными именинами, мы его праздновали у бабушки.
Здоровье Маменькино все в таком же положении, на счет ванн Гасс ничего решительного не сказал; все говорит Me… ju(s)qu a`demuin, желала бы если бы он ей скорей помог и отпустил бы в деревню. Мы сей час получили письмо от братьев, мне кажется, что Николенька сума сошел воображает, что я в большом свете, от куда он взял, тем более зная, что Маменька поехала для своего здоровья и все ужасно страдает, то может ли мне быть весело, и куда я могу разъезжать, кроме бабушки, Волковых и Корсаковых некуда, нынче в первой раз маменька меня отпускает на гулянье с бабушкой. Уверяю вас, что с большим бы удовольствием вернулась в деревню!… Марья Федоровна сестра Наташина сидит здесь и просит засвидетельствовать свое почтение так же и На. Фе., которая сей час взошла. Целую Анюточку, В., С., К.- Прощайте любезная тетенька, целую ваши ручки.
Остаюсь любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Здравствуй Наташа и тебе бы написала, да право нечего.- Сестрицы твои здесь и велели тебя расцеловать. Маменька почти достала место Н.Ф. к Боборыкиной, дай бог чтоб это исполнилось, она нынче у нас ночует а завтра увидится с Боборыкиной. Прощай желаю тебе здоровья.
Когда я буду опять в Первитине?-
№238 С. Петербург мая 18го 1830го года.

Любезные родители!

Письмо ваше из Москвы, любезная Маменька мы имели удовольствие получить на прошедшей неделе. Вы не можете себе представить ощущаемые нами чувства при чтении письма вашего; какая разница между этим письмом и предшествующими в Первитине, вот что значит спокойствие духа. Конечно живя в Москве, имея возле себя … доктора каков Гасс и притом пользующегося всею вашей доверенностью – все это немало способствует скорейшему поправлению расстроенного вашего здоровья. Зная привязанность нашу к вам вы и то можете видеть радость нашу когда вы прибыли в Москву ибо живете у любимой вами Княгини – я с которою обязанностью почту познакомится покороче, и подружится с сыном ее чтобы доказать тем вполне мою любовь к вам. Но то, что он без отъездно живет в Царском селе, когда и приезжает сюда, то это бывает весьма редко, а я не знаю где он останавливается. … … соединит … даст мне случай узнать его короче! Теперь вы в Москве с старшею сестрою, очень рад, что она несколько повеселится и увидит свет, пора она уже в тех летах чтобы познать оный, … все пользою, она когда нибудь более или менее познает влияние оного на нас; а тем большую пользою Настеньке узнать достоинство большого света под эгидой ТАКОЙ НЕСРАВНЕННОЙ МАТЕРИ КАК ВЫ: ( Не забудьте, что это пишет сын ваш а не посторонний кто либо). Жаль бедную Анютку что вы не взяли с собою, ей уже скоро 14 лет; она судя по письму огромному своему, которое она писала нам из деревни весьма грустит.- Спешу утешить ее бедную; она осталась одна одинешенька, разлука тем более ей чувствительна что она видит старшую сестру свою в пылу большого света, пользующеюся всеми удовольствиями жизни столичной. Напрасно, если только смею сказать вам это, вы не взяли ее с собою, хотя она теряет это время в занятии, хотя это развлечение и несколько вредно для наук но по следствию по пользам …присутствия ее возле вас хорошим примером и притом то главнейшее, что нравственность ее в безопасности, теперь у вас Мамзели нет, а Каула ваш самый пустой человек. Впрочем предусмотрительность матери наверняка лучше глупых и … рассуждений сына по крайней мере я находил себя в праве и в обязанности открыть вам свою мысль.-
Недавно был у меня Кюммель Андрей он ждет с нетерпением ответа на письмо свое вам, которое он давно отправил и удивляется вашему молчанию; поспешите успокоить его на счет его дела, которое он имеет с папенькой и которого он мне не открыл.-
Прощайте любезнейшая Маменька … на мое марание, это было изливанье чувств любящего вас сына
Н. РАЛЛЬ.-
№239 Москва 26 мая 1830 года.

Милой Друг Мой, другое письмо пишу к тебе, надеюсь, что ты первое мое получил, а другое это также тебя еще застанет, на сей почте то есть сегодня получила я от Елизаветы Федоровны, от детей и от Николая письмо; ты обещал прислать им вензель на карету; но мне ничего не сказал, стало я не знаю герб ли или вензель, оставлю до твоего возвращения, думаю, что ты меня может еще здесь застанешь.- Дети все Слава богу здоровы, просят твоего благословения, Сестрица также здорова, пишет, что Каула, очень детьми занимается, и не скучает, как она боялась, сие меня очень радует; Николаево письмо я к тебе не посылаю, он пишет, что работы идут порядком, что начали русский овес сеять в Слободе, а в селе весь посеяли, ячмень в один день с Волосовским управителем, тот, что у него куплен. Мельницу засыпают; но тихо идет, много земляной работы. Я велю Николаю нанять поляков вырыть, что нужно, успешнее работы пойдут, плотники свjи заготовляют; карету двухместную красят, и каретник ее собирать начал, только он на его леность жалуется. Письмо еще от Кюммеля с такою же бумагою, не знаю, писал ли ты к нему ответ тогда из Москвы, помнится, что писал; боюсь к тебе письмо его отправить ну если ты уже выехал, то оставляю у себя до твоего приезда, другое письмо от Г. Алексеевича, но ты сам теперь на месте, все учредишь, что он тебя в оном спрашивает.-
Здоровье мое лучше тем, что кашель убавился и рвоты нету; но живот мой одинаков и боли, Гасс всякой день теперь начал ездить, дает те же пилюли, но к ним прибавил порошки, дожидается с нетерпением, чтоб ПРИШЛО, за срок две недели уже, ноги в воду ставила, но не помогло, коли бы облегчил мне боли несносные в животе, то право можно бы домой ехать, что дуром проживаться, в скуке, в тоске и далеко от своих, жаль, жаль мне своих деревенских ребятишек.- Настеньку отпустила сегодня с Маменькою на Пруды, на гулянье, мне же Гасс велит ложиться в 10 часов и лежать в постели до одиннадцати, что я исполняю.- Маменька все в надеждах, только ничего еще нету, отец уехал.- Скажу тебе, что я попробовала счастье для Николеньки, чтоб его поместить к Г. Паскевичу в адъютанты, Софья Алексеевна, Сережа, мне дали слово хлопотать, но советовали попросить Грибоедова, я и решилась сказать Ели.Федоровне Акинфьевой, она мне за брата своего ручалась, и велела на другой день мне приехать к нему, там она была, и он с таким чувством мне обещал, когда увидит Паскевича просить его неотступно, он теперь едет прямо в Петербург, а оттуда заедет к нам в деревню в сентябре.- А Софья Алексеевна говорит, что для меня он скорей сделает, будьте покойны, и так, Мой Друг, авось либо Николенькина карьера будет хороша, я к нему ничего не писала.-
Прощай, Друг Сердечной, всем от меня поклонись.- Любезным Княгине и сестрице ее, Марфе Алексеевне, и всем, кто меня вспомнит.-
Люби свою гнилую МАШКУ.-

Вот и другое письмо, которое мы вам посылаем любезный Папенька, а от вас еще ни слова, надеюсь однако, что на сей почте мы будем иметь известие от вас, ожидаю с нетерпением. Здоровье Маменькино все в таком же положении, Гасс бывает очень часто, все здешние здоровы, бабушка только и думает что о веселиях.- Вчерась я была на гулянье на Прудах, было пропасть.- Прощайте любезный Папенька, целую ваши ручки, и прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

 

№240 (С. Петербург 1830г.)

