Письма за 1831 год часть 2-я

download

Последние письма из Петербурга. Адресат тот же, но часть из них написана рукой Федора Федоровича, поскольку Мария Дмитриевна не в состоянии бывает писать из-за болезни. Оправиться от нее никак не получается и только к концу мая наступает некоторое улучшение. Однако врач дает ей большую надежду и уже осенью обещает полное исцеление. На этой, казалось бы обнадеживающей ноте «письма» Марии Дмитриевны обрываются.

Судьба распорядилась иначе. Сыновья, Николай и Сергей еще пишут вдогон родителям, что сразу вслед их отъезда в городе объявилась ХОЛЕРА.
И уже из других источников выясняется, что несколькими неделями позже холера убьет их обоих а заодно и мать, сраженную этим известием. Смерть постигнет ее на пути к сыновьям.

Последнее письмо завершающее «Память о незабвенных родителях» написано Федором Федоровичем спустя десятилетие и адресовано старшему из оставшихся у него сыновей, Василию. В нем он между прочим извещает о свершившемся браке их двоюродной тетки Екатерины Александровны, урожденной Римской-Корсаковой, в первом браке Офрасимовой с композитором Алябьевым.
№256 Петербург сего 25 марта 1831 года.

Поздравляю тебя, Милая Елизавета Федоровна, с прошедшими вчерашними именинниками; хотя я чрезмерно слаба ныне стала от беспрестанного страдания но все таки я была и обедала у Федоры Федоровны, там после обеда спала и воротилась в 8 часов домой, а мои все там остались. Погода у нас несносная, с начала сего месяца сильно таяло и было тепло, теперь снег, дождь, морозы и оттепель, мне Герман по вечерам запретил выезжать до тех пор как река пройдет, когда солнце то по утрам.- Про здоровье мое нечего нового сказать, все то же, только, что по ночам ныне по лучше сплю, хотя рвота, кашель, понос продолжаются но между … засыпаю, чего прежде не было, рукой все не владею.- Вчерась за столом пили все твое здоровье со слезами сестрицы обе; Аделунг и все наши дети пожелали тебя видеть между нами. Друг Мой Милой, сохрани тебя заступник небесной, ты молись за нас, может Господь заслышит молитвы наши, а мы можем со всем семейством быть здесь.- Единственное мое желание … несчастному здоровью и … спокойствие твоего, что ты будешь с твоими родными; но все в божией руке, предоставим все его деснице.- вчерась утром у меня была Мамзель Людерт с Александриной Ралль, много об тебе говорили, и первая много велела тебе кланяться. Я более шести недель не была у Ралля, сил нету, далеко, да и не на чем; дожидаемся карету свою, чтоб нанять лошадей, однако они нас не оставляют, а сегодня я их звала обедать, не знаю будут ли или нету? Большая помеха экипаж.-
Сашенька Кепен беременна, Сестрица в восхищении, ничего более не делает, не думает, как новит маленькому, старые детей своих чепчики, вязаные лучшие, Матушка и старуха Мадам Аделунг вязали, обшила новым кружевом, в том числе твоей работы батистовой, полосами строчку и мушки в полосах которой ты ей вышила, не помнит она которому ребенку, также тут; я ей сшила чепчик весь кружевного тюля, и прекрасным кружевом обшито с голубыми ленточками, вечером ей подарила, она так была довольна, что рассказать нельзя.-
У меня отрада большая теперь, я никогда не бываю совсем одна, представь, что Талызиной М. Ив. сестра Ав. Иван., вдова, у которой один сын, помещенной в Корпус Путей Сообщения, она для него здесь желает работать, чтоб можно жить, шьет белье и платит за уголок под нашей гостиной, 60 в месяц, предобрая прехорошая женщина, и я не знала, что она подо мною живет, ей совестно было ко мне придти; зато теперь она с утра до ночи, желаю ей быть полезна, стараюсь ей сыскать место, она ищет в экономки, надеюсь, что бог мне поможет ее поместить, почтенная мать, и гораздо лучше сестры своей, жаль, что не имею в доме для нее уголка.

26 число.

Почта пришла, привезла письмо от Кафтырева и повестку к Николеньке с какими то документами; но он еще в карауле, то нельзя получить, я надеюсь, что это пашпорты Мужиков и может быть твое письмо, ибо я от тебя не получила.- Я сегодня поздно встала, боюсь опоздать на почту.
Прощайте, обнимаю и благословляю всех детей, всем кланяюсь.
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

приписка от Федора Федоровича
Ты так обстоятельно все узнаешь, что мы делаем, … …, любезная Лизанька, чтоб я только тебе опротивел бы своими повторенными сказками.
На прошедшей почте (написав) к Антону Осиповичу, позабыл ему напомнить, чтоб не забыл, об озимых поле велеть спустить весеннюю воду, чтоб вымочки на поле бы не было. Ты ему об этом напомни.
Обнимаю тебя всей душой, детей своих целую и прошу их чтоб они себя хорошо вели и учились. Г-ну Каула и Адольфу кланяюсь. Варваре Александровне и Надежде Дмитриевне Свидетельствую свое почтение и благодарность, ровно напомни обо мне Матрене Ивановне. Евлапию Федоровну целую и прошу ее чтоб она напоминала … .
(Ф.Ф. Ралль)
№257 Петербург 1 апреля 1831 года.

