История трех поколений семьи Ралль

 

Гессенцы
«Гессенцы» (англ. Hessians) — наёмные войска, предоставлявшиеся гессенскими князьями другим странам.

В 1769-70 гг. граф Алексей Орлов нанял вспомогательный контингент гессенских войск для Архипелагской экспедиции русского флота. Среди гессенских офицеров на палубы русских кораблей взошли тогда братья Ралль:
подполковник Иоган Готлиб (Johann Gottlieb von Rall 1726 — 1776); майор Франц Александр (Francis Alexander von Rall (1730 – после 1785) и капитан артиллерии Христиан Фридрих (Christian Friedrich von Rall 1737-1797).
Все трое уже испытанные бойцы: старший — участвовал в войне за австрийское наследство, в кампаниях в Баварии , на Рейне, в Нидерландах, служил в Шотландии во время якобитского Восстания . Он, как и средний брат, участвовал во многих битвах Семилетней войны;
младший — служил артиллерийским офицером на военных кораблях голландского флота и совершал дальние морские походы.
Родились они в графстве Гессен-Кассель в семье Иоахима Георга фон Ралль, происходившего из старинного шведского дворянского рода Штральзунда (Stralsund), и Катарины Элизабет Dreyeich. Мальчики были, что называется «дети полка»  генерал-майора фон Донопа, где отец их, начавший карьеру в 1717 юнкером, становится к 1729 году лейтенантом , в 1733 — полковым квартирмейстером  и капитаном с 1739 года . Через десять лет Иоахим Георг оставил службу, поселился в Ринтельне (Hesse), где и умер в 1771 году.

По крайней мере, двое младших братьев участвовали в Чесменском сражении.
В 1771 году в Гессене майор на русской службе F. Rall (Франц Александр) пишет о нем военно-политический отчет для некой сиятельной персоны (возможно графа Гессен-Кассельского).
А знаменитый екатерининский вельможа Архаров, вспоминает в 1808 году, что в Чесменском бою Христиан Фридрих спас ему жизнь.
Последний отличился и при штурме вооруженной башни на острове Лемнос, за что произведен в секунд-майоры и награжден 13 ноября 1771 года орденом Св. Георгия IV кл.
После исполнения контракта с Орловым (сентябрь 1771 — август 1772) старший брат, Иоган Готлиб, возвращается с гессенскими войсками на родину, где вскоре его производят в полковники и поручают в командование гренадерский полк.
Оба младших — переходят на русскую службу.

Франц Александр получает от Екатерины II в 1776 году позволение примкнуть волонтером к гессенским войскам, нанятыми Англией для войны с американскими инсургентами.

полковник Иоган Готлиб Ралль (ок. 1726 - 26. 12. 1776)
полковник Иоган Готлиб Ралль
(ок. 1726 — 26. 12. 1776)

Там он сражается под командой своего брата Иогана Готлиба. В самое рождество 1776 года, в битве при Трентоне с армией Вашингтона, Иоган Готлиб будет убит, а Франц Александр пленен и получит свободу только в 1783 после подписания мирного договора. Таким образом, карьера его в России не задалась.
Зато сын его, Александр Александрович, приедет в Санкт Петербург в 1788,
чтобы стать вскоре придворным банкиром, бароном и очень богатым человеком.

 

Карлсхафен, Postkarte Bad Karlshafen Weser, Hafenplatz, Hotel zum Schwan http://www.akpool.de/ansichtskarten/24218246-ansichtskarte-postkarte-bad-karlshafen-weser-hafenplatz-hotel-zum-schwan
Карлсхафен, Postkarte Bad Karlshafen Weser, Hafenplatz, Hotel zum Schwan
http://www.akpool.de/ansichtskarten/24218246-ansichtskarte-postkarte-bad-karlshafen-weser-hafenplatz-hotel-zum-schwan

Местом рождения Христиана Фридриха есть основания считать Карлсхафен, небольшой, уютный городок, расположившийся на реке Везер, в окружении гор Гарца. В юности он получил хорошее общее и военное образование, владел французским и голландским языками, на которых вел обширную переписку с государственными сановниками и даже главами государств. Его военные и политические отчеты вызывали у них живейший интерес.

 

Начало военной карьеры Федора Григорьевича относится к середине пятидесятых годов XVIII века. Среди документов, составляющих его уцелевший архив и хранящихся в рукописном отделе Государственной Публичной Библиотеки, находится: журнал плавания голландского военного корабля «Veere» в Алжир 1756 -1760, отпускное свидетельство Христиана Фридриха, выданное в 1763 в Гравенгаге (Гааге). Оба эти документа указывают на то, что между 1756 и 1763 гг. Христиан Фридрих служил в голландском флоте артиллерийским офицером. Таким образом, в Семилетней войне он участия не принимал, видимо, его удержали условия контракта, заключенного с голландцами.

Картина голландского художника Яна Вермеера «Вид города Делфта». http://smallbay.ru/artbarocco/vermeer_05.html
Картина голландского художника Яна Вермеера «Вид города Делфта».
http://smallbay.ru/artbarocco/vermeer_05.html

 

А в 1774 г. мы находим его в Петербурге, куда он вызывает свою молодую жену Амалию Христиану фон Ралль, урожденную Кюммель (12 апреля 1774 г. в Касселе она с семейством получает паспорт на проезд в Петербург за подписью Фридриха ландграфа гессенского). По всей видимости, уже тогда Амалию сопровождал ее брат, Федор Кюммель, впоследствии так и оставшийся жить в России.

Христиан Фридрих в России называется уже Федором Григорьевичем. В 1785 он назначен комендантом Мраморного дворца, в 1787 произведен в полковники; 1 января 1793 года – бригадиры артиллерии; 28 июня 1796 года – генерал-майоры. Умер 23 декабря 1797 года в Смоленске, 60 лет от роду.

От брака заключенного в Санкт Петербурге в 1774 году с уроженкой Гессен-Касселя Марией Амалией фон Кюммель (Maria Amalia Christina von Kummel)(1751-1813) у него рождается шесть сыновей и пять дочерей:

Старший из сыновей Фердинанд или Федор Федорович, полковник артиллерии, и единственный продолжатель рода, появился на свет в том же 1774 году и имел брата близнеца или погодка, который был убит во время войны со Швецией (1788 -1790) совсем юным штык-юнкером. Мне удалось отыскать его след в рапорте о Фридрихсгамском сражении, который командующий гребным флотом Носсау-Зиген отправил Екатерине II.

«… Из погибших русских офицеров известны пока имена следующих:
— ЕКОНОМОВ, подпоручик
— РАЛЬ, штык-юнкер».

Его имя «Александр» занесено на мраморные доски Никольского морского собора в Кронштадте.