Любезные Родители!

Я чрезвычайно был доволен слышать, что Маменька чувствует себя лучше. Что делает Настенька, как проводите вы время в Москве? Я полагаю, что город не опустел; ибо много пользуются … минеральными водами. Здесь уже начинают уезжать на дачи, но из наших родственников никто не оставил Петербурга. Федора Федоровна переезжает на новую квартиру. Казна для Азиатского училища купила дом на Морской, где была прежде Дилижанская контора в самом центре города, а так как дяденька директор Восточного отделения; то они получают там прекрасную квартиру. Но в начале июня они переезжают по прежнему в Павловск где и свершат супружество Александрины. Да Тетенька уже теперь мыслит часто с горестью, что через короткое время она останется совершенно одна, и из большого семейства их остался лишь один Николенька. Федор Федорович, часто на службе и так как казарма их так далеко, то он не может жить у родителей своих. И так Папенька оставил Москву и он ничего не пишет.
Долго ли пробудет в Тамбове?-
Мы также получили письмо от Анюточки из деревни.
Да! Представляю себе, как ей должно быть скучно, и вместе грустно вас видеть в Москве.
У нас теперь начались вечные учения; лето на дворе так уже поминутные приготовления к Лагерю. В конце июня мы идем под Красное-село. Государя Императора ожидают к Петергофскому празднику. Торжество будет великолепное, приготовления большие.
Прощайте сейчас должен идти на стрелковое учение. Целую ваши ручки. Обнимаю сестру. Кланяюсь родственникам. Вас любящий сын
СЕРГЕЙ.-

№241 Москва (как много в этом звуке) 28мая 1830.

С чего начать, любезная Тетенька? Здоровье Маменьки все также, то по лучше то опять хуже. Гасс еще ничего решительного не сказал на счет ванн и как долго нас продержит. Желала бы очень чтоб он ее скорей облегчил и отпустил домой, поверьте, что это точная правда. Хоть Маменька старается мне сделать всякие роду удовольствия, но все охотно бы вернулась домой. Вчерась мы провели вечер у бабушки у которой был дамской бал …, они танцевали в саду а мы сидели в кружке ходили и говорили. Сегодня едем к Рябининым на дачу обедать и проведем целый день. Я думаю, что я вам уже писала, что я беру уроки музыки у (маэстро Ганах), сей час он только ушел. Вот все, что я могу сказать. Все здешнии слава богу здоровы. Целую ваши ручки. Прощайте же. Целую братьев. А. (…) кланеюсь.
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.

(фр-я приписка)

Здравствуй Наташа здорова ли ты, скажи мне хоть несколько слов, твоя сестра имеет место то есть Н.Ф. у Марьи Дмитриевны Боборыкиной, ей это место маменька достала. Прощай будь здорова.-

(фр-я приписка)

Я исполнила ваше поручение любезная Тетенька, то есть купила славного гроденаплю маменьке на платье, модного, оно стоит 72 … ей очень нравится. М-ль Кастюс сейчас взошла к нам в комнату, вообразите наше удивление и радость.-
29 мая.

Милой Друг Лизанька, сегодня день моего рожденья, помилуй, долго ли тебе меня наряжать; Настенька мне от тебя бесподобной подарила гро де напль, истинно мне совестно принимать, благодарю тебя, Душевной Друг Мой. Вчерась я от Ралля получила письмо из Балушева, которое к тебе посылаю, ты увидишь, что он скоро будет.- Не знаю от чего вы письма на почте не получили, ибо я ни одной почты не пропускала, может быть, что я послала в пятницу, то письмо попало на другую почту, теперь четверг, на верно в понедельник вы получите.
Анюточка, Друг Милой, твой салоп сшит и мастерской, не с кем доставить, а то бы я к тебе прислала.- Мое здоровье все еще очень не в порядке, кашлю то благодаря бога лучше, то есть реже и не так сильно, и рвоты нету, но брюхо мое все одинаково, боли все одинаковы, умираю боюсь, что он меня долго не отпустит, а на меня тоска, велит лежать до 11 часов, а в 10 часов вечера в постелю, почти через день ноги в воду; но все еще худо, пользы нету.- Мамзель Кастюс вчерась приехала и у меня сегодня ночевала, теперь к вам пишет; сегодня по утру у нас шоколад пьют Волковы и Маменька, я звать обедать не в состоянии, не где и не на чем, да и нету повара порядочного, ибо я наняла с улицы, кой какого, которого для нашей еды с Настенькою достаточно, куриной суп, размазня и котлеты.- Маменька не здорова сильным флюсом, мы там сегодня обедаем. Соненька не смотря на своих коревых больных, отправляется завтра в деревню.- Наталью Федоровну старшею сестру, бог меня привел поместить к М. Д. Боборыкиной, за 300 р. она ей полюбилась, и кажется ей будет очень хорошо, они завтра отправляются в деревню, в Каширу, сто верст от Москвы, думаю, что Ев. Федоровна на меня за это не рассердится, другая ее сестра Машенька здесь с мужем с четырьмя племянницами без места, она у меня обедала. Прощайте друзья мои, христос над вами, обнимаю всех моих ребятишек.-

№242 (Москва) 29 мая вечером (1830)

Сегодня после обеда Софья Ивановна приехала и прислала мне твое письмо милая Анюта и Натальи Федоровнино; от Г-на Каула письмо к Гагарину князю, которое я завтра отошлю к ним в дом, они на даче живут; получила платок, который будет во время отдан, к своему назначению.- Я попробую послать к Софьи Ивановне посылочку к вам если у ней место, чтоб к вам доставила, она приказывает сказать, что у ней едут.-
Сегодня по утру у меня шоколад пили, а обедали у Маменьки, где она и шампанским поила, Волковы все обедали и тот час после обеда отправились в деревню, не смотря на то, что Саша в кори, и Наденька, только что две недели еще, а Любушку взяли с собою, у которой не было, в разных экипажах думают, что дорогой не будет сообщения никакого.- Маменька очень не здорова была, ночью пиявки ставили, флюс, сильно опухал, теперь гораздо лучше.
Я в девять часов вечером ушла от нее, чтоб к тебе, Мой Друг Лиза, написать.-
Степанида Васильевна у меня сидит и вам всем кланяется.- Надежда Дмитривна также вам кланяется и Мамзель Кастюс, она решается к вам заехать, хотя на короткое время, а я ее уговариваю, чтоб прожила у нас месяц, а там бы поехала в Ригу к сестре, но боится одна дорогою ехать.-
Прощайте все Мои Друзья ребятишки, и ты Милой Друг Лиза. Г-ну Коулу мой поклон.-
Всей душою М.РАЛЛЬ.-

Не могу чтоб не сказать несколько слов вам любезная Тетенька, Мамзель Кастюс у нас пробыла целой день и только час как от нас уехала, она не долго здесь останется и едет в Ригу, а от туда в Париж, желает к вам заехать хоть на два дни, я нахожу, что она ни чего не переменилась, разве только не так весела как прежде.- Сегодня Маменькины именины, у нас утром 12 часов пили шоколад, обедали у бабушки и провели весь день, а после обеда проводили Волковых до заставы, они уехали в деревню. Прощайте тетенька, целую братьев также и Анюточку. Наташу благодарю за присылку и ее целую.-
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

2 июня.