Письмо твое, Милая Ели. Федоровна я получила от 18 числа только третьего дни, ибо оно было с пашпортами, а Николинька насила добился, чтоб на почте ему отдали, надо было свидетельство от полку, что он Николай Ралль. Карету вчерась вечером привезли. С ума надо сойти, как дорого наняли ее доставить, на что непременно Мотова, денег вдвое заплатить. Ести бы у них хватило ума на волос, то лучше уж на своих лошадях прислать, если бы не мог мужичьих своих нанять, Мотов сам признался, что дурная дорога была только до шоссе, каких нибудь сто верст, а тут бесподобная, и так он половину денег положил в карман, эдак комиссии не выгодно давать, когда без толку их выполняешь, не мудрено, что всегда будет недостача в деньгах, когда вдвое будешь платить.- Когда Артамон отсюда поехал, я именно ему приказала, с каретою прислать масла как чухонского, так и сливочного, он видел, как здесь дорого, сливочное очень не хорошее 1. 60 фунт, а для кухни хорошего не возможно почти достать, все обманывают, сестрицы сами, давно живут здесь, с трудом достают, чего же ты боялась испортить карету, во первых пребольшой погребец есть, где можно бог знает сколько горшков поставить, во вторых хотя бы кадка между сидений была поставлена, вить не лето, масло не растает; признаюсь Друг милой Лиза, что вы меня зарезали это слишком мне рубль в день делает; да и чай к вам привезли, ты бы хотя на несколько часов остановила карету, да прислала бы несколько фунтов, ты знаешь, что всегда я сюда детям посылаю, а здесь очень посредственной 8 р. 50 к., 9 р.- когда денег нету и Николай так решительно умеет отнимать даже надежду к получению, когда говоря: ЧТО ДЕНГ НЕТУ; НО И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ И ВПРЕДЬ ОНЫХ ИМЕТЬ; то признаться, желание к лечению и к жизни здесь сильно отпадает, кажется нужнее мне прислать нежели лишние издержки делать по конторе и так дорого за карету заплатить.- Куда же горох девался? Его продали, как ты писала, не уж то все крупу купили, масла постного не покупать, ибо оно дорого, да нам здесь придется скоро есть нечего, там будем покупки делать, а здесь умирать с голоду.-
Фед. Федорович писал к Антону Осиповичу, чтоб нашел денег, занял бы прислал, здесь не тот город, чтоб нашелся человек, который бы помог, хотя умри.- Шинель Фед. Федоровича, ты бы могла прислать с Шелиховым, он несколько дней, как здесь, пришли хотя по почте, в шубе невозможно теперь ходить.-
Про здоровье мое я тебе скажу, что хуже, чем худо. Прибавка ко всему сильной жар по вечерам, как пласт лежу, и только один жестокой кашель с рвотою, заставит опомнится; погода бесподобная, в течение 6 ден, говорят, что вскрытие реки причина моих прибавлений к страданию; увидим, только скажу, что меру превзошла терпения, к тебе пишу, несколько дней по утрам.- Прощай Милая Сестра, обнимаю детей и благословляю, беспокоит меня Костина ножка.- Всем, всем кланяюсь.- Мочи нету. Прощай. Преданная
М. РАЛЛЬ.-

Сей час Милой Друг Лизонка, мы получили твое письмо. Я беру вместо Мамашки перо ибо она так устала что не в силах писать.- Сколько мне известно, то брат Федор, еще не пошел в Польшу, и будто дивизия движется, то она будет стоять в Губерниях нашей (Польши), и единственно для того, что их держать в спокойствие, ибо буйные их головы на все готовы.
Машенька мне велела тебе сказать, почему ты думала что Аделунг взял твою пенсию, она, сколь мне помнится, к тебе писала: что он, без новой доверенности и свидетельства о жизни твоей взять ее не может, ибо по установлению князя Волконского обе сии бумаги должны быть представлены при каждом разе.
О Польше мало известно, ибо донесения Главк. г. Дибича, по причине распутицы, разлития рек никаких движений сделать невозможно.-
Отряд мятежников ворвался в Курляндию и выжгли Поланги, вот все что известно.-
Прощай Мой Друг! Детей целую, и добрым нашим барышням душевно кланяюсь, как и всем нашим домашним.
Твой друг и брат ФЕДОР.-

P.S. Плащ мой пришли почтою. Тим. Ермолаевича сына Яшку я отдал здесь к славному Confisen Beranger на пять лет без платы, то Милой Друг Лиза, прикажи ему сшить три рубашки; из своего сукна, чекмень с панталонами, и прислать его с Мужиком по вернее, которой сюда пойдет, чтоб его дорогою берег, не смотри на то, что отец будет говорить, через 5 лет он будет человек.- Непременно прислать.-
Обнимаю вас душевно, сегодняшняя ночь была убийственная. Прощай.
№258 Петербург сего 8 апреля 1831.

Принесли нам повестки на имя Федора Федоровича, в которой все мы прочли четыреста рублей ассигнациями, ты можешь себе представить, как мы обрадовались; но через два дни, когда Частный Пристав засвидетельствовал, что Федор Федорович точно он и приложил печать, вот какая всегда история для получения денег, или посылки, что же вышло, шинель Фед. Федор., а не деньги. Очень я рада, что оную ему прислала; но деньги делаются час от часу необходимы.- Бога самое ради прошу Антона Осиповича, отыскать денег, хотя сколько возможно занять у Мужиков и прислать, ибо то, что по своей доброте предложила Варвара Александровна, из рук в руки пойдет доктору, которому ни копейки еще не плачено, стало жить опять ни одной копейки не останется. Я все продала, что могла, салфетки, старые свои платья, шерсть из которой я вязать не могу, теперь прошивки одни отдала продавать, и помаленьку необходимые нужды детей исправляю оными деньгами.-
Мое здоровье от дурной погоды, то есть от разлития рек очень сделалось худо жаром, и все припадки прибавились, ночи мучительные; но Господь и тут не до конца прогневался на меня грешную, вот два дни, что стало получше, в доказательство, что я сама, хотя с большой расстановкой, но пишу к тебе.- Нева третьего дня прошла, стало с Шарлотой Федоровной Малиньку видеть невозможно, а Федору Федоровну часто вижу.- Она так добра к моим Мамзелям, что меры нет моей благодарности; на нее истинно весело смотреть, как она здорова, молода, свежа, как бегает, как легка и весела очень, так, что чудо, что с ней сделал Штофьрегель, она мне говорит, что не чувствует никаких признаков лет, коли не стыдно, в шутку пошла бы танцевать.-

9 апреля.
Вчерась в обед получили твое письмо с Варвары Алек., и Надежды Дмитриевны, но признаться, меня очень ошеломило, что В. А. денег не может прислать, я сильно на них считала к празднику для доктора большая часть, а теперь и Над. Дми. так добра, что предлагает то, чего еще сама не имеет, а нам до зарезу приходит, то если у ней деньги, то немедля присылайте. Я уверенна в своих Мужиках, что если Бурмистр и городецкой староста, скажут зажиточным крестьянам, что я сильно больна не имею денег, то на верно за них отвечаю, что всякой даст, что может взаймы, а Контора обязана дать расписки в оных деньгах; оное со мною случается всегда летом, и никогда я не получала отказу; эдаким образом легко можно собрать около тысячи рублей; за оное я отвечаю и занимать в Старице не хочу, не желаю, во первых себя в огласку отдавать, а во вторых против их правил, пишу для того к тебе, что ты скажи Ан. Осиповичу, к нему от того Фед. Фед. не пишет, что он ему ни на одно письмо не отвечал, все болен, пускай он пошлет Бурмистра и Городецкого старосту, верно, деньги тот час принесут; но тот час отправьте, если это не получим прежде Праздника, то есть нечего будет, ибо последние гроши добиваем.- Лукяновской Крестьянин имя не знаю, которого мне Лютов рекомендовал, едет завтра, я с ним посылаю 400 пробок и сундук с остальными шубами, все будет запечатано и он к вам доставит. Прощай Милая обнимаю детей и всех вас, сильно устала; но сегодня ночь была по лучше, слаба через меру.- Прощай.-