Семейное же предание донесло до нас имя «Сергей», что тоже возможно, учитывая двойные немецкие имена и их русские аналоги. Мы еще столкнемся с путаницей постоянно возникающей теперь из-за того, что среди сыновей Федора Григорьевича было два Александра и два Федора.

Фредерика Вильгельмина (Friederike Wilhelmine von Rall), в замужестве Фредерика Федоровна фон Аделунг (1778-1848);
Василий (Wilhelm von Rall) (1783-1817), полковник лейб-гвардии Финляндского полка убитый в Варшаве на знаменитой дуэли с Петром Сергеевичем Ушаковым;
Андрей (Harry Friedrich Alexander von Rall) (1784- ), генерал-майор (22 августа 1826 года);
Александр (Alexander von Rall) (1785-1812), капитан Гвардейской конной артиллерии, умер от ран, полученных в сражении при Бородино;
Фёдор (Friedrich von Rall) (1786-1837), генерал-майор (22 июля 1828 года), в семье назывался «Федором егерским» для отличия от старшего брата Федора (Фердинанда);
Шарлотта Фредерика (Charlotte Friederike von Rall) в замужестве фон Шерер.
Еще у них была сестра Вильгельмина, в замужестве Гемс (?) и две незамужних сестры: Наталья Федоровна, дожившая до преклонного возраста и некая девица, умершая совсем молодой.

Все сыновья Федора Григорьевича службой и кровью своей вписали себя в русскую историю и заслуживают отдельного, более подробного рассказа.

 

Патриоты

Никого из сыновей Федора Григорьевича нельзя представить наемником в войске другого государства. Они еще лютеране и немцы по имени, но сознают себя не иноземцами на русской службе, а уже русскими офицерами и охвачены не менее других патриотизмом той героической эпохи.
В боевых их биографиях и в письмах Марии Дмитриевны Ралль, урожденной Римской-Корсаковой, тому есть многочисленные и верные свидетельства.

Менее других, по краткости бытия его, знаком нам старший из Александров, в шестнадцать лет убитый в морском бою со шведами у крепости Фридрихсгам.

Только и знаем мы, что он вместе с братом Федором-старшим воспитывался в
Артиллерийском и инженерном шляхетском кадетском корпусе и возможно вместе же с братом в службе в 1-ом Фузилерном полку и штык-юнкером переведен во 2-й бомбардирский батальон.

 

 

Битва при Фридрихсгаме 15 мая 1790 года Ю. Щульц (швед.)
Битва при Фридрихсгаме 15 мая 1790 года
Ю. Щульц (швед.) https://ru.wikipedia.org/wiki/Фридрихсгамский_бой

 

Александр Широкорад в книге «Северные воины России» пишет об этих сражениях, что русский отряд гребной флотилии под командованьем бригадира Слизова, зимовавший на передовом шхерном посту в Фридрихсгамской бухте имел наполовину неукомплектованные экипажи. Да и те большей частью состояли из «выходцев», то есть простых крестьян, которым когда-либо приходилось плавать по рекам. Но самым губительным упущением был недостаток снарядов.

«Находясь в таком положении, Слизов, имевший 60 мелких и только 3 больших судна, 3 мая неожиданно узнал о приближении шведского гребного флота, состоявшего из 140 боевых судов и 14 транспортов. Расположенный в линию у входа в Фридрихсгамскую бухту, русский отряд 4 мая около 4 часов утра был атакован неприятелем. Подпустив к себе шведов на картечный выстрел, Слизов открыл по ним сильнейший огонь из всех орудий. Отчаянный бой продолжался около 3 часов, правое крыло шведов начало уже отступать, а левое колебалось, как вдруг в русском отряде сказался недостаток в снарядах. Слизов приказал немедленно отступать, продолжая отстреливаться холостыми зарядами. Десять судов, которые не удалось вывести из-под огня, русские сожгли.

В Фридрихсгамском сражении шведы захватили десять русских судов, в том числе три больших, и до шести судов разбили и потопили. Убитых русских было до 90 человек, попало в плен до 150 человек. С остальными судами своего отряда Слизов отступил под защиту Фридрихсгамских укреплений».

«Записки» адмирала П. В. Чичагова тоже содержат упоминание об этом событии. Там сказано:

«…У Слизова было 70 канонерских лодок, на которых ни одного солдата, кроме роты бомбардир, не было, а весь экипаж состоял из 100 матросов и 700 вольнонаемных мужиков; он вздумал драться против войска и тем себя довел, что выстрелив заряды принужден был уйти в гавань Фридрихсгамскую, сжегши некоторые суда, а несколько и неприятельских. Король ничего не мог Фридрихсгаму сделать, для того, что там начали оберегаться, да и войска наши пришли…Так показалось в Петербурге первое известие о сражении бригадира Слизова 4 мая у Фридрихсгама, но в действительности оно заслуживало большого удивления и громадной похвалы. Шведы со своим многочисленным гребным флотом были давно готовы и ждали лишь открытия нашего рейда, чтоб напасть всей массой на отряд бригадира Слизова. План короля состоял в том, чтобы по частям разбить наши силы, и когда только рейд в шхерах открылся 2-го мая, на другой день к вечеру Слизов получил уже известие от передового судна о неожиданном появлении неприятеля. С необычайной быстротой он привел все свои суда в полную готовность к сражению и в тот же вечер разместил их на позиции, где и собрал подчиненных на совещание. Если бы он остался защищать Фридрихсгамскую гавань, то ему бы пришлось отдать неприятелю три самые большие судна, которые по глупости принца Нассау-Зигена были оставлены на зимовку в Фридрихсгаме и по мелководью не могли иначе стать, как значительно впереди, между островами. Оставить эти суда без защиты, подарить их неприятелю, было бы преступлением, вопреки закону и чести, а потому долг требовал сражаться на позиции. Наконец, прятаться у стен крепости не имело смысла, так как гарнизон состоял только из больных и старых солдат. На основании этих доводов бригадир Слизов и его подчиненные решились защищаться до последней крайности и умереть на своих постах. <-> В плену осталось 150 человек, в том числе 8 офицеров, а убитых 65. Эти 8 офицеров все были командирами судов и попали в плен только потому, что исполняли свой долг и, отправляя команду на шлюпках, остались последними без средств к передвижению …».

Из вышесказанного видно, что боевое крещение шестнадцатилетнему штык-юнкеру выпало нелегким.

