Письма февраль — март 1828 года.

Снова больна Настя. На этот раз Мария Дмитриевна, в надежде получить помощь, привозит ее в Тверь к доктору Жуковскому. Жена последнего, Софья Ивановна, ее давняя хорошая знакомая, что и внушило Марье Дмитриевне надежду на самое заботливое отношение со стороны врача к дочери. Расчет верный, но все старания Жуковского не помогли, а только измучили девочку. Решено ехать в Москву и, как прежде, лечиться у гораздо более квалифицированного врача, доктора Гааза.

Фоном для этих событий служит разгорающаяся русско-турецкая война. От каждого из гвардейских полков по два батальона идут в поход. От Семеновского полка в поход назначены оба брата Ралль. Причем Сергей еще даже не произведен в офицеры. В Первитино их собирают в поход: шьют нательное белье, подрубают полотенца, подыскивают крепких, выносливых лошадей и опытного слугу, который к тому же умеет шить, что братьям должно очень пригодиться.

 
№204 Тверь 24 февраля 1828.

Спешу отдать полный отчет, Другу Моему, во всех поступках моих и известить об здоровье Настенкином.- Дорогою она кашляла по обыкновению своему, но не более, на половине дороги мы приехали в 4 часа, изрядная изба там и ночевали; на другой день, то есть вчерась выехали в 9 часов, чтоб дать ей порядочно отдохнуть, она кашляла ночью также сильно и утром, и сыпь по всему лицу пятнами высыпала и пропадала, так как дома.- В Тверь приехали в час, отыскала на Миллионной квартиру, на солнце две комнаты, но можем нести, плачу за неделю 12 рублей, с людей в день по полтине, но узнаю теперь, что хозяин не позволяет мне сена, овес покупать, а брать у него, говоря, что затем меня и пустил, что на лошадях хотел барыши взять, и так я решилась оставить только пару лошадей с кучером, а 5, кучера и форейтора сегодня в ночь к тебе отправить.-

Вчерась в 4 часа Жуковский явился, взялся Настеньке помогать, говорит, что не нужно в Москву ехать, что он сам надеется ее вылечит, дал ей порошки, которые всякой час велел три, непременно вечером еще принять и траву пить, когда кашляет ночью, что было выполнено. Ночь была обыкновенно, сильно кашляла, жаловалась сильно [на] тошноту, боль в животе, но спала от 4 часов до девятого покойно, казалось мне, что и не так утром сильно кашляла. Но все лицо высыпало, чешется и три раза на низ ходила с сильной болью и раз ее вырвало, что пила чай то тем.-
Порошки должно быть серные.-
Я была у обедни, покуда он был, велел через два часа порошки принимать, она еще сходила, вечером он опять придет, тогда я еще напишу, что скажет.-
Теперь шесть часов, она с утра сходила восемь раз и так я остановила и порошки более не даю, он должен скоро быть увидим что скажет.-
Елизаветы Федоровны комиссию желала бы выполнить, посылала смотреть торговать пол-дюжины стульев, один магазин здесь довольно большой, сама ездила в другой раз, никак менее 20 рублей, простых дурно сделанных 6 стульев, обитых дегтярной черной кожею, не отдают. Я давала 15 рублей ассигнациями, не отдают, и так я не решилась, за эдакую дрянь, заплатить так дорого.- Друг Милой я было думала здесь купить рыбу для соления: осетрину и белугу, но нету хорошей в привозе. Кафтырева говорит, что лучше даже в Старице, чем здесь.- И так, прошу тебя, чтоб не пропустить время, а в Москву далеко и дорого посылать, послать приказчика нашего в Ржев, верно будет подвоз на будущей неделе. Пуда 3 или два с половиною белуги, да жирной хорошей осетрины пуда полтора, это довольно; но чтоб хорошенько ее посолили звеньями заколотили кадочки и зарыли в лед в двух разных кадочках, которые я знаю, что есть прошлогодние.-
Обнимаю душевно Елизавету Федоровну, тебя, всех ребят, Мамзель и Наташу.-
Вся твоя душою М. Ралль.-
№205 (Тверь)