Я пишу тебе любезная Лизета, сказать Антону Осиповичу, что Мария Дмитриевна непременно требует, чтоб Василия Ефимова и Дарью Васильевских, отпустили, по паспорту на год, буде на нем есть недоимки, то прислать особую записку об том; его для того отпускают, что зять его здесь сделал нам большие услуги, которые желаем некоторым образом вознаградить.-
Бухгейму вели сказать, что я согласен, чтоб фабрика заняла у господ Фетер 2000 рублей для покупки бумаги. Я надеюсь, что фабрика сию малую сумму легко и скоро в силах будет заплатить.- Изделия оной, я ему писал, я жду.
Прощай дрожайший друг! Бог да сохранит вас всех в Первитине.-
Твой ФЕДОР.-
№259 Петербург сено 15 апреля 1831 года.

Начну тем, Милой Друг Елизавета Федоровна, сказать тебе, что мое здоровье все это время было несказанно как худо, но вот другой день, что я гораздо лучше сплю, и кажется, что и кашлю по лучше, не так порывист, и пятый день не рвало, но понос, жар, лихорадка с ознобом, все еще продолжается; Триниюс вместе с Германом были, нашли, что натура сильно действует, чтоб освободиться, от всех мокрот, и надеются много на мои силы.- Малинька прислала Маквица меня подробно рассмотреть и ей отдать отчет, он был здесь несколько дней, был два раза у меня, и нашел, что Герман чудо сделал, что избавил меня от живота, ибо он меня прошлого году видел и говорит решительная водяная, но советовал между тем сделать с другими докторами Консультацию, чтоб избавить меня от изнурительной лихорадки и жару, который меня так ослабил, что я еле через горницу перехожу; но этого сделать невозможно, ибо Герман совершенно откажется, а старой методою лечится не возможно, желудок мой и без того ничего не варит, я сижу теперь на ухе и саго, а мяса уже не варит желудок.-

16 числа.
Представь себе, как несносна здешняя почта. Приходит от вас [в] воскресенье, Гедеонова у меня была в понедельник, получили письма, я во вторник утром посылаю на почту узнать, на карте смотрят, говорят, что нету писем, между тем в половине дня приносят письмо от Антона Осиповича, где он пишет, что деньги 800 послал, от тебя писем нету, ну может ли это быть?- Наконец вечером вчерась в среду приносят повестку об деньгах, а от тебя все нету писем, я все надеюсь, что может быть с деньгами письмо.-
Я вчерась об своем здоровье сильно не хвастала, меня так схватила боль, резь в животе, как я тебе писала вчерась, потом, кашель, раз пять ужасно рвало, и целый вечер безгласно в жару лежала, в 9 часов в постели, продолжалось оное до часу, тогда начала сильно слабеть, и благодаря бога остаток ночи я изрядно спала, хотя три раза слабило, вот тебе подробно об моем здоровье.- Кстати деньги прислали, оставалось у нас только 40 рублей.-
Поздравляю вас с праздником, Христос воскрес всех, всех, грустно, что мы не вместе, приведи меня господь вас всех увидеть и обнять, воображаю все, что у вас делается, и сколько вы об нас думаете.- Мои сыновья говеют Сережа сегодня причащается, а Николенька в карауле сегодня а причащается в субботу, Мамзели мои не говеют, а я ни одной обедни не слыхала. Пожалейте обо мне, коли бы бог привел хотя в праздник.-
Прощайте. Благословляю детей, обнимаю и поздравляю Вар.Ал., На.Д., М.Ив., г-н Каула, Ад.Я., Наташу, Ан.Оси.. Со всеми Людьми христосуюсь за очно.- Боже сохрани вас и меня возврати.
Душой преданная М. РАЛЛЬ.-

Поздравляю вас любезная тетенька с наступающим праздником, желаю вам совершенное счастье. Христос воскрес.
(фр-я приписка) Anastasi Rall.-

Честь имею вас поздравить любезная тетенька с праздником. Христос воскрес. Не имею довольно места чтоб всех отдельно поздравить.
(фр-я приписка) Anna Rall.-
№260 Петербург сего 22 апреля 1831 года.

ХРИСТОС ВОСКРЕС.