кананерская лодка
кананерская лодка

Брат его Федор родился  в 1774 году, а в службе уже с 12 октября 1788 года в 1-ом Фузилерном полку штык-юнкером, переведен 16 февраля 1789 года во 2-й бомбардирский батальон и получил свой чин подпоручика 9 августа 1790 года. В его послужном списке в графе «был в походах» сказано:

« В 1790 году мая 4, на Гребном флоте против Шведского гребного флота под Фридрихсгамом, и того же числа во время нападения неприятеля на крепость Фридрихсгам в действительном сражении; 9 при отбитии второго неприятельского нападения на ту же крепость, за оказанную же тут отличную храбрость пожалован в подпоручики»…

По окончании войны, в марте 1793 года Федора Федоровича переводят в Артиллерийский батальон гребного флота и в том же году его направляют в океанское плаванье на корабле «Три Святителя». Морскую кампанию 1794 года он проводит на канонерских лодках в Балтийском море и на Финских водах.

А дальше его судьба круто меняется. 17 декабря 1794 года следует перевод в конную артиллерию. В 1797 году 11 января Федор Федорович переименован в артиллерийские поручики, а 22 апреля 1799 года его переводят в лейб-гвардии Артиллерийский батальон и производят в штабс-капитаны 9 декабря того же года.

Федор Федорович 23 октября 1803 года произведен в капитаны; 1июня 1805 года, за практическое учение награжден орденом св. Анны 3-й ст., и уже 1 сентября 1805 года произведен в полковники.

В сражении при Аустерлице 20 ноября 1805 года полковник Ф. Ф. Ралль командует батарейной ротой (ротой его Высочества) лейб-гвардии Артиллерийского батальона. Русская и Австрийская армии потерпели горькое поражение, но действия Федора Ралль 1-го заслужили высокую оценку у собратьев артиллеристов, хотя ему начальство и повоевать как следует не дало.

Все таки он стрелял метко.

Русская артиллерия http://www.museum.ru/1812/army/RussArtillery/index.html
Русская артиллерия
http://www.museum.ru/1812/army/RussArtillery/index.html

В «Истории гвардейской артиллерии» П. П. Потоцкого, СПб, 1896 г. указано:

«Рота Ралля – 10 орудий – была в 1-й линии (между Преображенским и Семеновским полками). Метким огнем был уничтожен «целый взвод барабанщиков и музыкантов» (причем, говорится, что это была первая меткая стрельба после Петра I)».

(стр. 82)

Эта рота «Его Высочества» была преемница тех бомбардиров, которые в самых больших опасностях вырывали при Петре I победу у неприятеля.

Раллю было приказано отступить, хотя, у него была прекрасная позиция, Ралль умолял позволить остаться хотя бы с 4-мя орудиями, но Касперский (командир л-гв. Артиллерийского батальона) сам стал командовать отступление.

«Скрестив руки на груди, остался на позиции один Ралль, потом с досадою вложил шпагу в ножны и отправился за увезенною ротою».

(стр. 83).

Вот оно в чем дело! Боязнь, что пушки захватит неприятель, а за это начальство обязательно взыщет. Касперский испугался, а Ралль готов был рискнуть.

Д.А. Столыпин, участник двух кампаний, писал в статье «О употреблении артиллерии в поле» за два года до Отечественной войны:

«Офицер, под предлогом, что может потерять свои пушки, не должен отходить назад. Пушка никогда столько не наносит вреда, как перед тою минутою, что ее возьмут; но тогда-то прикрывающее ее войско должно броситься вперед и отбить уже расстроенного неприятеля».

Таким образом, Федор Федорович был в числе первых офицеров-артиллеристов, пытавшихся отстоять этот новый принцип боевого использования артиллерии.

Его поступок демонстрировал бесстрашие офицера не только перед лицом противника, но и перед лицом начальства. О том, как велика была ответственность, которую он готов был принять на себя, свидетельствует рескрипт от 24 августа 1812 года, где Александр I предписывал:

«…Тех командиров артиллерийских рот, у которых в сражении потеряны будут орудия, ни к каким награждениям не представлять».

Вот опять у Потоцкого:

те же офицеры, те же люди, которые были под Аустерлицем и Фридландом, дрались как львы и гибли под Бородиным…но тогда и приказания были другие: «пусть вас берут с вашими пушками, но сделайте последний выстрел в упор», приказывал граф Кутайсов.
(стр. 84)

Касперский заботился только о сохранении орудий. Рота, да и все остальные, к вечеру и ночью отступила за Аустерлиц, в город Галич; Австрия заключила перемирие с Наполеоном, русские отступили.

За Аустерлиц Ф. Ф. Ралль получил орден Св. Равноапостольного князя Владимира 4-й степени с бантом и была отпечатана лубочная картинка «Ралль на бастионе».

Кроме того ему вскоре была доверена московская резервная артиллерийская бригада.

В Москве тридцати четырех летний полковник женится на Марии Дмитриевне Римской-Корсаковой.
Из шести братьев Ралль женат только он. Это подтверждают документы и все двести с лишним писем Марии Дмитриевны к мужу. Но уже пошла в интернете путаница в результате которой жену, детей и имение приписывают генерал-майору Федору Федоровичу Ралль-младшему, просто жившему после отставки в имении брата Федора-старшего и там похоронному в 1837 году.

Первые годы супружества Федор Федорович еще продолжает служить. Но рождение в 1809 году первенца, Николая, от которого уже на восьмой день пришлось оторваться, чтобы идти в поход против недавнего союзника Австрии, то есть на дело, которое русское общество считало неправым, какие-то придирки графа Аракчеева, как военного министра и инспектора всей артиллерии, человека мелочного и мстительного, решили его наконец подать рапорт об отставке по болезни.
Из паспорта выданного полковнику Ф.Ф. Ралль

«…Сего 1810 года января 22 дня по высочайшему Его Императорского Величества повелению, по прошению за болезнию уволен от службы с мундиром, в свидетельство чего ему сей пашпорт и дан из Государственной Военной Коллегии в Санкт Петербурге.
Мая 4 дня 1810 года»

Надо сказать, отставка подоспела очень вовремя. Как раз родился второй сын, Сергей, и дела обступили со всех сторон бедную Марию Дмитриевну.
Нужно обустраивать хозяйство. Нужно дом в Москве покупать, округлять доставшиеся по наследству имения, чтобы вкладывать в недвижимость деньги, которые день ото дня из — за войн и континентальной блокады быстро обесцениваются. Наследство ей вдруг, после смерти тетушки и брата, досталось большое и, как водится, с проблемами.