Сию минуту взошел Бухгейм и отдал мне твое письмо, очень рада, что вы все здоровы.- Мамзель Кастюс здесь и сегодня едет в Первитино сию минуту, то я не имею время много к вам писать.- Мое здоровье все одинаково, кашель не много лучше; Федор Федорович третьего дня приехал, и г-н Гасс меня домой отпускает через недели полторы, снабжая лекарствами, стало быть, мы скоро будем вместе, так я счастлива, что меня домой отпускают, ибо я не вижу, чтоб мне здесь очень помогли, Бог и хорошее время мне мне поможет одинаково, как здесь, так и в деревне.- Я уговаривала, Милая Лиза, мамзель Кастюс, чтоб пробыла месяц у нас, и потом бы поехала в Ригу, но она боится одна ехать дорогою и не соглашается.- Она теперь едет только повидаться с вами, а сестра ее хочет пока ее ждать в Городище; то я предлагала ей, чтоб и сестра ее к вам бы приехала, то ты пошли им предложить Милой Друг Лиза, что же ей одной жить в Городище, добейся, Милой Друг, чтоб они у нас пробыли, а то бедная мамзель Кастюс будет на огне гореть.- Ралль тебя обнимает и детей, благодарю всех милых ребятишек за их письма, Костю, Сашу очень, очень обнимаю, благодарю.- Привезу все, что вы требуете, если бы возможность была, то теперь бы прислала музыку для г-на Каула; но сил нету ехать в город, да и Мамзель не ждет.- Вот ему письмо от князя Гагарина, он на даче, туда к нему посылала.- Прощайте друзья мои. Детей обнимаю всех. Христос над вами. Настенька всех, всех целует.-
М. РАЛЛЬ.-
№243 (Москва) 6 июня (1830)

Бухгейм отправляется, Милая Елизавета Федоровна, сегодня то я не хочу пропустить оказию вам об себе несколько строк сказать, а по почте я уже не писала и не ожидайте, ибо на нынешней неделе и через мамзель Кастюс имели известие; да и на будущей неделе в начале мы отправляемся, стало скоро Господь нас соединит вместе.- Сегодня Настенкино рождение, мы вместе с Пусторослевыми едем на дачу к Рябининым, молодым там приятнее. Маменька ездит все на дачи и на пикники за город; все сестры уехали.- Серёжина жена родила дочь Настасью.- Миткаль Бухгейм привез и я просила его здесь продать, он у меня не остановился, а на Тверской, что чрезвычайно далеко.- Посылаю я к нему теперь три пуда белил, пол пуда медянки и две кисти щетин, если он с собою возьмет, то вели, Мой Друг Лиза, прибрать Николаю до нашего приезду.- Мы об лошадях от того не пишем, чтоб присылать, ибо почти все равно, что нанять здесь для поклажи кибитку.
Мое здоровье лучше кашлем, в прочем все одинаково; что Бог даст, слава богу и то.- Все и всех комиссии выполню. Христос с вами Мои Друзья ребятишки все, всех вас обнимаю, слава богу, что скоро будем вместе.- Прощайте, мой поклон г-ну Каулу, и Адольфу.- Федор Федорович в совет, его руке лучше, Гасс давал лекарства.
Прощайте.
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Не имею слов, чтоб возблагодарить вас любезная Тетенька, за прекрасный подарок, я получила батистовой платок, он бесподобный и не можете себе представить как меня оное обрадовало, тем более ваша атенция. Целую ваши ручки, в ожидании сие сделать лично, потому что мы скоро оставляем Москву. Прощайте. Любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.

Целую Анюточку и братьев. Наташе и А. (Я). Кланеюсь.-
(фр-я приписка)

Кюммель Федор Федорович

Кюммель Федор Федорович, Фридрих-Вильгельм (1791 – 1835), купец 1-й гильдии, член Английского клуба, ведший дела в Петербурге и Ревеле, масон: ложи «Палестины» (до 1818 К) и «Петра к Истине» (3°), ПЧ и П ложи «Иордана» (1818, 2°) — 3.

Письма за осень 1828 и весь 1829 годы.

Этот раздел открывает письмо из Балушева, куда супруги Ралль приехали со старшей дочерью ради освящения не то церкви, не то одного из ее пределов.

Из письма узнаем о производстве в генералы Федора-егерского и о том, что через неделю семейство тронется в обратный путь.
Действительно, следующее письмо, месяц спустя уже из Первитина, откуда Федор Федорович отправился по срочному вызову в Петербург.
Весной Мария Дмитриевна отправляется с детьми Настей и Николаем в Москву показаться доктору Гаазу.

 
№221 Балушево сего 10 сентября 1828 год.

Очень тебя благодарю, Милой Друг Елизавета Федоровна, за твое письмо, которое мы получили на сей почте, понимаю, Душа Моя, радость твою об производстве брата Федора, да сохрани его великой Творец благополучно также как и детей наших. Здесь мы ничего не знаем, только Козловская мне сказывала, что получила известие из Петербурга, что Государь из Одессы отправился 23 августа и в Кюстенджи назначен сбор всей гвардии, куда их разместят, до сей поры по газетам не известно, чтоб была драка решительная. Ах! Друг Милой, Господь да охранит брата и детей.-
Благодарю много Анюту за писания ее, очень рада, что Мамзель, Наташа, она с Васенькою веселились у Ильинского, много обязана Татьяне Александровне, что покровительствовала им, и доброму Александру Александровичу, что их охранял.- Буду их лично благодарить, коли богу угодно, очень скоро, надеюсь что через неделю отправимся. Дожидаемся Антимисов из Тамбова, по несчастью Архиерей говорят ездил по епархии, то замедлилось несколько. Надеюсь однако, что в конце недели привезут, а мы здесь к освящению все приготовим.- Счастлива буду, ежели Господь благословит освятить.- Настенькин кашель все одинаков, не хуже, но и не лучше все одинаково.- Были мы в твои именины у Козловской, где множество было гостей, но мы тот час после обеда уехали ночевать к Волконским, которые бесподобные люди; но я несколько простудилась и от этого сижу дома. Вот все, что могу вам сказать. Марфа Алексеевна у нас тебе кланяется. Обнимаю душевно всех друзей ребятишек моих, будьте Мои Друзья здоровы Бога самого ради и умны. Христос над вами.- Наташа благодарю тебя за приписку, Марфа Алексеевна тебе кланяется, Ралль также, Лиза, тебя обнимает.
Душевно преданная М. РАЛЛЬ.-

(приписки по фр.)