Письмо твое с Мужиком, мне дюжину чулок и дюжину носков детям, и прекраснейший подарок бисерная кошка для Анюточки от Надежды Дмитриевны, а по почте вуаль и Анюточке воротник прекрасной от Варвары Александровны мною получены, Милой Друг Елизавета Федоровна, не нахожу слов моей благодарности за прекрасные чулки Матрене Ивановне и Наталье Федоровне, и Аксинью благодарю за ее пару, скажи пожалуйста им, что я в душе чувствую их атенцию.- В.Алек. и Над.Дми. истинно не знают чем моих мамзелей утешить.- Право это слишком уже много и только души одни чувствовать умеют.- Вуаль прекрасный, чисто удивительно вышит и очень скоро, Анюточка от него в восхищении. Полная моя благодарность девкам, и ты, Милая Елизавета, купи пожалуйста на фабрике на нашей по цветному платку и каждой из них, кто работал от меня подари, коли денег нет то хотя в долг. Коли (biais) дошили, то с Мужиком прислать, я знаю, что после праздника пойдет Васильевской Василий Ефимов, то с ним можно прислать, ибо по почте дорого, да и затруднительно доставать здесь.-
Я начала так письмо, что я не поздравила тебя с торжественным праздником, желаю вам всем счастья и здоровья. Дочери мои не говели на Страстной неделе, а сыновья говели; но Мамзели были в церкви сколько возможно, а в пятницу ночью и в воскресенье с Обуховой, где заутреня безрасзходная обедня, приехали в 4 часа домой, в праздник все по обыкновению разговлялись в 10 часов, и Николенька Аделунг к нам пришел, целый день были дома, кроме Ралля, которой по утру делал нужные визиты.- В понедельник ездила обедать к Фед. Федоровне и там взяла танцевальный класс.- Вчерась во вторник Настенька с отцом делали визиты, а вечером были на вечере у Бульмерин, те которые с нами учатся танцевать.- Сегодня Николенька в карауле, а Мамзели с отцом и Сережею едут к Раллю обедать.- Теперь я все дома, сил нету еще через горницу перейти, признаюсь тебе, Милая Лиза, что я была совершенно безнадежна, и все мои были в отчаянии и доктор даже, я тебе старалась оное скрывать, но теперь слава богу мне действительно лучше, рвота кончилась тому десять дней, кашель хотя силен, но не так упрям, и доступил Герман, что у меня ОТКРЫЛСЯ ГЕМОРОЙ, чего все доктора давно желали, но не могли доступить. Это у меня отняло удивительный жар и лихорадку, которой целый день продолжался, а по вечерам и ночам безгласна, даже до обмороков; теперь хотя лихорадка еще есть но жар менее, силы мало по малу возвращаются, только еще не в силах ходить стало еще менее выехать, опасность теперь прошла, кризис я выдержала, а Герман дает надежду к совершенному облегчению, у нас оба дня праздника были сильные дожди и мой рюматизм в руке так силен, что совершенно не владею и рука кривая и опухла.-
Сей час перебила меня писать к тебе Малинька. Лед шел Ладожский все эти дни никакого не было сообщения, сегодня возможно, она привезла известие, что генеральша Зиминская, которая поехала к мужу в Армию, которой служит вместе с Федором в одной дивизии бригадным командиром, она пишет к Малиньке, что встретила Федора брата между Мазуры и Переславля в Подольской Губернии, что он здоров совершенно, ведет дивизию, за командира, которой здесь болен, он много расспрашивал про всех нас, ибо эта Зиминская живет в одном доме с Малинькой и очень с ней коротка, стало ему приятно было узнать об нас всех, он ее просил, чтоб она написала об нем, что он здоров, весел и на марше, от того сам не может, что она и исполнила тот час; она должна воротится сюда скоро, стало еще лучше мы об нем узнаем; вот тебе приятные известии.-
Швеи пускай начнут кисейные полосы, тем узором и так, как я Нат.Федоровне говорила, увидим, как силы мои возвратятся, что нужно будет другое шить. Девочки, чтоб продолжили по перкалю оборки, какой хотите узор выбрать, чтоб руку набивали на далее.
Я послала тому около двух недель сундук с остальными шубами и четыреста пробок с Крестьянином Ульяновским, двоюродный брат Мотова, за 10 р. ассигнациями. Доставил ли все? За него Мотов отвечает.- А имя его забыла, кажется Фома.- Раллевой свадьба на той неделе во вторник. Дети видали приданное очень изрядное, а платья прекрасные, здесь так мода меняется ежемесячно, короткие рукава носят.-
От Петра Ивановича письмо получили он в сокрушении, что Николай ездил поздно за рыбою в Москву, боится, чтоб она не испорчена была?- Вино белое надо разлить, вам купить нечего будет, пожалуйста, Мой Друг Лиза, не церемонься провизию употребляй, как и куда хочешь. Здесь сильно все вздорожало, а зелень приступу нету. Как я думаю часто об Первитиньской, бобы турецкие были 2-50 фунт теперь 1-50, кто их купит, спаржа 1-80 лучшее, вить это мочи нету, когда редиска 40 к. десяток, огурцов свежих и не слыхала, чтоб были.
Письмо Ан. Осиповича меня много порадовало к Фед.Фед., все так хорошо он придумал, по благодари его от меня, коли бы господь меня с вами соединил нынешним летом, единая моя к нему молитва.-
Обнимаю детей с ними христосуюсь. Не в силах сама им отвечать.- Христос с вами.
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Что касается до доверенности, то это невозможно Фед. Фед. отсюда послать, а ты прикажи от своего имя написать, все равно будешь подписывать, скажи оное Николаю.-

Спешу сказать вам хотя несколько слов любезная тетенька, здоровье маменькино все еще дурно, однако вот несколько дней кашель немного лучше. Помоги ей Великой Творец. Мы проводим довольно приятно Святую неделю, если б только не здоровье маменьки, то было бы весело. Вчерась мы обедали у Ралля, свадьба будет во вторник. М-м Лидерс вам кланяется. Шелихов вступает в службу к Министру финансов. Сегодня иду к княгине Трубецкой … вечером …
Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
№261 С. Петербург 29 апреля 1831 года.

Что мне тебе сказать любезная, Лизанька, на счет моей жены, она все почти в одном положении. Единая надежда наша на Великого Творца, но она сама лучше о себе писать будет.
Во время отъезда нашего из Первитина, голова моя не была на месте, я забыл свои бумаги о службе, они в моем дорожном ящике, который стоит на диване, когда его откроешь, то надобно еще крышу открыть, в оной они все вместе лежат в изорванном куверте; их всех пришли. В диване в верхнем ящике, где крепости и планы, найдешь ты письма Графа Аракчеева ко мне, их пришли вместе с оными бумагами, только вели на почте застраховать, чтоб не могли пропасть.- Наталья Федоровна будет иметь для меня сию дружбу оное выполнить, и при первой почте ко мне отправь.
Г-ну Бухгайму, по оказии вели сказать: что (кисею) я получил, но напрасно он прислал пестрых шейных платков, их здесь не носят. Я писал к нему, чтоб он сделал белых, для пробы таковых может быть здесь возьмут. Когда отвезу их фабриканту (Витепажу), то г. Бухгайму писать буду.
Добрых наших барышень благодари за их воспоминания, я их истинно уважаю и почитаю. Всем домашним нашим скажи все хорошее от меня. Детей прижимаю к сердцу, как и тебя добрая сестра.
Твой ФЕДОР.-