6 июня 1812 года в семействе Федора Федоровича и Марии Дмитриевны появляется на свет третий ребенок, старшая из дочерей, Анастасия, а 12 июня войска Бонапарта перешли русскую границу.
Война 1812 года остановила все дела.
6 июля был выпущен Манифест об ополчении и взволновал всех.
Полковник в отставке Ралль естественно собрался в него вступить, но как бросить в таком положении жену и детей? Враг быстро приближался, а состояние Марии Дмитриевны долго не позволяло никуда двинуться. И только где-то в середине августа семейство Ралль добралось до своего тамбовского имения Балушево. Оттуда Федор Федорович поскакал поступать в нижегородское ополчение, где уже назначен был командовать 4-м пехотным полком. С ним он и совершил зимний поход от Нижнего Новгорода в Малороссию, а весной — еще далее, в Польшу.
В Отечественной войне 1812 года ополчение 3-го округа не успело принять участия. Его используют только к концу 1813 в заграничном походе русской армии. Летом 1813 многие думали, что ополчение распустят, особенно после того, как было заключено перемирие с Наполеоном. Видимо, в это время Федор Федорович подал в отставку и получил ее осенью 1813 года. Последнее письмо к нему в армию Мария Дмитриевна написала 24 октября. У Федора Федоровича была веская причина добиваться отставки, из-за болезни и скорой кончины его матери. Неизвестно застал ли он ее живой.
С военной службой теперь было окончено.

Под Аустерлицем впервые вступили в бой и двое младших братьев Ралль.

Сражаясь в составе лейб-гвардии Конной роты по командой знаменитого Костенецкого, поручик Александр Ралль 2-й (младший), 1785 года рождения, выпущенный в гвардию в из камер-пажей, попал в самый жар, в самое пекло битвы.

Автор: Рокко Кейт Шассеры французской императорской гвардии под командованием генерала Раппа атакуют русских лейб-гусар и артиллерийскую батарею. http://www.museum.ru/museum/1812/Painting/Common/pic1/pic003.jpg
Автор: Рокко Кейт
Шассеры французской императорской гвардии под командованием генерала Раппа атакуют русских лейб-гусар и артиллерийскую батарею. http://www.museum.ru/museum/1812/Painting/Common/pic1/pic003.jpg

В книге В. М Крылова «Кадетские корпуса и российские кадеты» мы
находим:

«Под Аустерлицем гвардейская артиллерия не раз вылетала карьером навстречу противнику, била картечью почти в упор и успешно маневрировала вместе с конницей. А когда пришлось отступать без всякого прикрытия, и французские кавалеристы бросились отбивать пушки, то, как пишет современник, «картечь, палаши и банники стали грозными орудиями обороны». Четверть конского состава была перебита, орудия вязли в размокшей от дождя земле, и не раз Костенецкому приходилось во главе своих подчиненных устремляться в контратаку. И все же 4 орудия удалось вывезти, а два пришлось заклепать и бросить».

 

Там же, в рядах лейб-Гренадерского полка бился Ралль 3-й (младший), 1786 года рождения. Носил немецкое имя Фридрих, а по- русски записан тоже Федором. В семье, чтобы избежать путаницы, назывался Федор-егерский.
Родился он, как значится в его биографии, в 1786 году, из пажеского корпуса выпущен в 1803.
В газете «Вечерний Ленинград» от 8.9.86г. №205 стр. 3 напечатана статья Ю. Кузнецова «Камер-пажи подчинены», в которой изложен эпизод из жизни Ф.Ф.Ралль, воспитаника Пажеского корпуса. Ю.Кузнецов публикует письмо придворного, обер –камергера Николая Петровича Шереметьева директору Пажеского корпуса генерал-майору Федору Сергеевичу Шапочникову:

«До сведения моего дошло, что со 2-го на 3-е число сего месяца камер –пажи Раль и Вульф хотели в Лебяжьем канале купаться, в недозволенное время, но полицейским драгуном не допущены к тому. Однакож, они, оставя прежнее место, пошли в другое для исполнения своего желания, противу дому госпожи Рибасовой (Анастасии де Рибас – Ю.К.), где и разделись. Помянутый драгун сие увидя, для скорейшего понуждения их выйти из воды забрал их платье, но они выскоча из воды и отобрав от него платье, самого его затащили на караул лейб-гвардии Преображенского полку в ломбарде находящийся. Сей поступок их дошел до государя императора. Я получил высочайшее повеление, что предоставлено мне, по рассмотрению, сделать за то наказание. Оное рекомендую вашему превосходительству по получении сего не мало не медля, собрав всех камер-пажей и пажей обьявить им и строго подтвердить, чтоб … от всех подобных сему неблагопристойных и благородному воспитанию претительных поступков удержать. А камер-пажей Раля и Вульфа арестовать. Как же сей случай подтверждает, что и камер-пажи неиземлимо подчинены начальству, то обязаны они иметь всю осторожность в их поведении, под опасением в противном случае строжайшего по начальству взыскания.
Июль 1802 года».

За отличие в сражении под Аустерлицем Федор-егерский был произведён в поручики с переведом 5 октября 1806 года в лейб-гвардии Егерский полк.

Вслед за тем Ралль 3-й принял участие в кампании 1806—1807 годов в Восточной Пруссии;

Василий Ралль 4-й, родился в 1783 году и выпущен из пажеского корпуса в 1805 в тот же лейб-Гренадерский полк, но уже 5 октября 1806 года переведен в лейб-гвардии Егерский полк одновременно с братом Федором-егерским. Участвовал в боевых действиях полка в 1807 г. и отличился, за что получил первую офицерскую награду за храбрость, «клюкву» на эфес шпаги, орден св. Анны 3-й ст. А вот Федор-егерский за дело у селения Ломиттен 24 мая 1807г. получил серьезную награду — орден Св. Равноапостольного кн. Владимира 4го класса с бантом. (приложения стр. 33) В сражении при Фридланде в 1807г. Ралль 3-й снова отличился и награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость».

Василий почему-то был выключен 2 марта 1808 года из гвардии во 2-й Егерский полк, тем же чином. Это явное наказание, так как переход из молодой гвардии в армию давал офицеру следующий чин. Но уже 27 апреля того же, 1808 — определен обратно. Очевидно, Василий был прощен. Столь явное наказание и легкое прощение, обычно, следовали за участие в дуэли.

Последним по порядковому номеру в рядах русской армии значился Андрей Федорович Ралль 5-й (1784 – после 1832), названный в письмах его племянника, Карла Федоровича Аделунга «дядя Гарри».
Он тоже в списках лейб-гвардии Егерского полка под номером 100, Ралль 5, Андрей Федорович, подпоручик 23 октября 1807г. переведен из 29 егерского полка; однако 7 октября 1811 г. в чине поручика вновь переведен в лейб-гвардии Финляндский батальон. (стр.14). Тогда же и туда же переводят Василия а лейб-гвардии Финляндский батальон разворачивается в полк.

Александр (младший), которого мы покинули на полях Аустерлица в 1807г.,с ротой Костенецкого сражается при Фридланде.
И сражались так:

«В сражении под Фридландом они громили противника с дистанции в двести метров и за день выпустили тысячу пятьсот снарядов, а после боя, при отходе армии через реку Алле, все орудия были переправлены вброд, причем сам командир работая по пояс в воде показывал пример подчиненным».