Мы преблагополучно доехали, любезной Папенька, вчерась в час и наняли квартиру, на Миллионной, тот же вечер приехал Жуковский, и дал мне порошки и траву, чтоб запивать когда я кашляю.- У меня все лицо в пыпках и высыпало также как и руки, он был сегодня утром, маменьки не было дома, и не велел так часто принимать порошки, ибо они мне сделали сильное действие, хотел быть непременно нынче вечером вместе со своей женою, у нас были вчерась Кафтерева К . А, ибо другие сестрицы уехали в Москву, Кутузова с мужем и сидели у нас целой вечер. Посылаю фунт конфект, которой тетенька приказала мне купить, а так как тут два фунта то один Маменька посылает для вас.- Прощайте любезной папенька, целую ваши ручки, так же как и тетенькины. Анюточку и братцев целую. Прошу вашего родительского благословения. Остаюсь послушная дочь ваша Анастасия.-

10 ЧАСОВ ВЕЧЕРА
У Настеньки высыпало довольно сильно на лице, все время сидел Жуковской с женою, она так плакала меня у видя и по старому со мною. Он обещал к тебе писать, чтоб про Настеньку сказать, что мыслит об ней, предоставляю самому ему написать.- Теперь дал ей сироп от кашлю, а порошки остановил, ибо она 9 раз сходила, он не ожидал говорит от эдакой безделицы, чтоб так действовало.- Оставляю 2 лошади будет с меня, а то дорого будет и без того, увидим, что Господь пожелает, облегчит ли Жуковской нашу Наську.- Велик Бог милостью на него уповаю, и не мало не сокрушаюсь, слава Богу, что ясно вить от чего кашель, он говорит, совсем не опасно.- Прощайте, обнимаю Друга Милого Лизу.-
Ребятишек всех.-
Мамзель и Наташе Софья Ивановна кланяется.
Друг твой Машка.-

(письмо по фр. от Анастасии)

Бабы еще остались в больнице на месяц, я заплатила.-
К Кафтыреву письмо я читала.
№206 Тверь 27 февраля 1828 г.

Друг Мой Милой, Александра Васильевна едет сегодня, обещала мне тот час мое письмо к тебе доставить, да и сама к тебе быть, чтоб лично тебе рассказать, как она Настеньку видила, воображаю, что ты не покоен на ее счет.- В пятницу, как я к тебе писала, она от порошков его бездельных ходила 9 раз, ночь на субботу была с сильным кашлем до 3 часов утра, потом довольно покойно заснула, проснулась, лицо все в сильной сыпи, а особенно в глазах, на лбу распухло, сильно чешется и ясно видно лишаи.- Он дал сироп от кашлю, и велел порошки те же принимать, всякой через час, вышло к ночи в субботу, что она всех шесть приняла; но ни разу не ходила, а в пятницу от 5 было такое сильное действие, но сыпь еще сильнее сделалась.- Ночь на воскресенье она только до часу кашляла, а то покойно спала, но сыпь не токмо на всем лице, но и на руках, зуд еще сильнее и глаза опухли, веки все в лишаях. Он дал новую микстуру через два часа по ложке, говоря мне, что разводительная, и что должна немного слабить.- На нее целой день было большой беспокойствие, тоска, досада, грусть, одним словом очень сильно, не пьет она ничего, все противно после двух, трех ложек супу, легла и заснула, с пол часа проспала, ее внутренное беспокойство, поуспокоилось, начала снова кашлять, потом сделался озноб, который продолжался долго, с тоскою, тошнотою и беспокойствием, с слабостью, все почти лежала, стала я чай пить она ко мне села и начала пить, говорит, что опять стало знобить, тот час сделался ей обморок, так что мы на стуле ее донесли до постели. Я за ним послала; ноги были лед, он пришел, уверял меня, что ничего, велел поставить клистир ибо она не ходила, более ничего не кашляла, но лежала в сильной слабости. Клистир сделал малое действие, микстуру она упросила, чтоб более не давали, головная боль и зуд чрезмерной, боком правым жалуется, но не сильно, ночь всю спала, ни разу не кашляла, сегодня утром очень сильно кашляла и то не так резко; но глаза опухли, лоб и все лицо в лишаях. Он глаза дал примочку, какая-то металлическая вода, чтоб не допускать сильнее, она ей не верит и боится мочить.- Сей час был здесь, дал ей кашки, чтоб по слабило, а потом опять микстуру, которой она не терпит, говоря, что тоску делает; вообще она не любит Жуковского, и ни какой к нему веры не имеет.- Кашель сделался очень слаб и редок.-
Вот тебе полное описание, Друг мой Милой, Жуковский так старается, беспрестанно у меня и она; но искусен ли он?- Это вещь другая, которую только последствия доказать могут.-
Я решительно теперь замечаю, что лишаи ее не иное что, как желчь.-
И сыпь происходит от печенки.-
Иван Александрович Кафтыров сегодня у меня был и сам также того мнения.- СЕГОДНЯ СРОК может быть, что очищение ей сделает пользу. Доктор надеется, но слабость ее, все теперь лежит в забытьи, но кашлю нет совсем, не может меня не беспокоить, в прочем уверяю тебя, что ни сокрушаюсь, ни отчаиваюсь, дожидаюсь от милости великого Творца ей облегчения, эдакой сильной кашель так скоро исчез, не может быть, чтоб быть покойной.- Сей час кашляет сильно.-
Мальчик Васильевской, который ногою страдает, ему 6 лет, здесь принимают в больницу этих лет, коли бы возможно было его на подводе сюда прислать с кем нибудь добрым человеком, я бы отдала в больницу и препоручила Жуковскому.- Да пришли с ним Жуковскому сыру в подарок, нет атенции, которую бы они ко мне не имели. Вот еще записка что мне нужно к Наталье Федоровне.-
Настенька твои ручки целует и просит твоего благословения, тетенькины также, сама не может писать глаза сильно распухли, теперь опять часто начала кашлять. Христос с вами. Детей всех обнимаю и благословляю.
№207 Тверь сего 1 марта (1828)