 
№222 Первитино сего 7 ноября (1828)

Ты теперь, Друг Мой Милой, уже в Петербурге и знаешь за чем тебя вызывали, надеюсь, что и мне сообщишь, чего я очень ожидаю. На прошедшей почте получила я от детей два письма, которые к тебе посылаю, также письмо Вильгельмины Федоровны, в нем лежало Сережино одно, также от Андрея, которые тоже посылаю, ибо знаю, что оным и Сестрицам, сделаю удовольствие, верно они давно об нем ничего не знают, одно письмо от Федора Павловича которое тебе теперь не нужно.-
Рекруты выбраны 6 за штраф, а еще 14 очередных, как богу угодно, кажется, что по справедливости, по крайней мере у меня на совести ничего нету. Завтра их всех везут.-
Василий Алексеевич для Корнеевича ничего не сделал, они было нашли двух охотников, за 1200 рублей; но он не поверил деньги и так и теперь опять осталось все обещает только, пишу сегодня опять к нему дабы его умолить, удивляюсь, разве он мне не верит. Признаюсь, Друг Мой, мне иногда весь свет опостылеет, сколько эгоизму и какой сильный мобиль интерес.-
Дети все здоровы и Сестрица также они твои ручки целуют.- От Сони ответу еще не получила на наше предложение. Маменька в Москве живет у Волковых, обедала раз у Сережи, Гриша остановился в трактире, и потом уже переехал в дом, вот все, что я знаю про них никто не пишет.- Бога ради счет Мужиков сюда пришли, которые там деньги платили для рассчету нужно.-
Обними от меня Сестриц твоих. Напомни Шарлоте Федоровне, что хотела приехать к нам на зиму.- Прощай никаких комиссий не хочу дать, а на будущей почте.- Обнимаю, прижимаю тебя к своему сердцу. Твоя МАШКА.-

 
№223 (№3) Первитино сего 11 ноября 1828 года.

Пишу тебе, Друг Милой, в третий раз, теперь завтра ожидаю иметь от тебя известие, с нетерпением оного ожидаю, как ты? Что ты? И если какая надежда? В наших делах, твое беспокойство, пожертвование, чем увенчалось, вознаградилось успехом каким нибудь для будущей пользы детей наших?-
Мне тебе сказать про нас нечего нового. Сестрица я и дети благодаря создателя здоровы, живем все одинаково. Я имела все эти дни самое неприятное занятие, по возвращении управителя, занялись мы с ним несчастным назначением рекрут, 5 только было винных тобою назначено, один из них без пальца, не пойдет, то за очередных надо было приняться, 14 оных выбрали, сколько казалось по совести справедливее, признаюсь, Друг Милой, что это меня сильно расстроило, грустно, больно, помочь не в состоянии, ты можешь оное себе легко представить, и так третьего дни отправились, между тем и подушные отправила, просьбу об мосте в дорожный комитет, и запродать там велела рожь во Ржеве говорят будто дороже, чем в Торжке.-
Еще не возвращались дожидаюсь сегодня, что будет богу угодно, мы расположили с управителем поставить 8 рекрут а там об девятом в Твери хлопотать об том, что палец обрубил, то оного коли можно то отдать.- Одно, что сокрушительно это не большая надежда на здешних сельских старост, как скоро рекрутская отдача кончится, то примусь за то, чтоб оных переменить, слегка управителю говорила, но он отпирается от дурной уборки жита. Кафтырев дурного об нем мнения, я бы говорит советовал вам поискать по надежнее. Хорошо, да где взять, тот немец, которой у тебя был в гостях ныне летом, говорят получил место и большее жалование во Пскове.- Если, Друг Милой, деньги у Аделунга наши есть, то советую тебе отыскать Мадам Лехнер и перед твоим отъездом отдать ей следуемую пенсию к генварю будущего года, не забудь пожалуйста мои салфетки продать, оные деньги для салопа теплого Настеньке, тогда можем с сестрицами посоветовать и если они найдут выгодно, то там меховой салоп и сшить; буде же не продадутся, то нечего и думать об салопе.-
Ели. Федоровна желает то платье, что я просила тебя Настеньке, сшить ей сама, подарит к ее именинам, то она велела тебя просить, чтоб ты посоветовал с сестрами какое они думают лучше, ОРГАНТИНОВОЕ или другое какое, нам кажется белое приличнее ее летам.
Пиши пожалуйста, что стоит бочка вина нынче красного, я думаю, что ежели возможно, то нее худо будет бы купить, а белое теперь еще бочку разольют, да коли дешево достанешь рому или коньяку, хотя бы ведро, Друг Милой! Только не покупай ничего пожалуйста, а напиши ко мне, коли будет возможно, то с деньгами справимся.- Как скоро Господь поможет набрать оброку, то отправлю в Москву для уничтожения взносов.- Не забудь Душа Моя поискать поместить мальчиков в году во всякое ремесло, тебе в оном поможет Звегинцов, пожалуйста оного не упускай из виду, в каретники, в столяры, в колесники, в кузнецы.- А Алешку шорника советую тебе взять с собою, как мы с тобою предполагали.- Прощай, Друг Милой, Душа Моя, сестрица у меня сидит и тебя и сестриц обнимает. Господа офицеры почти всякой день меня не оставляют, и теперь здесь. Прощай. Прижимаю тебя к душе своей.-
Твой друг МАШКА.-

Сей час возвратились. Шестерых поставила, трое еще осталось, что Бог даст, душа ты моя, куда всех жаль и как грустно не поверишь.- Майор тебе велел свидетельствовать свое почтение.- Обнимаю тебя душевно.-

Почтенный Папенька!
Целую ваши ручки, желаю чтобы вы благополучно доехали, и могли бы возвратится благополучно назад окончив хорошо дела ваши. Прошу Бога чтобы он сохранил ваше здоровье и скоро бы возвратил вас к нам.- Мы получили недавно известие от братцев они слава Богу здоровы. Чего и вам желаю. Прощайте, Почтенной Папенька. Целую еще раз ваши ручки. Прошу вашего благословения.
Остаюсь послушная дочь ваша Анюточка.-

Не могу воздержатся, чтобы не сказать вам несколько слов, Почтенный Папенька, желаю знать и ожидаю с нетерпением известия, как вы доехали до Петербурга и здоровы ли вы! Бог дай вам успеха во всех ваших делах, и возврати вас скорей, в недра вашего семейства, которые ожидают вас с большим нетерпением.- Маменька и все мы слава Богу здоровы, братцы ваши ручки целуют, что и я делаю от всей души. Наташа свидетельствует свое почтение. Прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь ваша
Анастасия.-

 

№224 Первитино сего 18 ноября 1828 года.