Письмо твое, Милая Лиза, получила и Biais для Настеньки, бесподобный, так, что кто ни видит удивляется, точно как кружево иностранное, теперь пускай девушки шьют по кисеи полосы.- А я бы желала, чтоб Вар.Алек. посмотрела тот тюль, что я тогда прислала, годится ли он на шарфы или нет и мне написала откровенно, может быть я тогда придумаю шарф вышить.- Бумаги про которые тебе пишет Фед. Федорович, не лучше ли послать на тяжелой почте, ибо думаю Аракчеевских писем много, ключ от дорожного ящика лежит у него в ящике в столе, где обыкновенно он деньги клал, а Аракчеевския письмы в той стороне дивана, что к окошку, оные бумаги скоро нужны Мой Друг; но на первой тяжелой почте пришли, коли дорого на легкой.- Благодарю тебя за чай, очень, очень ты меня одолжила и жду его с нетерпением, ибо здесь не хорош и дорог.- Вообще так цена прибавилась на все, представь, что дешевле 4 р. четверти телятины нету, 1р. 50к. курица, а зелень и коренья удивительно дороги, так, что не знаешь, что есть, говядина 26к. и 28к. фунт.- Я думала, что рыба дешева и того нету одни налимы да пескари и плотва дешевы.
Я от Маменьки наконец письмо получила, коли я буду дома летом, то она приедет к нам. А я про себя сказать ничего не могу, ибо до такой степени слаба, что через горницу с трудом хожу, не трогаюсь с места, боли в животе, в боках так сильны и кашель опять стал сильнее, одним словом лихорадка ежедневная, рука сильно распухла совершенно не владею, стало, что богу угодно то и будет, в силах ли я когда доехать до Первитина, все в руках Царя Небесного. Думаю, что хуже мне стало от погоды, с самого праздника дурная, все дождь, иногда и снег, холодно, и все лед Ладожской идет. Разошлась Нева 4 апреля а до вчерашнего дни все лед идет, то наведут, то разведут мост, Малинька на лодке переезжала, а Шарлоту Федоровну я еще не видала, сегодня дети и Ралль едут к ней.- Пандер пропозирован опять Академиком, как я буду рада, ибо не видывала лучше человека в мире.- Не сокрушайся об Федоре, я к тебе на прошедшей почте писала, что мы здесь слышали. Об сестрице Гамс, никакого известия не имеем и ничего не знаем.- Андрей часто пишет, умница.- Прощай, Мой Друг, устала до смерти писать, обнимаю детей и благословляю, всем душевно кланяюсь. Преданная душою сестра
М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст).

Что сказать вам любезная Тетенька о здоровье Маменьки оно все очень худо, рука сильно распухшая, но доктор все имеет надежду. Бог да услыши наши молитвы, помоги ей. Мы все слава богу здоровы, также как и наши родные, все кланяются. М-м Goulan перепоручила мне оное же. Прощайте любезная тетенька, целую Барышень, М.И., Наташу, братьев, А.Я. и М. Каул кланеюсь.-
Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

И я также хочу сказать вам хотя несколько слов любезная тетенька и поцеловать братьев, барышень, почтенную и добрую М.И. также и Наташ. А.Я. мой поклон. Остаюсь ваша племянница и секретарь.
Анюточка.
№262 Петербург 6 мая 1831 года.

Получила я твое письмо, Милой Друг Елизавета Федоровна, от 20 числа, Слава богу, что вы продолжаете все быть здоровы, Костеньку поить я право не знаю чем, но прекрасно черным смородинным листом; но когда приедет Герман я с ним посоветуюсь и к тебе на будущей почте напишу, что он мне скажет.- Да Мой Друг! Бог милосердием своим, не оставил меня грешную, страдания мои превышали силы мои да и теперь еще, хотя ночи стали немного лучше; но боли мало убавились, жар еще все продолжается с кашлем по ночам; но 4 дни, что погода стала по теплее мне решительно лучше, хотя ноги по вечерам сильно пухнут, кисть моя как подушка распухла с болью, совсем я ею не владею; но все таки теперь имею надежду, остается Нева; завтра, коли будет 15 градусов тепла, то поеду по приказанию доктора гулять и может быть господь мало помалу укрепит; что я на конец блаженную минуту увижу соединится с вами мои Друзья, не могу подумать без слез об этом блаженном времени, а когда, это богу предоставляю, когда сила возвернется, а теперь еще с места не встаю, и с трудом по горнице хожу.- Biais я давно получила и благодарила, очень рада, что начали полосы; если получу от (Сlaire; Elaise ?); что тюль, которой я послала годится на шарфы, то тогда я к вам напишу.- Благодарю всех соседей, что мною интересуются, авось господь меня принесет к вам, тогда я лично всех увижу.- Я к тебе писала, что погода от первого дня Святой недели и до вчерашнего дня была холодная, а с начала дожди и снег, третьего дня был еще сильной морось; но сегодня прекрасной день, кажется, что пойдет тепло, Фед. Федор. сегодня поехал к Шарлоте Федоровне с детьми на вечер. У Ралля никого на свадьбе не было, неделю как она вышла, за несколько дней она с сестрой и с женихом у меня обедали.- Я сама счастлива, что у меня Авдотья Ивановна, ибо дети много выезжают, я бы по целым дням была одна, она мне в большую отраду.- Сыновья мои в карауле обыкновенно в среду, они оба у тебя ручки целуют, Сережа немного не здоров, объелся.- Прощай Мой Друг, скажи пожалуйста получили ли вы сундук с шубами и мешок с пробками, которой я послала через Лукьяновского мужика, двоюродного брата Мотова?- Детей благословляю, обнимаю, всем кланяюсь.-
М. РАЛЛЬ.-
(фр-й текст)
(приписка от Ф.Ф. не читается из-за выцветших чернил)
№263 Петербург сего 13 мая 1831 года.