Александр был ранен в этом деле и награжден орденом Св. Равноапостольного кн. Владимира 4го класса с бантом.
В апреле 1811 года командиром лейб-гвардии конной артиллерии был назначен полковник Козен, а Александр Федорович Ралль принял в командование 2-ю батарею.

В Отечественной войне 1812 года Александр уже на третий день принял участие в двухдневных боях под Витебском. Затем отходил в составе войск 1-й Западной армии в глубь страны, 5 и 6 августа сражался за Смоленск.
Геройски проявили себя обе гвардейские конные батареи в Бородинском сражении, введенные в бой из резерва в решающие моменты битвы. Они с честью выполнили поставленные перед ними боевые задачи, хотя и понесли огромные потери: от полученных ран скончались Р. Захаров, командир 1-й батареи и А. Ралль, убито было шесть офицеров, выбыло из строя 110 нижних чинов убитыми и ранеными, пало 113 лошадей.
Генерал-майор Бороздин рапортовал:

«Описав действие 1-й Кирасирской див. И отличившихся чиновников, в оной находившихся, остается теперь донести и о л.-гв. Конной Артиллерии. Оная, под командою полк. Козена, заняла интервал, оставленной нашими войсками противу неприятельской кавалерии и артиллерии втрое сильнее нашей, наводившей ужасный вред, а особливо Астраханскому Кирасирскому полку. Полк. Козен, несмотря на большой урон, будучи искусен в своем ремесле и храбр, выдерживая сколько можно, наносил вред неприятелю, наконец, чтоб усилить удары на неприятельскую батарею, он, Козен, с позволения его
светлости, г. главнокомандующего армиями, подкрепил то место батарейною ротою подполк. Дитерихса 4-го. Огонь был усилен и неприятельская батарея
принуждена была молчать и сняться. Г. Козен свидетельствует отличную храбрость г. г. офицеров: кап. Ралля 2-го, шт.-кап. Столыпина, подпоруч.:
Бартоломея,. Давыдова, бар. Корфа, Куприянова, а особливо: Бистрома, Гельмерсена и Гижицкаго, которые при совершенном расстройстве батареи от
неприятельских картечных выстрелов, удерживались с четырьмя орудиями долгое время…»
Ген. -м. Бороздин ген. Барклаю де-Толли, 7 сентября
1812 г.
(Д. В. -У. А., № 1925, л. 15—20).

На Бородинском поле к столетию битвы установлен монумент 2-й лейб-гвардии конной артиллерийской батарее капитана Александра Федоровича Ралля.

2-й лейб-гвардии конной батарее капитана Александра Федоровича Ралля http://own-way.me/borodinskij-voenno-istoricheskij-muzej-zapovednik/
2-й лейб-гвардии конной батарее капитана Александра Федоровича Ралля
http://own-way.me/borodinskij-voenno-istoricheskij-muzej-zapovednik/

Сам Александр Федорович, раненый 26 августа в ногу, был доставлен в Москву, а затем к матери в Петербург. Там он от этой раны умер.
Имя его, в числе гвардейцев артиллеристов, убитых и умерших от ран в 1812-1814гг., было занесено на мраморную доску Сергиевского собора в Петербурге.

Бородинское сражение началось около 6 часов утра выстрелом с французской батареи Сорбье. Атака заранее изготовившейся французской пехоты началась одновременно на с. Бородино и Семеновские флеши.Бородино защищал лейб-гвардии Егерский полк, потерявший более трети своего состава. Его атаковала французская пехотная дивизия (2 полка). Французам удалось в ходе штыкового боя оттеснить русских пехотинцев на правый берег Колочи. Пришедшие на помощь егерям гвардии русские егерские полки в рукопашных схватках отбросили атакующего неприятеля на противоположный речной берег, почти полностью уничтожив вражеский 106-й линейный полк. Схватка за Бородино завершилась к 8 часам утра. Село осталось в руках французов, которые больше не рисковали переходить здесь Колочь.

Так складывался Бородинский бой для Федора-егерского. За отличия оказанные в войне против французов 26 августа 1812 года штабс-капитан Ралль-3 удостоен ордена Св. Анны 2го класса.

В своем рапорте командир 5-го корпуса генерал-лейтенант Лавров пишет:

«… что в день сражения 26 августа в 5 ч. утра вся гвардейская пехотная дивизия по назначению полковника по квартирмейстерской части Толя <-> заняла позицию позади правого фланга 2-й Армии для подкрепления оной; <->

Преображенский, Семеновский и Финляндский под начальством г.-м. бар.

Розена остающихся < > впродолжении 14 ч. под пушечными, картечными и наконец ружейными выстрелами. В 4 ч. пополудни неприятельская кавалерия прорвавшаяся достигла до колонн г.-м. бар. Розена, который с барабанным боем повел их вперед и встретил неприятельскую кавалерию штыками, из которой несколько было переколото, а прочие обращены в бегство. < >

заняв означенную мне позицию, лично уведомлен от г.-ад. Васильчикова, что высланные от неприятеля стрелки, занявшие опушку леса, наносили вред его кавалерии и что неприятель обходит левый наш фланг для удержания коего в подкрепление кавалерии послан был батальон лейб-гвардии Финляндскаго полка под командою полк. Жерве. А как усилившиеся в лесу неприятельские стрелки начали уже вредить и колоннам г.-м. бар. Розена, то я отрядил еще 2 батальона оного полка под командой полк. Крыжановского прогнать неприятеля. < >

Видя усиливавшегося неприятеля на правом его фланг, полк. Крыжановский приказал командующему 1-м батальоном капитану Ушакову выслать застрельщиков, оные высланы под командою шт.-кап. Раля 4-го, который опрокинул неприятельскую цепь; таким образом в час времени очищен был весь лес; в то время получено было приказание от вашего высокопр-ства чрез г.-ад. Васильчикова, чтоб очистя лес удержать за собою оный во что бы то ни стало».

В этой схватке с противником Василий был ранен в руку. Это он отвез смертельно раненого Александра в Петербург к матери.

Его собственная рана плохо и медленно заживала, но вопреки настояниям врачей, он отправился догонять свой полк. В Риге его на несколько дней остановила лихорадка, вызванная раной. Но он успел к сражению при Бауцине. В письмах родным Василий писал, что походная жизнь очень способствует его выздоровлению.