Друг Милой я к тебе от Изъядиновой писала на прошедшей почте, теперь скажу тебе, что возвратилась домой, приехали ко мне Вера и Надежда Дмитриевна на целые 10 дней и теперь здесь, они такие милые, приятные девушки, что с ними очень приятно, они тебе обе кланяются.-
Представь себе, что управитель целую неделю был задержан в Ржеве, здесь было шесть рекрут, вместо того двоих ему сдали опять, одного приняли а другой, которой находился в учении 5 дней назад отдали, итак осталось еще 4 ставить, мы с ним на этой недели, решили в Тверь вести тех же кои там не были приняты, что Бог даст, написала к Жуковскому письмо; говорят, что дело решено об том Мужике, что палец из рекрутства отрубил, чтоб его представить в рекруты. Признаюсь тебе, душевный Друг Мой, что меня уходили они, это мучение да и только.- Не забудь пожалуйста об Семенове сыне узнать у Звегинцова, напиши ко мне тогда, я ему и дам знать.- До сей поры никакого ответу не было от Соненьки. Про Г-на Грамона, не знаю, что эта почта не привезет ли известие, боюсь того, что он откажется, а ты между тем возвратишься домой и тогда в Петербурге некому будет хлопотать. Коли бы возможно поискать Мамзель, которая бы была подешевле и чтоб знала порядочно музыку, какой бы нации ни была, лишь бы хорошо знала музыку, говорит мне Майор, что у Палициной эдакая молоденькая, славная музыкантша и дешевле тысячи рублей получает, и готовит по немецки, и по французски. Может быть ты эдакую дешевенькую можешь найти, а Грамон, коли согласится, то тогда более ни кого не надо и будут оба стоить три тысячи с чем то рублей. Придумай сам, что лучше, ежели мой план не нравится. А коли Грамон да откажется, то надо другого искать;- ибо ты сам не желаешь иметь прежнею Мамзель.- Как то твои делишки идут, с нетерпением жду почты. Не забудь, как поедешь, что Ели. Фед. кибитка у Кюммеля и теплые одеяла, да где ты свою бросил, коли бы не далеко отсюдова, то можно за нею послать.- Напиши.- Это письмо ты получишь в свои именины 28 твое рожденье, обнимаю тебя, Милого Друга, поздравляю.
Господь да сохрани Моего Душку.-
Вся твоя МАШКА.-

Целую ваши ручки Почтенный Папенька, хочу сказать также несколько слов, мы все слава Всевышнего здоровы, и ожидаем с нетерпением вашего возвращения, Великой Творец помоги вам скорее окончить все дела ваши, уповаю на его милосердие.… Вот четвертый день как у нас
В.А. и Н.Д. те барышни, которые жили у Бабушки, нам с ними довольно весело, они к нам приехали на две недели.- Мы еще не не получали писем от братцев. Прощайте Почтенный Папенька, сестра и братья целуют ручки ваши, что и я делаю, от всей души. Тетенька вас обнимает.- Послушная дочь ваша
АНАСТ.-

И я также целую ваши ручки почтенный папенька, прошу Бога чтоб он сохранил бы вас и возвратил благополучно.
Боле ничего не могу вам сказать как только что мы все, Слава Богу, здоровы, Настенька уже вам все сказала.- Прося благословения, остаюсь послушная дочь ваша.-
АНЮТОЧКА.-

Поздравляю вас с днем рождения вашего, желаю всего того, что только может желать вам дочь, любящая вас от всей души, сколь прискорбно, что не можем провести сей счастливый день вместе…..
Тетенька также поздравляет вас прося прося родительского благословения остаюсь послушная дочь ваша Анастасия.- Братцы и барышни вас поздравляют, также и Наташа.-
Позвольте и мне также почтенный папенька поздравить вас с днем вашего ангела, и пожелать вам всего возможного, счастья. С надеждой скоро вас видеть. Я остаюсь послушная ваша РЫЖАЯ.-

 
№225 (Ярополец) 19 мая 4 часа утра (1829)

Мы доехали благополучно до Яропольца, Милой Мой Друг одиннадцатого двадцать минут, благодарю Моего Создателя, я изрядно переношу дорогу, опухоль очень убавилась, я себя гораздо лучше чувствую. Представь мое удивление, просыпаюсь, чтоб ехать, мне говорят, что Софья Ивановна прислала салоп верхом, Настенькин, вышла то Анюточкин, и наш мужик из Городища привез, стало это видно ошибка, велели отослать верно к вам, а человек думаю … велел послать за нами.- Пожалуйста, Друг Милой, вели хину, которая у меня лежит в моей маленькой аптечке развесить Анютке по 40 гран, вот какой знак 88, и дать по три или четыре порошка, кузнецу Дениске, я виновата, что об нем забыла, это меня мучило.- Едем сию минуту. Прощай, Неоцененной Друг, будь на счет моего здоровья, Бог всех докторов лучше, вернее и он меня без помощи и в деревни не оставил.-
Ели. Федоровну обнимаю, прошу, чтоб успокоилась на мой счет, мне право лучше.- Детей всех начиная с Сережи обнимаю.- Грамону, Адольфу кланеюсь. Христос с вами.
Всею душой МАРЬЯ РАЛЛЬ.-

Дорога до Лотошина не хороша, не накатана и сильная была грязь, а тут пошла сухая. Прощай.-

 

№226 Москва 23 мая 1829 года

Милой Друг, спешу тебя успокоить, воображаю, как тебе должно быть грустно по мне и беспокойство как доехала, как здоровье мое? Скажу тебе, Милой друг, что здоровье очень поправилось еще дорогою. Мы благополучно доехали в понедельник в 6 часов после обеда, пристали прямо в Трактир, где мы с тобою приставали прошлого году. Заехав к Маменьке, объявя, что приехала, не успела взойти на лестницу, как Катенька с мужем, а через несколько минут и Маминька со всеми приехала. Я была сильно уставши, за Гассом послала, он рано по утру во вторник явился и тот час решил (меня) остаться здесь воды пить: Терезия брум прежде, Карлсбадские, а потом уже не знаю, а Настеньке — Ямские; велел к тебе оное написать и лошадей отправить. Мне тот час дал микстуру и летучую мазь бок мазать; Маменька за мною прислала, а я своих людей отправила нанять дом; нашли несколько близ вод, но дрянных. Этот день целой провела у Маменьки, где я и спала, лекарства принимала, к вечеру множество гостей собрались, я уехала домой. На другой день, то есть вчерась нашел меня Гасс гораздо лучше, позволил ехать искать дом, и на Маменькиной карете я с Николенькой отправилась. Наняли крошечный домик близ Остоженки, против переулка, где вода, за 90 рублей в месяц, тот час переехали мои люди, а я к Вяземской, которая искупила мои все вещи, которые вам нужно в деревню, а меня домой уже ко мне довезла, а Николенька с Настенькой обедали у Маменьки, с ней ездили в театр, и она уже туда их привезла. Вот все, что я тебе про себя могу сказать. Домик дрянной, но по крайней мере дешев и близ вод. Завтра хочу начать пить. Здоровье мое лучше, надеюсь на милость Божью и помощь Гассову, сей час посылаю ему сказать что переехала.-
Грустно очень, что должна должна здесь проживаться и что всему причина мое здоровье; но нечего делать, дорого очень все заводить, постараюсь как бы по дешевле прожить; Варвара Якимовна проценты одни взяла.-
Посылаю, Мой Друг Милой, реестр, что отправляется, пожалуйста вели все отдать Николаю, и без твоего приказания не выдавать, а сало сам отдай Кириллу для карет, все оное препоручено Егорке, мумия очень дорога наверно славная, то ты вели непременно избить масла из …рицы, теперь можешь красить крышки достаточно.-
Елизавета Федоровна, Друг Милой, не вполне могла твои комиссии выполнить, купила детям фуражки модные, демикотону 12 аршин обоим, Васеньке на куртки и Саше на целое платье по 1 рублю аршин, а деликатон есть, но дорог, не купила по 3 рубля аршин, хорошо и это а особенно в деревне, но ситцу не куплено, ибо все покупал мне Вяземской управитель, а Степаниду Васильевну еще не видала, а сама не в силах в город, при первой оказии пришлю.
Маменька меня всем снабдила, чтоб не покупать, мебелью, чайным прибором, одним словом, настоящая родная.-
Василий Алексеевич сей час здесь был, бедная Орлова-Денисова умерла вчерась, оставила восемь человек детей, мал мала меньше, муж в отчаянии, здесь, Пехтерев обо всем хлопочет, на минуту был, сказал, что деньги получил из Шадска и Кинешмы, взнес за Тверскую в Совет, а Кинишимския еще у него, я эти возьму, чтоб жить, коли бы возможно, чтоб Шадской управитель прислал остальное в Совет очистить.-
Квитанцию еще за Василия Корнеевича не получил, на днях говорит получит, то я и пришлю, теперь никакой более опасности нету, чтоб был Корнеевич покоен.- Новостей никаких здесь нету, столько больных и множество перемерло, вообрази, что Галиани-Свечиной, две дочери молоденьких, злой горячкой, через три дни одна за другой померли, она сама безнадежна.-
Волкова видела, ее нету, сегодня у ней обедаю.- Меня одолели здесь бабы, посылаю тебе записку, которым я дам здесь билеты справься в конторе, одна своего мальчика туда отправляет.-
Прощай Друг Милой жаль мне, что ты все обо мне беспокоен, желала бы тебя скорей собою успокоить, право мне гораздо лучше.- Лизу, Друга Моего, обнимаю, Детей целую, Сережу обнимаю.-
Забыла про Гришу, он для того тебе не писал, что дожидается ответу от Тучкова, он был все сам болен в лихорадке. Желала бы очень, если ты найдешь за нужное приехать, чтоб Анюточку привез, ибо мне 4 недели пить воду, а может и более, и прошу тебя, неоцененной Друг Мой, найди какую оказию прислать настенькино шелковое платье,- она сама к Наташе напишет, мой капот шелковой клетчатой, букли волосяные и два чепца и шляпу парадную; но ежели оказии нету, то ты оставь, не стоит для этого нарочного посылать, тогда пришли еще мне сыру 10 фунтов, масла чухонского, салфетки у Аксиньи которые я продавала, 6 осталось я здесь продам, но только, когда оказия есть.-
Не беспокойся обо мне, толку мало в моем письме, но меня беспрестанно отрывают, мешают писать.- Прощай, Мой Милой Друг, Душа Моя. Христос с тобою и с детьми, жаль мне Сережу.