Письмо твое от 6 числа, Милый Друг Елизавета Федоровна, мы получили вчерась, слава великому Творцу, что вы все продолжаете быть здоровы.- Скажу тебе про себя, что Благодаря Создателя, с тех пор как время стало лучше; то есть с лишком неделю, я начала гулять ездить всякой день в двенадцать часов, сначала пол часа, а потом и по целому часу; мы так счастливы что в этом доме, где живем есть маленькой садик очень миленькой, стало вынесут креслы и я там на солнце сижу час и два, исходя по силам, тут же и беседочка, в которую Николенька и Сережа перешли жить, а их комната мне сделалась спальнею, стало очень покойно; боли мои в животе, в боках все те же, а особенно вся левая сторона, рюматизм так силен, что рука левая моя как пуховик, слабость сильнейшая, как приеду, так и повалюсь в постель.- Но кашлю гораздо лучше, не рвет и ночи лучше сплю, ознобу более нету и по вечерам жар менее прежнего, так, что … надежду имею вас нынешнее лето обнять в Первитине, признаюсь, что это есть единственное мое желание, сердце замирает, что господь не приведет; надеюсь, что погода продолжится, хорошая погода укрепит мои бедные силы и боли уничтожит; Герман действительно сделал со мною чудеса, я бы не ожидала, что эдакие маленькие порошки имели эдакое сильное влияние, еще и не всякой день принимаешь а через день и через два дни; если бы не мое тело изнуренное, то бы давно можно выздороветь.- Я очень рада, что тюль годится для шарфу, и так прошу, Милую Варвару Александровну выбрать узор, ибо у меня есть прекрасные шарфенные узоры, полагаюсь совершенно на ее вкус, чтоб приказала Машке срисовать, и начали бы шить, бумагою, а не белью, ибо бумага лучше моется, естли бумаги надо пришлите образчик, я, бог даст, привезу, то как вы там рассудите оставить двух шить полосы а двух считая Ольгу шарф, или всех на шарф, одним словом как хотите.- Представь, Елизавета Федоровна, что сегодня 13 число, и что до сей поры Мужик не принес чаю, сам с ним пропал, боюсь не утонул ли на барке, напиши имя Мужика с которым послала, то я могу тогда узнать через других жив ли он или нету.- Теперь другой, послала я к вам еще на страстной неделе с Ульяновским Мужиком сундук с шубами и пробки, от вас, ни слуху ни духу нету, сколько раз я писала ответу не имею, боюсь не пропала бы, Мотов за него отвечает, ибо он двоюродный брат, я бы советовала послать узнать, беда коли пропадет сундук, он подрядился его и мешок с пробками привезть за 10 рублей бумажками, которые ему надо заплатить, ибо здесь ему ничего не дали.- Генеральша возвратилась из Армии на этих днях и сказывала, что она оставила Федора брата совершенно здорова, в Подольской губернии, в городе Старом Константинове, она просила, чтоб он с ней писал, он говорит ей вы живая грамота, расскажите им, что я здоров и весел, а я лучше на почте после вас буду писать; вот тебе самые приятные новости, что касается до дел Польских, писать об них нельзя; но хорошего мало.- Жаль бедную Мари, что она в таком беспокойстве об Лехнере, сохрани его бог и возврати в Одессу.- Благодарю много Надежду Дмитриевну за ее письмо, слишком много писала и слаба, чтоб особенно отвечать.- Милая Лиза бога ради, кушайте рыбу с ботвиньею, и все что запасено, я знаю твою деликатность, ты все будишь беречь, а только прошу тебя, запася садок свежей рыбы, прикажи ловить.- Прощай Милая, обнимаю тебя и всех детей и милых барышень и Наташу. Мужчинам мой поклон.- Преданная сестра
М. РАЛЛЬ.-
(фр-й текст)
№264 Петербург сего 19 мая 1831 года.

Сегодня принуждена так писать, не получа еще твоего письма, тогда как Антона Осиповича письмо и Бухгеймаво вчерась еще получено; я полагаю, что ты верно доверенность прислала, от того видно повестку и не несут, всегда ее долго ждешь.- Здоровье мое, как я к тебе писала по лучше, то есть кашель по убавился и рвоты нету, но силы мои все еще чрезвычайно худы, я начала гулять ездить, и попробовала, в последнее воскресенье, отобедать по ране дома, выспаться, и поехала в 4 часа к Аделунгу, на лестницу меня внесли, они меня со слезами приняли, домой возвратилась в 7 часов; но оное сделало мне вред, так устала, что сильная была лихорадка с жаром и всю ночь не спала; на другой день был Герман, советовал мне опять выехать, говоря, что это одна усталость, и так я поехала к Малиньке обедать со всеми, там отобедавши и выспавши, когда они встали из за стола, что было в седьмом часу, тогда, я отправилась домой, и опять имела сильную лихорадку, и так вчерась я чуствовала себя очень слабою и боли в животе в боках сильнее, так и не ездила даже гулять, сегодня ночь была очень дурная, сильно кашляла и боли в животе были сильнейшими, однако время прекрасное и я поеду кататься, но никуда не выеду.- Скажу тебе и для всех вас приятную новость, что Герман, велел мне ехать в деревню в начале июня, находит, что дорога мне пользу сделает, что мне нужен Le grand mil de la Compagne, а что здесь дачи все сыры для меня, и так теперь зависит от моих несчастных сил, которые в сильном изнеможении от болей живота и боков, надеюсь на Милость Божью, что помаленьку они укрепятся, он лекарства со мной дает, и туда будет присылать; но я должна осенью воротится назад, он отвечает, что меня совершенно вылечит, и если бы я приехала прошедшим летом, то бы была совершенно уже здорова, удивляется силы моей конституции.- И так, Друг Мой Лиза, Господь милосердием своим дает мне вас всех видеть и обнять, Велик Бог Милостью.- Теперь давай какие хочешь комиссии на выбор но не церемоньтесь, только, Антон Осипович обещает денег прислать с ними пришлите сколько угодно что вам здесь будет нужно, за особое удовольствие поставлю выполнить желании ваши.- Сестрица Федора Федоровна после завтра отправляется в Павловское и у ней все лето будит жить и Шарлота Федоровна, то все эти дни я вместе с ними была; останемся мы совершенно одни, мне еще будет скучнее, ибо все сижу дома.- Я забыла тебе сказать, что я у Малиньки познакомилась с Зимишиной генеральшей, которая только, что возвратилась из Армии и рассказывала мне об Федоре, которого она всякой день видала, он совершенно здоров, только немного похудел, они при ней пошли в Старо Константинов там будут ждать повеления куда идти; она говорит, что уговаривала его к нам написать, он отвечал вы им все расскажите, а после как уедите то по почте стану писать; и так нечего тебе об нем беспокоится, он от лени не пишет.- Боюсь, чтоб не ушло время варить крыжовник зеленой, которой всегда я варила в начале июня, то прошу тебя, Милая Сестра, городецкого крупного и другую банку махрового попросить Надежду Арсеньевскую, чтоб сварила, ибо Аксинья всегда со мной варит, и прошлого году испортила, а Аксиньи вели из зеленого крыжовнику ягодник сварить банку, пожалуйста сделай.- Пробки у тебя есть прикажи делая вино разлить, но только в самые чистые бутылки от белого вина, я отсюда несколько послала, а в начале июня прикажи Аристарху бочку пива Кроновского налить сто бутылок, остальную бочку пива всю разлить на анкеры или, коли есть в 6 ведер бочонки и зарыть их в лед, ибо от жару, в бутылках киснет пиво, а эдак вернее.- Бога ради приготовь в садок рыбы, свежей, я только ей и дышу, совсем желудок мяса не сносит.- Маменька чаще стала писать и наверно к нам пожалует.- Прощай до завтра, может письмо твое получу, а мужик с чаем пропал.

21 мая.