Удивил меня приезд Василия Корнеевича и еще более жаль, что напрасно, ибо здесь ничего нельзя сделать прежде, как надо ему иметь увольнение из магистрата Московского; вот что сказал Иван Александрович, и секретарь магистратской подтвердил, он же бы желал быть приписан в купечество только на один год, а иначе и здесь не припишут, чтоб дал за себя порукою, что всегда будет платить около 300 рублей в год, это для него одного велика сумма; и так другого средства нету как получить ему свидетельство от доктора, что он точно болен и не может быть в Москве, послать оное к Василию Алексеевичу, попросить его дабы съездил к Голове и похлопотал бы за него: во первых, чтоб дали ему пашпорт, а во вторых нельзя ли его отделить от братьев и записать в цех, или хотя в мещанство; но одного.- Вот, что я придумала, просила Жуковского дать ему свидетельство, он отказался, придет вечером, разве как уговорю, в прочем он может и в Cтарице от лекаря получить свидетельство; так мне его жаль, но не знаю, что больше придумать и сделать.-
Настенькино здоровье все одинаково, меньше кашляет нежели прежде, но лихорадка, жар по вечерам, тоска гораздо менее нежели те дни, то и кашель чаще, однако несравненно лучше прежнего.
Сегодня она по веселее и более на ногах, а те дни все лежала в слабости; не может он доступить, чтоб была свободное на низ, хотя и дает лекарства, чтоб оному способствовать, сыпь и лишаи гораздо лучше, глаза очистились; но НИЧЕГО ЕЩЕ НЕТУ; видно, что Жуковской понял ее болезнь и точно могу сказать что лучше, аппетиту никакого совершенно ничего не ест, осталось не гадко одно яблоко печеное, и то не всегда, чай пустой без хлебу и сахару, и то чтоб пить когда жарок.-
Прескверной бумаги здесь купила, не знаю разберешь ли, что пишу.-
Ты пишешь, что хочешь продать ржи 50 четвертей, здесь купец Коровин даст мне за муку по 9 рублей, лишь бы только была рожь от сеяная, коли думаешь сходно, то присылай, он сколько хочешь купит, мне кажется выгоднее можно 500 пуд продать, а возка все равно, что в Торжок.- Пришли образчик, коли желаешь, жито он купит сколько можешь продать назначь, ежели есть русское?- Поднялась цена на муку было восемь гривен а теперь, рубль пуд.-
Благодарю Друг милой тебя за Телеграфы и газеты, сам еще не читал возвращаю тебе оные, я прочла, грустно быть в разлуке лишь бы Наська наша выздоровела. Я слава богу здорова, ты все в насморке, прими опять мыло, оно тебя облегчит, Это хорошее средство и доктор говорит.-
Благодарю Анюту, Васю, Мамзель за приписку, обнимаю вас всех, Ели(завете) Фед(оровне), что я буду брату отвечать, за детей письмо благодарю, я отсюдова им напишу а письмо тебе возвращаю.- Але(ксандра) Александровича благодарю за приписку, сестрица его, сколько может по своему здоровью меня не оставляет, она лечится и иногда не позволено выезжать.- Прощай, душа души моей, Христос над тобою и детьми, всех обнимаю и сестрицу также.-
Друг твой МАШКА.-

Не могу воздержаться, чтоб не сказать несколько слов. Любезной Папенька, мой кашель все еще столь резок, но гораздо реже, сыпь на глазах подсыхает я лромываю их какой то примочкой.- Прошу бога, чтоб скорей соединил нас.- Посылаю вам казанского мыла для бритья, вы говорили, что не чем бриться. Целую ваши ручки, также и тетенькины. Прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь ваша АНАСТАСИЯ.-

(приписка к мамзель Кастюс по фр.)
№208 Тверь сего 3 марта 1828 года.