По возобновлению военных действий Василий отличился со стрелками при Дипольдисвальде, во время отступления союзной армии от Дрездена, и у деревни Госа, в Битве народов под Лейпцигом, где был ранен. После войны полковник Ралль 4-й находился с первым батальоном Финляндского пока в Варшаве. Этот батальон послужил основанием лейб-гвардии Волынскому полку, из которого 12 октября 1817 года был сформирован лейб-гвардии Волынский полк, предназначенный для охраны Великого князя Константина Павловича и зачисленный в Гвардейский корпус с правами старой гвардии.
6 ноября 1817 года Ралль убит в возрасте 34 лет на дуэли с генерал-майором Петром Сергеевичем Ушаковым (1782-1832).

Из книги Николая Петровича Макарова (1810-1890) «Мои семидесятилетние воспоминания и с тем вместе моя полная предсмертная исповедь» (1882 год):

«Генерал Ушаков, командир Волынского гвардейского полка, уезжая в отпуск, сдал командование старшему полковнику Ралю. По возвращении из отпуска и при приеме полка обратно между Ушаковым и Ралем произошел крупный разговор, а затем и вызов на дуэль. Раль был глубоко уважаем и любим всем полком и, вследствие этого, многие штаб- и обер-офицеры горячо вступились в это дело и, так как тут не было кровавой обиды, а только одно более или менее оскорбленное самолюбие, им удалось помирить поссорившихся. И вдруг узнает об этой истории Великий князь Константин Павлович. Сейчас же посылает к Ушакову и Ралю своего адъютанта и свои кухенрейтерские пистолеты и приказывает передать им следующее: «Военная честь шуток не допускает: когда кто кого вызвал на поединок и вызов принят, то следует стреляться, а не мириться». Поэтому Ушаков и Раль должны стреляться или выходить в отставку. Итак, поединок состоялся. У Раля было огромное семейство, и потому он просил отсрочить поединок на две недели, чтобы иметь время привести в порядок свои дела и не оставить семейству путаницы. Он стрелял превосходно, а Ушаков весьма плохо. Но последний воспользовался отсрочкою и каждый день упражнялся в стрельбе из пистолета и набил себе руку. Роковой день настает. Раль стреляет первый и попал бы прямо в сердце противника, если бы не золотой образ, благословение матери, по которому пуля скользнула, не задев Ушакова. Раль был убит наповал. Отсрочка дуэли на две недели была для него гибельна; она дала возможность его противнику из плохого стрелка сделаться хорошим».

Василий награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом (1812 год), а также золотой шпагой «За храбрость» (1808 год).

 

Его брат-однополчанин, Андрей Федорович, весьма отличился в сражении при Красном, в ходе заграничных походов 1813-1814 годов сражался при Люцене (Lutzen), Байцене (Bautzen) и Лейпциге (Leipzig) и вернулся на родину полковником. То ли раны, то ли гибель Василия заставляет его на несколько лет уйти в отставку. Потом служит на Кавказе. С 23.04[5.05] 1828 управлял Талышинским ханством, перешедшим от Персии к России на основании 4-й статьи Туркманчайского трактата. Начальник отрядов, составленных на левом берегу реки Кубани… Отряды были сосредоточены в укреплениях Невинный Мыс, Беломечетское, Баталпашинское и Св. Георгия. Гарнизон каждого из них состоял из 2-3-х рот пехоты, 1-2-х сотен казаков и 2-3-х орудий. Для разведок применялись летучие отряды казаков. Ралль 5-й — генерал-майор (22 августа 1826 года), командир 1-й бригады 22-й пехотной дивизии, командующий центром Кавказской линии. Кавалер ордена св. Георгия 4-й степени (с 25.12.1828[6.01.1829], св. Анны 2-й степени с алмазными украшениями, св. Владимира 4-й степени с бантом и золотой шпаги с надписью «За храбрость». Последние сведения о нем относятся к 1832 году, когда он лечился на кавказских водах.
Кабанов Ф.И. в своем дневнике, изданном в книге М.Д.Филин «Люди императорской России (Из архивных изысканий)» – М.: НПК «Интелвак», 2000. С. 161-162., пишет:

«28 июня (1832). У Михайловского источника с нами вместе пьет воду генерал-майор Раль, и как натура его требовала выпивать от 8 до 10 стаканов, то, чтоб не забыть, сколько выпито и сколько еще пить остается, он мелом метил на колонне беседки, осеняющей источник. Молодежь, офицеры, заметивши это, шутили над ним таким образом. Когда он, выпивши стакан воды, заметит и по обыкновению, для делания моциона скроется в алейку, то они смарают одну или две черточки; и так заставли его от 12-ти до 16 стаканов выпивать. Разумеется, что вдруг принятое излишнее количество воды производит понос, и бедный Раль беспрестанно бегает <…> и после жалуется на непостоянное действие воды: что вчера он выпил 8 стаканов или 10, да ничего худого не чувствовал, а сегодня шесть стаканов произвели ужасный понос, как между тем он выпил шестнадцать. Мне жаль стало бедного старика, я сказал ему об этой шутке в лаконическом тоне, однакож он понял и обещал брать с собою человека по примеру прочих».

 

 

Федор-егерский ранен под Кульмом и за отличие в этом сражении награжден орденом св. Георгия 4 ст.; в 1814 г. Ралль 3-й сражался под стенами Парижа и, по окончании военных действий, возвратился морским путем в Россию.

В 1815 г. он был назначен командиром 1-го Карабинерного полка, которым командовал недолго, так как в 1818 г.  уволен от службы за ранами.

В 1826 г. полковник Ф. Ф. Ралль снова поступил на службу и назначен командиром пехотного фельдмаршала герцога Веллингтона полка; с открытием Турецкой войны (1828—1829 гг.) он принял участие в военных действиях за Дунаем; за отличие при вытеснении неприятеля стрелками из м. Праводы был произведен в генерал-майоры и назначен командиром 3-й бригады 10 пехотной дивизии. В 1829 году, за оказанные во время осады м. Правод отличия, награжден золотою шпагою, украшенною алмазами и с надписью «за храбрость»; при усмирении Польского мятежа он командовал 3-й бригадой 9-й пехотной дивизии. После преобразования армейской пехоты он был назначен командиром 2 бригады 7 пехотной дивизии в 1833 году, а через два года вышел в отставку; умер 7 июня 1837.

Похоронен в церкви села Первитино, Зубцовского уезда, Тверской губернии в имении старшего брата Федора.

 

 

Что касается Федора Федоровича старшего, то весной 1818 года он с женой уезжает в путешествие заграницу.

В письме от 21 апреля 1818 года Мария Дмитриевна сообщает, что об их отъезде уже публиковали в газетах. Об этой поездке известно только, что супруги посетили Карлсбад. Наверняка Мария Дмитриевна  писала и делилась впечатлениями с «маменькой», Марией Ивановной Римской-Корсаковой,  а та, в свою очередь, могла пересказать что-то в тех письмах сыну, Григорию.  на основе которых Гершензон написал свою книгу «Грибоедовская Москва».