Поздравляю тебя с сегодняшним именинником, обними его от меня, дай сию ему милость Господню, и что то его ножка, которая меня беспокоит, однако я надеюсь, что через месяц с вами вместе Друзья Мои.- Письма от тебя не получала еще, не понимаю, догадываюсь, что верно с доверенностью, то сегодня донесут, однако Ан. Оси. и Бухьгеймого принесли третьего дни.- Есть известие об чае, Мужик этот барки тянул, на днях придет, другой Мужик сказывал сегодня.- Прощай Милая, обнимаю всех детей и благословляю, всем кланяюсь, спешу на почту. Прощайте.- Дети все кланяются.-
№265 С. Петербург сего 27 мая 1831 года.

Письмо твое, Милой Друг Елизавета Федоровна, с доверенностью представь, что мы получили только в конце недели, в самую ту минуту, что Аделунг ехал в Павловское, а мы у них их провожали; стало доверенность он взял и с нею уехал, не знаю когда приедет, чтоб мог пенсию твою получить, думаю, на будущей неделе не прежде.- Ты в оном письме писала, что на Николаево имя прислано на почте три тысячи рублей и, что он, получа их, тот час нам пришлет; вчерась же получили последнее твое письмо от 20 мая, накануне Костенькиных именин, я весь тот день была мысленно с вами и воображала его радость и всех вас. Ты в нынешнем письме ничего не пишешь об этих трех тысячах, чтобы это значило, от куда более Николаю получить как не наши деньги; Антон Осипович то же пишет, но ни слова об них не упоминает.- Писал, что продал 50 четвертей ржи. Бога ради, чтоб немедленно деньги прислал, ибо деньги одни нас останавливают. Здесь доктор отпускает, даже желает, чтоб я ехала в начале июня и мы хотели 5 числа выехать, но денег нету и должно будет ждать присылки, и буде Николай получил наших денег три тысячи, то и оные прислать, для того, что детей надо очистить их жалованием, время пришло, да и у них гроша нету, стало без денег их оставить нельзя.- Мы здоровы все почти одинаково, мало помалу очень силы приходят, однако, я гулять езжу, менее теперь устаю, а бывало без гласно повалюсь, у нас маленькой садик, так как мы лошадей не имеем более, что нечем платить, то я в саду сижу по утрам часа два или три и возвращаюсь менее устала, как прежде; но боли живота, боков желудка одинаковы измучили меня, если бы эти боли прошли, то бы и силы мои бы умножились. Я надеюсь много на дорогу, ибо и зимою она мне пользу сделала, что и доктор думает. Ночи еще очень плохи, все жар и сильное очищение, он говорит, что все я в кризисе, и если бы я прошлого году сюда приехала, то бы наверно избавлена была от своей болезни; я ему слепо теперь верю, ибо он со мною действительно сделал чудо, когда приеду бог даст все расскажу, рука моя все пухнет и не владею, и ноги пухнут, не сморкаю более двух месяцев; но все оное доктора не страшит, и надеется, что я совершенно выздоровлю, только осенью в начале должна здесь быть.-
Благодарю много за поздравление всех вас, вот третий год, что я не с вами этот день, видно богу так угодно.- Мы тот час едем, если деньги вы пришлете, а здесь ищем занять, чтоб детям оставить на жилье, ибо я на ети 3000 р. надеюсь, что ты писала на почте у Николая, коли бы было верно бы уже прислали, бога ради не задерживайте нас, что есть у Антона Осиповича денег за рожь присылайте.- Все родные в Павловском там и Малинька Пандер наняла, вчерась со всеми детьми отправилась, у ней детки бесподобные. Пандер еще здесь остался, сегодня у нас обедает и везет моих мамзелей смотреть Кунц-Камер.-
Прощай Милая Сестрица, выполню твою комиссию, будь покойна, обнимаю тебя душевно и всех детей благодарю, не в силах сама к ним писать.- Ан.Осиповичь пишет, что у вас дожди, а у нас прекрасное время, перепадают дожди, но не велики, был град, гроза сильная, убила трх человек.- Всем кланеюсь и благодарю за память. Мои все вас обнимают. Преданная душою М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст)
№266 Петербург сего 4 июня (1831).

Письмо твое от 27 мая получили, Милой Друг Ели. Федоровна, только, что меня всегда бесит, почта сюда приходит воскресенье а к нам прежде среды не принесут писем, представь, какое мучение.-
Ты меня очень обрадовала что что нашли средство Костенькину ножку вылечить, ибо она меня очень беспокоила.-
Жаль мне бедную Аксинью; но старость ее слишком уже велика, однако она бывала сильно больна и выздоравливала.-
Славную партию делает Ладыженская, очень я рада она миленькая девочка.- Мое здоровье все одинаково, но если богу угодно все таки мы скоро к вам едем, прибавка к моей болезни сильно ноги пухнут, так что ходить не могу, начала со вчерашнего дни опять гулять ездить, ибо у нас такие грозы и дожди были беспрерывные, которые меня сильно расстроили, первый день был хорош вчерась, то я и гуляла.-
Помилуй, Милая Лиза, что ты ни слова не пишешь, что это за деньги 3000 рублей? Что ты писала, Николай получил на почте; скажи от меня Ан. Осиповичу, что же он не присылает те деньги, что рожь продал, мы их ждем, нам не с чем ехать, вить вы помните, что на Святой Неделе только прислали 850 рублей. Этими деньгами не далеко уедешь, давно уже гроша нету, и принуждены были в Москве занять 1000 рублей у Вяземской и той живем, и того не достаточно.-
Прощай, Милая, обнимаю вас всех душевно. Бог Милостив, на той неделе в конце думаем коли Господу угодно ехать.-
Душою преданная М. РАЛЛЬ.-

(нем-й.? Текст)
№267 Петербург сего 11 июня (1831).

Представь себе, Милая Лизавета Федоровна, что почта пришла в воскресенье, а сегодня четверг и до сей поры от вас писем не принесли.
Это надо сума сойти, ровно неделю, что ты писала, ибо верить не могу, чтоб не писала, я думаю, что Ан. Осипович, прислал к нам денег, то с повесткой ваши письма.-
Я к тебе для того пишу, чтоб ты была покойна, а мы на этих днях едим непременно, с нами едет Огарева, сестра Акинфьева до самого Первитина и пробудет у нас суток двое, то ты Мой Друг приготовь ей Настенкину комнату с ней маленькой трех лет ребенок и барыня.- Я надеюсь, что ты не забыла, чтоб розовую воду гнали, и чтоб розаны не пропадали, буде не делали, то заставь Ермолаевича тот час, чтоб всякой вечер оберал розаны и гнали мне воды, оной будет много нужно, бога ради.- Все дети ручки твои целуют, сыновья сей час только с караулу сменились.- Барышень обнимаю. Прощайте. Скоро господь нас соединит, коли ему оное угодно.- Прощайте, Христос с вами, детей благословляю.
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-
№268 С. Петербург 19-го июня 1831-го года.