Маменька обо всем к вам пишет подробно, следовательно мне ничего не остается более как успокоить вас как на счет ее здоровья так и мое. Гасс был но про меня ничего не сказал, мы живем здесь в скромненьком, маленьком, уютненьком домике точно, как будто на Кавказе, и если бы не разлука с вами любезный Папенька, с Тетенькой и с братьями то переносил бы нашу жизнь с большим удовольствием. Тетеньку целую, преданный вам сын НИКОЛАЙ.-
№227 Москва 28 мая (1829) в 10 часов.

Милой, Неоцененной Друг Мой, получила вчерась вечером письмо твое от 22 сего месяца, грустно мне очень, что ты так по мне скучаешь, а и мне признаюсь, что не весело, даром, что я теперь живу в рассеянности, но без тебя, без семьи всей моей у меня радостей более нету; тем более еще, что ничего у тебя приятного нету. Плотина первитинская еще не приведена в порядок, как городецкую испортили, кроме страшного убытку и работы, бездна мученья.-
Самое для тебя важное есть мое здоровье, и так начну с него. Я писала тебе, что велел пить Гасс воды, на другой день моего переезду в дом я отправилась к водам, забыла себя и начала пить Терезия брун самую слабую, четыре стакана, а Настенька еще не начинала. Множество пьют, и из Петербурга, совершенно как в Карльзбаде. И так, сегодня я до шести дошла, действие одинаковое как при тех водах, я себя хорошо чувствую, горло мое зажило, по утру сильно голова болит пока не начнет действовать, что еще мало и поздно делается, устаю очень и лежу до половины первого, потом отправляюсь, гулять или в гости обедать.- Настенька начала третий день, два стакана Терезии-брунь или три, чтоб раз по слабило, а потом Ямские, должна дойти до пяти, сегодня оных три пила. Одно, что у меня голова сильно вертится, думаю, что от большого движения, я живу в большой рассеянности, во все время один раз дома обедала, во первых для сбережению финансов, да и беспрестанно мои меня все не оставляют. Маменька опять широко живет, был два дни назад маленькой бал внизу у Сережи на ее счет. Настенька танцевала, Николенька не поехал. Насилу в два часа вырвалась домой. Она Настеньку и Николеньку всякой день в театр возит и теперь с Катенькою в театре, а я одна дома беседую с тобою, сил нету самой ехать, но не люблю без себя, а отказать жаль.-
Софья и Волков так до меня добры, что страх, у них корь и они с Маменькою не видятся, а у Сони был также род инфлюэнцеи в горле, и теперь никуда еще не выезжает, все головные боли, сегодня в первой гуляла и была у меня, я часто у них бываю, у Кати два дни сряду обедала, он и она берут ванны серные, и собираются скоро уехать в деревню.- Сережена жена грудницею страдает, сегодня я там обедала у Маменьки. А Гриша все в лихорадке, сегодня сильно не здоров, послал за Гассом, он получил письмо от Тучкова, давал мне читать, но ничего нету об работников, не знаю берет или нету?- У Ермолова дочь старшая так слаба, что жалко смотреть, был кашель 5 месяцов а теперь жар изнурительной, да сегодня был он у меня, сказывал. Что и меньшая закашляла очень.- Здесь столько болезней странных и столько померло, что страшно слышать, представь, что Свечина-Галиени схоронила обеих своих дочерей, да и сама за ними отправилась, гнилой горячкою.-
Прощай до завтра, дети возвратились из театру, пора спать.-

29 мая.