Летом 1823 года Федор Федорович ездил лечиться на кавказские воды вместе с Марией Ивановной Римской-Корсаковой.

У Федора Федоровича и Марии Дмитриевны было семеро детей. Пять сыновей и две дочери:

Николай Федорович (1809 – 1831); Сергей Федорович (1810 – 1831); Анастасия Федоровна (1812 – 1835); Анна Федоровна (1816 – 1884); Василий Федорович (1818 – 1883); Александр Федорович (1822?); Константин Федорович (1824 – 1895).

Все дети в семье Ралль были окружены вниманием, заботой и любовью родителей, но из писем Марии Дмитриевны видно, что приметно больше ее волновала судьба старших — Николеньки, Сережи и Настеньки.

Николай и Сергей, братья погодки неразлучны были и в жизни и в смерти.

Родители одновременно определили их в Благородный пансион при Московском университете, где они проучились несколько лет.

В феврале 1824 года Федор Федорович отвез обоих сыновей в Петербург для продолжения их образования. Все родные знакомые и друзья семьи Ралль снабдили его рекомендательными письмами ко всем, от кого только могло зависеть решение судьбы мальчиков. Рассматривались самые разные варианты, в том числе и Царскосельский Лицей. Видимо, по совету своего зятя Аделунга, Федор Федорович остановил свой выбор на Петербургском университете, где записал мальчиков на курс русского языка профессора Липмана, а жить определил в пансион Муральта.

Через год братья впервые разлучаются. Николай поступает в Школу гвардейских подпрапорщиков в Петербурге, а Сергей, мечтающий о дипломатическом поприще, поступает в Московский университет. Одновременно Мария Дмитриевна хлопочет о том, чтобы записать Сергея на службу при Министерстве иностранных дел, но он оказывается для этого слишком молод. Возможно, что постигшее его разочарование меняет планы молодого человека и в следующем году он возвращается в Петербург, где, в свою очередь, поступает в Школу гвардейских подпрапорщиков.

Николай в декабре 1826 года оканчивает курс в Школе гвардейских подпрапорщиков, но из-за молодости вынужден ждать производства в офицерский чин. Производство последовало только в марте 1828 года и Николай стал офицером лейб-гвардии Семёновского полка. В том же марте к родителям пришло известие, что от Семёновского полка в поход против турок назначены оба их сына. Марию Дмитриевну особо волновала судьба Сергея, которому выпало начать боевую жизнь в унтер-офицерском чине.

Гвардия совершила долгий переход из Петербурга на Дунай и участвовала в осаде и взятии Варны. Оба сына вернулись из похода живыми, а Сергей стал офицером.

В роковом для семьи Ралль 1831 году братья оставались на службе в Петербурге. Летом оба умерли от холеры один за другим. Николай опередил Сергея всего на один день.

Узнав о гибели сыновей, Мария Дмитриевна, поехала в Петербург, но дорогой скончалась от сердечного приступа.

Федор Федорович надолго пережил супругу, во всяком случае есть его письмо адресованное сыну Василию от 1840 года.

После смерти любимой жены и старших детей, на руках у Федора Федоровича осталось трое малолетних сыновей и две дочери. Старшая, Анастасия уже была девица на выданье.

Анастасия Федоровна родилась слабым и болезненным ребенком. Здоровье ее требовало постоянного внимания и забот со стороны родителей. Подолгу жила она с матерью в Москве, где ее лечил знаменитый московский врач Гааз.

Судя по сохранившемуся портрету Теребенева, выросла она в хорошенькую девушку. Письма же говорят о ее очень добром и ласковом характере. Воспитание она получила домашнее. Ее учили французскому, немецкому и русскому языкам, игре на фортепьяно, причем мать, оказываясь в Москве или Петербурге, старалась нанять для ее обучения известных столичных музыкантов.

Должно быть, после смерти Марии Дмитриевны устройством судьбы Анастасии Федоровны занялась ее тетка, Фредерика Федоровна Аделунг. Нет сомнения в том, что в ее доме с Анастасией познакомился ее будущий супруг Александр Ефимович Бухмейер. Александр Ефимович (Иеахимович), ставший впоследствии инженер-генерал-лейтенантом, членом военного совета, и прославившийся, как строитель моста через Северную бухту в Севастополе, тогда был полковником лейб-гвардии Саперного батальона, в котором служил одно время и Федор Федорович Аделунг, старший сын Фредерики Федоровны.

инженер генерал-лейтенант Бухмейер Александр Ефимович http://www.pushkin-book.ru/id=510.html
инженер генерал-лейтенант Бухмейер Александр Ефимович
http://www.pushkin-book.ru/id=510.html

Карьера Бухмейера складывалась удачно. Лейб-гвардии Саперный батальон был любим императором Николаем Павловичем, который всегда помнил, что саперы 14 декабря 1825 года встали на охрану его семьи и Зимнего дворца. Федор Федорович Аделунг нес в этот день караул у кабинета императора, а Бухмейер удостоился благодарности «за образ действий». Но чины и награды Александр Ефимович добывал за действительную боевую работу во время персидской войны 1826-1827гг., турецкой войны 1828-1829гг., подавления польского восстания 1830-1831гг. В 1831 году молодому полковнику была оказана честь, привести в Петербург из Польши лейб-гвардии Саперный батальон. Знакомство и сватовство произошли, должно быть, скоро после прекращения траура, в котором Анастасия Федоровна была по матери и братьям.

Александр Ефимович Бкхмейер в мундире полковника лейб-гвардии Саперного Батальона 1832 год
Александр Ефимович Бкхмейер
в мундире полковника лейб-гвардии Саперного Батальона 1832 год

К сожалению, ей не суждено было долгое семейное счастье.

Рождение сына (3 ноября 1834) подорвало ее хрупкое здоровье, и она умерла не оправившись от родов.

Мальчику она дала имя, Федор (крещен 27 января 1835 г. в церкви главной квартиры 1-й армии в Малороссии). В трехлетнем возрасте он заболел скарлатиной и оглох. Отец поместил его в 1854 году в Петербургское училище глухонемых, учителями в котором были французы. Там Федора выучили говорить по-французски, но слова он произносил немного глухо, отчего получил у своих внуков прозвище — дедушка «Бо-бо-бо».

Бухмейер Фёдор Александрович (1834-1910)
Бухмейер Фёдор Александрович (1834-1910)

Федор Александрович Бухмейер служил чиновником Статс-Секретариата Царства Польского. Затем, в чине статского советника и должности чиновника по особым поручениям при Государственном Совете организовал и возглавлял Общество глухонемых в Петербурге.

Первым браком был женат на Поликсене Петровне Зеленс, которая после развода с ним, вторым браком была за генералом Василием Федоровичем Ралль.