Чтобы успокоить вас при самом вашем приезде в Первитино я решился писать сегодня; если поездка ваша окончится благополучно то письмо сие получите вы в понедельник. Велик бог милостью что вы выехали отсюда в воскресенье, в понедельник вечером открылась холера и в продолжении сих дней померло 9-ть человек; полагают, что ее завезли мужики на барках из Вытегры. У нас приняты меры и войском сильно оцепят сегодня город. В понедельник был у нас смотр после обеда; Государь чрезмерно был доволен а в особенности благодарил наш батальон; теперь у нас ученьев до 1-го числа июля кроме очередных и легких не будет. И так все эти дни с вторника мы были совершенно свободны. сидели дома и воспоминали об вас любезные родители. Вы не можете описать себе того чувства с которым встретили мы Колю, когда он привез нам радостную для нас весть о благополучном вашем прибытии в Павловск и о всех подробностях вашей поездки. Дай бог чтобы и вся дорога была столь же благополучна; это единственная моя молитва у престола Всевышнего; сделайте одолжение известите меня немедленно когда приедете в деревню. Вчера ввечеру выступили наши солдаты в лагерь на Семеновский плац а мы все офицеры живем по квартирам. Я получил письмо адресованное к вам от Антона Осиповича и распечатал его с тем чтобы посмотреть нужно ли будет его отослать. Я к вам его потому не пошлю что он пишет только о получении вашего письма и о других вещах, которые он вам изустно сам объяснит. Газеты немецкие и Северную Пчелу остальные номера сюда пришли, перешлю вам с Костенкиной игрушкой, а впредь будут оные к вам в деревню адресовать. Дом ваш сдал в порядке, только был один замок у папеньки в кабинете сломан и водовозу забыли заплатить. Все сие разочтено.- Коленька вам кланяется, он на будущей почте пришлет к вам папку его, она еще не готова и потому на этой почте сего исполнить не может.
Любящий вас сын НИКОЛАЙ.-

Много благодарю вас сестра за известии доставленные вами из Павловска о Маменькином здоровье. Стану отвечать вам чтобы уверить вас что я не неблагодарный. Я был у Германа об Маменьке он сказал что ей в ее положении никак не должно брать никаких ванн. А тебе можно купаться, только не долго сидеть в воде, чтобы не прозябнуть и также (boloins de propretes). Коленька живет у нас со вторника и хоть мы очень чувствуем разлуку по крайней мере … третьим лицом которое делило с нами удовольствие когда мы жили с вами любезные друзья.- Прощай же не забывай Настя извещать меня каждую почту о здоровье Маменьки и как ты ее находишь, знай что за 800 верст разделяющие от больной матери каждое известие об ней приятно и утешительно для болезненной души.
Любящий тебя брат Николай.

Прошло время, и то которое мы столь много ожидали, вы были в Петербурге мы наслаждались удовольствием видеть вас каждый день; а теперь сколь трудно снова привыкнуть к разлуке.- Вы выехали из Яковлева дома; мы велели заложить лошадей отвезли Елизавету Васильевну, еще раз с Коленькой пошли осмотреть комнаты; где все вас напоминало и какую то пустоту не токмо в доме, но и в самом себе, оставили вы после себя.- Грусть- Скука и печаль терзали нас со всей жестокостью и мы простившись с Коленькою, взяв с него слово рассказать подробно о вас, пошли прогуляться и этот день был посвящен вам, и разговор был только о вас; одно наше желание было и есть получить письмо от вас; где вы нам скажите что вы благополучно прибыли в Первитино. На другой день мы переехали в казармы и снова должны были привыкнуть к одиночной жизни.- С каким восторгом мы встретили Коленьку что принес нам свежие известия.- Дай Великой Творец чтобы дорога была счастлива; вы выехали весьма удачно ибо в тот же день появилась Холера в самом Петербурге.
Целую ваши ручки обнимаю сестер и братьев. Остаюсь вас любящий сын СЕРГЕЙ.-
№268 Первитино 6 сентяб. 1840.

Письмо твое, любезнейший друг Васюшка, я только третьего дня получил. Благодарю тебя всем сердцем за все твои распоряжения и устройства; боюсь только чтоб ты не остался без денег, первые которые получу пришлю тебе мой долг. Поблагодари Андрея Яковлевича от меня за дрова, они действительно чрезвычайно дешевы спасибо ему.
Это правда, что лошадь мою тебе назначал я под верховую езду, очень молода она, на четвертом году – но другой нет годной под верховую езду. Брат твой Сашенька всех лошадей видел и знает, поговори с ним и выбери любую и которую назначишь, твоя. Но уведоми не замедля, ибо долго мне в деревне медлить трудно, теплого нет.- Ежели могу наколотить рублей 1000, то и в Петербург.- На днях я получил от Екатерины Александровны Офросимовой, вашей тетки письмо, в котором меня уведомляет, что она выходит замуж за Александра Александровича Алябьева и вероятно свадьба уже была в его деревне подмосковной, потому, что ее письмо от 17-го августа и она в нем пишет что свадьба будет в оном же месяце. Объяви оное своим братьям. Вот тебе новость, новость которая меня удивила.
Жалею о твоем несчастье, поверь мне, что не было однако молодого человека который служил и дослужился до высоких чинов без огорчений трудности при несправедливостях.- Здесь нужна твердость.- Потерпи Казак — Атаман будешь. В военной службе только нужно терпение и дослужишь великих чинов, но кто имеет старание к службе и познание военное, тот их получит в лучших летах. Я тебе это говорю от опыту, и в 70 лет ее может иметь … мой друг, и знай что вся жизнь несет ряд горестей и прискорбий.- Твердость и величие души в самом их перенесении. …
Все мои тебе кланяются. Родным обо мне напомни.
Твой душой и сердцем
Ф. РАЛЛЬ.-

Во время … получил я письмо от моего друга Сашеньки благодари его и обними обеих от меня. Прощайте друзья мои.

Огарева Мария Владимировна

Огарева Мария Владимировна, урожденная Акинфова, супруга Ильи Ивановича Огарева, она же кузина автора «Горе от ума», и Софьи Алексеевны Римской-Корсаковой, урожденной Грибоедовой, по материнской линии. С Марией Дмитриевной дополнительно связывает ее женитьба брата Федора Владимировича Акинфова на Наталье Александровне Римской-Корсаковой.