Милой друг, горестно мне сегодняшней день быть без тебя и всех своих, встала я рано и пошла к ранней обедни, потом Настенька ко мне пришла, отправились к водам, по шести стаканов отпустили воды, походили и возвратились пеше домой, я легла до первого часу лежала от усталости; но спать не могла, тут Маменька прислала, чтоб я у ней обедала непременно, прислала шляпу, признаться мне б хотелось дома с своими.- Настенька от Ели. Федоровны подарила мне славной Satin-Ture серенькой, благодарю, Милого Друга Лизу, и в отсутствие меня не забывает, истинно скажу, что чувства мои полны вами, за что, Лиза Друг Мой, ты вся в других, твое единое счастье, жить для твоих, и их утешать и показывать свою дружбу.- Настенька мне чепчик сгородила, а Николенька на шляпу вуаль зеленой; горестно очень, что я не с вами. Потом все мои приехали меня поздравить: Соня с детьми; Саша за мною, Шеншина. Другие присылали: Волков, Сталь и Задонской, которой здесь также приехал, много тебе кланяются. А обедать поехала к Маменьки, где Гриша, сильно страдает и Молодая Корсакова, у которой грудница. Настенька отправилась в театр с маменькой, а я истинно не в силах, ибо лучше мне с тобою заняться, поехала к Соне, и у ней пишу к тебе, так ей давеча слово дала.- Волкову говорила, он велел формально письмо написать мне к нему, прописать все неприятности в рассуждении моста и приложить копию с просьбы поданной Губернатору об оном, тогда говорит я могу формально действовать, а по словесному не имею права. Он велел тебе сказать, что во всяком случае, ты к нему прямо пиши, что тебе нужно, а в Твери нет настоящего жандарма, то пришли как можно поскорей мне копию с просьбы и напиши кроме оного на другой бумажке, что найдешь за нужное ему подать в письме формальную просьбу и тогда увидим, как он будет действовать, не знаю, но нельзя более быть дружески, как он со мною.-
Вообрази, что со мною баба сделала головинская солдатка, как скоро я приехала, то явились три, две для пашпортов, а третья солдатка с тем, что у ней невесткин мальчик, то отправить его в деревню. Приводит лет десяти мальчика больного и оставляет у меня, а сама скрылась, насилу ее здесь отыскала. У мальчика начиналась горячка гнилая, был так дурен, что причестили; но посредством помощи лучше ему, теперь сегодня мать пришла из деревни, он из дому Дмитрия Андреева, здесь все по миру таскаются, что делать, говорит, что хлеба нету, лошадь, корова пали. Хотя я очень сердита была, но слава богу, что могла спасти бедного мальчика.- Надо как нибудь сделать, чтоб не таскались с ребятами по миру.- Я мой друг здесь нашла уже Ивана Алексеева, который в годы берет мальчика делать повозки, телеги, всякие экипажи, и обещал найти такого колесника, которой также возьмет, то ты, Друг Милой, выбери мальчиков и приготовь, надеюсь, что и в другие мастерства отыщу, я сама еще не видала Ивана Алексеева, но как с ним кончу, так к тебе напишу, а ты двух отдай к нанятому каретнику, но надежных, может, что Матрены Селивановской сын еще не ушел в Петербург, он желал.

30 мая.

Пришла от вод, Настенька пьет 3 стакана Терезия –брун, да четыре Ямской, а я 7 же Терезии-брун, [я] изрядно себя чувствую, и сегодня хорошо действовало, только устаю. Руки мои стали давать несколько мокроты; бог милостив по крайней мере, чтоб польза была.-
Прощай, друг ты мой Милой, хочется лечь, устала, обнимаю, Друга Милого, Ели. Федоровну; Сережу, куда грустно, что с ним в рознь, но нечего делать.- Анюту обнимаю, Васю, Сашу и Коську, друзья мои не забывайте маму.- Христос над вами.- Николенька — слава богу, дал ему Гасс одну пропорцию порошков, а там Капли Гарммские по два раза в день по пяти капель.- Прижимаю тебя к своему сердцу, все здешние родныя тебе кланяются, все тебя желают видеть.-
Прощай, всей душою твоя МАШКА.-

Вчера в день рождения Маменьки был у нас Задонский; он приказал вам сказать Папенька что он весьма сожалеет, что не может вас видеть и быть у вас, он теперь скоро едет в Петербург и просит чтобы я его не забывал; если письмо это застанет еще брата в деревне то напомните ему не забыть прислать мне Исторические тетради.- Нам здесь очень весело, каждой день бываем в гостях, одна мысль быть в разлуке с вами умеряет наши удовольствия. Поцелуйте от меня Тетеньку, братьев и сестер, скажите им что я часто о них вспоминаю особливо об Анюточке, которой я полагаю очень скучно.-
Ваш любящий сын НИКОЛАЙ.-

(фр-я приписка Анастасии).

 
№228 (Москва) 20 июня 1829 года.

Милой Друг Мой, вчерась не принес ответ фабрикант а теперь, спешу на почту тебе послать, он написал по немецки, прочти увидишь, согласен ли ты будишь, кажется выгодно; но вот, что я переменила, первые два года он нам платит за всех 3 мужчин и двух девок по 25 рублей в год, два года, а другие два года он соглашается по моему платить ему с аршина за работу, менее вольного например вольной 33 а моему 28 и он себя оденет и хозяин его кормит, из платы он заплатит нам оброк а остальное пойдет в дом.- Пожалуйста, душа моя, отвечай с лошадьми коли ты согласен, и тот час выбери 3 мальчика не старее 14 лет, но по здоровее их имена напиши и присылай ко мне, да две девки, одна может быть Осиповская, которая сума сходила, она прездоровая. Я бы успела контракт сделать; теперь на другую фабрику еще отдам.-
Прощай Мой Друг сей час от воды устала до смерти, пожалуйста пиши коли согласен и присылай людей.- Детей и сестрицу целую. Вчерась я писала много теперь некогда. Христос с вами.
Друг твой МАШКА.-

 
№229 Москва 1 июля (1829) 10 час. вечера.

Ну, Друг Милой, я здесь и все еще здесь, когда я бы должна бы быть уже давно в дороге и близко тебя, Друг Души Моей; сума надо сойти с учителями, мучалась, хлопотала, на конец было нашла, казался порядочной и вдруг отказался, когда я полагала, что сегодня с ним кончу; но вить и с Грамоном надо было расплатится, и будущему задатку дать да и здесь расплатится; но Василия Алексеевича не было в городе, был два дни в деревне, сегодня только утром приехал; но денег у него нету, то обещал завтра утром достать. Не знаю, что мне с учителем делать, обещали еще прислать, увижу, узнаю; но решилась более не ждать, эдак недели уйдут.-
Вот тебе господин Петерсон, которого сильно рекомендуют, очень порядочный человек, едет с тем только, чтоб ты его видел и с ним хорошенько переговорил, я с ним никаких кондициев не делала, авось Бог Милостив, что я еще с ним вместе, или вслед за ним буду.-
Прощай, душа души моей. Умираю домой хочу, надоело здесь до смерти, да и жутко здесь, калачом более не заманишь. Обнимаю Лизу, Николу и всех детей. Христос с вами.
Друг твой МАРЬЯ РАЛЛЬ.

 
№230 (с дороги в Москву) четверг 3 числа (1829) после обеда.

Друг Мой Милой, душа Моя, столько неприятностей у нас, что мочи нету. Данилка с Ванюшкой все деньги, что с ними были посланы тысячу триста рублей потеряли, от сильного пьянства, в Едромине оне хватились, пакета с деньгами более нету, видно волокаламские, которые тут были, его пьяного обокрали; доехав до Песочного, узнаем от старицких купцов, что они Николку обогнали, что он в Талицах кормит, то я здесь его дождалась, он приехал сей час; а господин учитель не изволил выехать; и еще надобно ему неделю пробыть в Москве, где у него пашпорта нету, я говорила, что лучше бы со мной кибитка за ним поехала, этой бы беды с нами не случилось; буде воля Создателя моего, я в Москве подам прозьбу на этого купца, которой вместе стоял с Данилкой.- Так как я 45 верст от Москвы, то решилась лучше Николеньку воротить, чтоб Сережу вместе обмундировать, и чтоб лучше в воске покойнее ехать, чтоб в другой раз не ехать обмундировывать, и так останусь столько время, что нужно для Сереженых покупок.- Благодаря Создателя, что Николенька совершенно хорош и здоров, я бы не ожидала, велик Бог Милостью.-
Прощай Душа Моя через неделю на верно будем вместе.- Большая потеря, признатся, что управитель сильно виноват также, что не подвязал Данилке порядочно денег, а всему виноват Г-н учитель, поспешив за собою прислать. Данилка сильно убит горем. Я отправляю Ванюшку и Сашку вещи учителевы сохранить до его приезду в целости, а Мужика за тем до Москвы беру, что пришлю с ним ящик стекол.- Обнимаю детей и сестрицу. Бог с вами; признаться, что жаль очень большая потеря.