От Поликсены Петровны у Федора Александровича были дети: Александр, Федор, Василий и Мария.

Умер он в Куоккала, Выборгской губернии (ныне пос. Репино Ленинградской области) 2 апреля 1910 г.

Вторая дочь Федора Федоровича и Марии Дмитриевны, Анна, в отличие от сестры обладала крепким здоровьем. Кажется, что она во все детство свое ничем не болела.

Она вышла замуж за Николая Федоровича Ремер, правоведа, тогда служившего чиновником по особым поручениям при министре внутренних дел Блудове.

Николай Федорович был сыном генерал-майора Федора Ремера и Варвары Васильевны Ремер, урожденной Чичериной, во втором браке полковницы Храповицкой. Впоследствии он достиг вершин карьеры, получив чин действительного тайного советника и сделавшись сенатором.

Он был опекуном малолетних детей своего брата статского советника Александра Ремера, Варвары, Федора и Ольги. Анна Федоровна Ремер устроила брак своей воспитанницы Ольги Александровны Ремер со своим младшим братом, Константином Федоровичем Ралль.

Третий по старшинству сын Федора Федоровича Ралль, был назван в честь своего дяди Василия, и сделался его полным тезкой.

Василий Федорович Ралль достиг высокого чина генерала от инфантерии.

 

Генерал от инфантерии Василий Федорович Ралль http://www.tverlife.ru/news/33261.html
Генерал от инфантерии Василий Федорович Ралль
http://www.tverlife.ru/news/33261.html

 

Он начал службу, как и его братья, в лейб-гвардии Семеновском полку, потом служил в лейб-гвардии Егерском, был адъютантом Паскевича, с которым состоял в свойстве (его двоюродный дядя Сергей Александрович Римский-Корсаков женился на Софье Грибоедовой, родная сестра которой, Елизавета была женой Паскевича). В Крымскую войну Василию Федоровичу воевать не пришлось. Всю войну гвардия удерживалась в Петербурге для отражения вражеских десантов на Балтике. Единственно, когда ему удалось понюхать пороху, это во время подавления восстания в Польше. Тогда он уже командовал лейб-гвардии Волынским полком.

Группа чинов лейб-гвардии Волынского полка в Варшаве у Бельведерского дворца. 1864 г. В центре на коне — командир полка генерал-майор В. Ф. Ралль. Картина А. Йебенса (Артиллерийский музей). https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/56/Jebens151_lgv_volynskij_polk.jpg
Группа чинов лейб-гвардии Волынского полка в Варшаве у Бельведерского дворца. 1864 г. В центре на коне — командир полка генерал-майор В. Ф. Ралль. Картина А. Йебенса (Артиллерийский музей).
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/56/Jebens151_lgv_volynskij_polk.jpg

Женат он был на Поликсене Петровне Зеленс (1844-1890), после ее развода с Федором Александровичем Бухмейер, его родным племянником.

Поликсена Петровна Ралль, урожденная Зеленс, в первом браке за Федором Александровичем Бухмейер
Поликсена Петровна Ралль, урожденная Зеленс, в первом браке за Федором Александровичем Бухмейер

От этого брака у него был сын, Борис Васильевич Ралль.

Умер Василий Федорович в 1883 году, оставив жене и сыну большое состояние. Поликсена Петровна, отправившись в Париж, сильно это состояние уменьшила.

Младшие сыновья Федора Федоровича, Александр и Константин, в нарушение воинственных семейных традиций, приготовлялись к статской службе.

Возможно, тут сказалось влияние их зятя, правоведа Николая Федоровича Ремера.

Оба они воспитывались в Училище Правоведенья.

Александр Федорович Ралль (1822 -*гг.), статский советник. Женат на княжне Варваре Владимировне Волконской, дочери Владимира Петровича Волконского и Агрипины Дмитриевны Ушаковой.

От этого брака имел детей: Федора (1851-1932), Николая и Владимира.

Константин Федорович и Ольга Александровна Ралль с дочерями      Константин Федорович и Ольга Александровна Ралль                                                                                       с дочерями: Елизаветой, Марией и Екатериной.

Константин Федорович Ралль (1824-1895гг.). Выпущен из Училища Правоведенья в 1844 году. В «Аттестате» выданном ему в 1850 году, сказано: «…имение у него родовое в Тамбовской губернии в Новоданиловке, 506 душ». Видимо, хлопоты, связанные с управлением этим имением, заставили его рано выйти в отставку. Женился он в начале 60-х годов на Ольге Александровне Ремер (1840-1890гг.), родителями которой были, статский советник Александр Федорович Ремер и Екатерина Анастасьевна, дочь генерал-майора Анастасия Антоновича Юрковского (1755-1831). Ольга Александровна рано потеряла родителей, жизнь которых унесла холера в1848 году. Воспитывалась в семье дяди, Николая Федоровича Ремер, который был опекуном малолетних детей своего брата. Ее старшая сестра Варвара Александровна вышла замуж за варшавского гражданского губернатора Константина Дмитриевича Данилова, который имел претензии к опекуну по поводу наследства своей жены. Анна Федоровна Ремер, желая избежать в другой раз подобной неприятности, поспешила выдать вторую свою воспитанницу за брата. Брак этот не был счастливым. Ольга Александровна, после рождения двух старших дочерей и сына, разъехалась с мужем и несколько лет провела за границей. От этого брака имел детей: Ольгу (1863), Елизавету (1862), Сергея, Марию и Екатерину.

На этом заканчивается повесть.

Задача моя выполнена. Семейная история продолжается до наших дней, но к судьбе героев «писем» прямого отношения уже не имеет.

Константин Александрович Бухмейер — Троицкий.

3 thoughts on “История трех поколений семьи Ралль

  1. Добрый день. Прослеживая линию священнослужителей Тверской губернии наткнулся на имя Ралль, заинтересовался и вышел на этот сайт. В исповедных ведомостях села Первитина Зубцовского уезда за 1830 год стоит следующее:
    «вотчинница полковница Марья Дмитриева Ралль 47 лет, дети их Настасья 17, Анна 15, Василий 12, Александр 8, Константин 6»
    Есть упоминания в исповедных ведомостях и за другие года. Думаю и в метрических книгах можно почерпнуть некоторые данные, буде найдется в этом нужда.
    С уважением, Владимир Крутов

    1. Уважаемый Владимир, благодарю за ценную выписку и за совет, но к архивам мне теперь не подступиться из-за состояния здоровья — прикован к дому.
      Одна надежда на добрых людей, которые по зернышку дополнят мой труд.
      Константин

      1. Константин, добрый день!
        Заглянул сюда случайно, потому извините за долгое молчание. Желаю Вам скорейшего выздоровления и обещаю посмотреть представляющие для Вас интерес зернышки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.