Здравствуйте любезный Папенька, я собрался в путь и теперь снова возвращаюсь с Маменькой в деревню.- Прощайте.-

 
№231 Первитино сего 2 декабря 1829 года.

Милой Друг! Посылаю Старосту Церковного Городецкого с другим Коврачинским Мужиком купить для церкви колокол, на церковные деньги; да и кстати увидела большую беду, что забыла тебе положить в пакет счет, тех денег, что ты у Василия Алексеевича оставил; при сем его посылаю также и тот счет, которой я сделала в получение всех денег им, и все должные платежи, ты по оному увидишь, что просрочка не могла быть так велика, как ту, что ты в Совет заплатил, я полагаю, что тебя застанут еще в Москве, жаль, что я вчерась только увидела, что бумаги оные остались здесь, а то бы оне уже у тебя были.-
В газетах вышел указ, какие свидетельства принимать к откупам, стало по оному, надо вновь из Казенной палаты получить, я на сей же почте в четверг, коли найду в твоем ящике свидетельства, то отправлю в Кострому к Антону Осиповичу, в Шадск к Григорию Алексеевичу; но буде они с тобою в ящике, то отправь их из Москвы, а я в след за оным на будущей же почте пошлю к ним доверенность, чтоб время не упустить.- Прошу тебя послать Мишку с этими Мужиками выбрать колокол, а буде ты можешь другого кого найти сведущее, то еще лучше; на пр. Яким или Астафей не имеют ли знакомых в колокольном ряду.-
Прощай Друг Мой Милой, мы Слава богу все здоровы, сохрани тебя Господь небесной и возврати скорее. Сестрицы обе тебя обнимают и все дети просят благословение.- Обнимаю тебя душевно.
Вся твоя М. РАЛЛЬ.-

Письма март — апрель 1828 года

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Этот массив писем непосредственно продолжает предыдущий. Только место действия меняется на Москву, куда Мария Дмитриевна привозит из Твери Настеньку, в надежде, что доктор Гааз сможет ее вылечить. Заодно и сама, по совету врача, начинает лечиться модным в то время магнетизмом у Турчаниновой.
Одновременно тут, в доме Корсаковых полным ходом идут приготовления к свадьбе Сергея Александровича Римского-Корсакова и Софьи Алексеевны Грибоедовой, двоюродной сестры драматурга. Отец невесты, Алексей Федорович Грибоедов, из московских тузов, богат, а кроме того тесть кавказского наместника и победителя персов, Паскевича, женатого на его старшей дочери Елизавете. Мария Дмитриевна пользуется случаем, чтобы через Грибоедовых похлопотать о награде за русско-персидскую войну (1826—1828) деверю своему, Андрею Федоровичу Ралль. Continue reading

Письма февраль — март 1828 года.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Снова больна Настя. На этот раз Мария Дмитриевна, в надежде получить помощь, привозит ее в Тверь к доктору Жуковскому. Жена последнего, Софья Ивановна, ее давняя хорошая знакомая, что и внушило Марье Дмитриевне надежду на самое заботливое отношение со стороны врача к дочери. Расчет верный, но все старания Жуковского не помогли, а только измучили девочку. Решено ехать в Москву и, как прежде, лечиться у гораздо более квалифицированного врача, доктора Гааза. Continue reading

Письма июнь — декабрь 1827 года.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Два первых письма несколько выпадают из общего массива и связаны с короткими отлучками Федора Федоровича в Москву. Самое первое без указания даты, но в самом письме находим, что послезавтра рождение Настеньки, то есть 6-е июня, а письмо следовательно написано 4-го.

Другое письмо уже помечено началом августа. Федор Федорович в Москве с сестрой, Елизаветой Федоровной и тоже чувствуется, что недолго.

А вот с середины сентября долгая, до середины декабря, его поездка в Москву и костромскую деревню. Последняя давно уже требовала хозяйского присутствия и переустройства. В письмах в этой связи упоминается какая-то купчая. А в Москве, как по письмам можно судить, кошка пробежала промеж соседей-откупщиков, и Федор Федорович почувствовал, что его мягко пока от этого дела оттирают. Continue reading

Письма 1826 — января 1827 годов.

enluminure_de_ch-_beggrow_saint_petersbourg_3

Между основными массивами писем, предыдущим, осени 1825 года и этим — с ноября 1826 по февраль 1827 прошел не просто год. Под залпы декабрьского восстания ушла александровская эпоха, сменилось царствование.
Два летних письма Марии Дмитриевны пунктирно намечают планы и чаяния семейства Ралль связанные с присутствием на августовской коронации нового монарха. Надеются воспользоваться случаем и подать просьбу на высочайшее имя. В чем она именно заключается из писем не ясно. Может быть связана с домом в Москве, который Федором Федоровичем куплен, но так и не передан ему в собственность. Либо, это давние, чуть ли не унаследованные еще от брата Николая, Римского-Корсакова, земельные хлопоты. А еще в их планах добиться нового назначения для брата, Федора-егерского, и перевода другого брата, Андрея, на Кавказ.
Из дальнейшего станет понятно, что братья свое получили: Федор-егерский принял полк, Андрей — 12 000 отряд прикрывающий персидскую границу, да и за дом московский наконец деньги вернули. А вот у Сережи Ралль дело по вступлению на дипломатическое поприще не выгорело. Понятно, что министру при потрясениях связанных с переменой царствования не до решений по судьбе мальчишки. Пришлось перестроиться на военную карьеру, оставив Московский университет идти учиться в Школу гвардейских подпрапорщиков.

Основной блок писем связан с осенне-зимней поездкой Федора Федоровича в Санкт-Петербург. Помимо прочих дел, он намерен навестить сыновей и присутствовать при производстве в офицеры Николеньки, а так же вместе с Федором Ильичем Ладыженским участвовать в торгах по откупам.
Чем кончится история с торгами из этого блока писем не ясно, они еще в будущем.
Зато очень даже понятно от чего производство Николеньки отложили на год. Формально придрались к тому, что слишком молодой. Но Мария Дмитриевна в большой тревоге. Continue reading

Письма июнь — ноябрь 1825 года.

406470_3_i_157

Июньское письмо Марии Дмитриевны из Первитина в Москву к мужу — свидетельство его короткой отлучки.

В октябре все серьезнее и уже сама Мария Дмитриевна привозит в Москву заболевшую тринадцатилетнюю Настеньку, чтобы показать ее знаменитому доктору Гаазу. Останавливаются они в доме маменьки, Марии Ивановны Римской-Корсаковой.
Та занята продажей одного из своих имений графине Пален. Continue reading