Письмо я твое, Друг Милой, получила, но не ребенка мне прислали, как ты пишешь, которому действительно нужно пособие медицинское; но пришел муж, с женою из Головина, у обоих горло болит; и жена же видно имела прежде дурную болезнь, и курила ее не знаю чем: то она и освободилась, только надо бы было беречься от простуды, чего они никогда не делают, то и заболело у ней горло; никаких остатков этой болезни не осталось, а у мужика просто горло болит; вот это все слова Жуковского, велел оное им пить шалфей обоим, и полоскать оным горло, то попроси Наташу, чтоб она им дала, просто шалфей, коли есть то с медом, а коли меду нету, то простой.-
Сей час был Жуковский, нашел Настеньку лучше и действительно, она менее кашляет, ночь сегодняшнюю изрядно спала, лицо начинает очищаться от сыпи, но тоска, тошнота внутренние все продолжаются и по вечерам знобит и жарок; он так осторожен, что боится форсировать, идет медленно, не может доступить, чтоб ее слабило, желает он два или три раза в день, и так сегодня дал кашку, и опять лекарство разводительное; признаюсь тебе теперь, что я к нему веру получила, ибо так скоро сделал ей очевидную пользу; кашель ее редок очень, но все того же свойства, он надеется ее освободить, очень кажется уверен в своем искусстве. И так успокойся, Милой Друг, слава Творцу небесному; уверяет меня, что у нее не хронические лишаи, стало и оное не опасно.- Дожидаимся мы с ним от ней ГОСТЬИ, которой еще нету, он на оную большую надежду полагает.- Аппетиту решительно она ни какого не имеет ни к чему, ничего не ест.- Я здорова, как только могу быть, по обыкновенным моим припадкам.- Софья Ивановна всякой день у меня и он по вечерам по два …, а когда нужно три и четыре раза бывает, одним словом всей душою и он и она как прежде, она говорит, что покойна стала, что со мною опять сошлась, детки их премиленькие.- Княгиня Хилкова всякой день или присылает, или сама. Наконец вечером я была у нее, совместно; он и она велели тебе кланяться. Решительно, что гвардия идет в поход, всякого полку два батальона, может быть и нашему Николеньке достанется.-
Посылаю тебе контракт, что вчера Волкова прислала, вели точно такой написать и пришли мне при первой оказии для подписания и отправления к Вариньке, письмо тебе Варенькино посылаю, ты его не читал, увидишь, что она про отца пишет, и просит об своей кормилице, она с Вершина, освободить ее от барщины с одного ее тягла бабьего, ежели оное можно, то прикажи, душа моя.-
Обнимаю тебя душевно, также и Сестрицу, детей, которых благословляю. Не забудь пожалуйста про рыбу, что я к тебе писала.- Мамзели и Наташе кланяюсь.
Всей душой твоя МАШКА.-

Целую ваши ручки, любезной Папенька, моим глазам теперь лучше и могу хоть несколько строк к вам приписать, у нас почти каждой день Софья Ивановна сидит целый вечер, Хилкова раз была и каждой день присылает человека узнать обо мне, маменька у ней была, вот все что могу сказать любезнейший Папенька. Прошу Бога, чтоб скорей соединил нас. Прося вашего родительского благословения,
остаюсь послушная дочь ваша
АНАСТАСИЯ.-

(фр. приписка для м. Кастюс)
№209 (Тверь) 8 марта 12 часов (1828).

Рада чрезвычайно, что имею верную оказию сегодня еще к тебе писать, Друг Мой Милой, отправляется сегодня вечером Мавра Ивановна к себе в деревню на неделю, и берется тот час по приезде доставить в Городище.- Отдаю полный отчет суток что ты с ней расстался. Когда ты поехал, она натурально была расстроена, легла и долго не спала, но не кашляла, потом заснула и покойно спала до шестого половины, проснулась приняла микстуру и была лучше нежели третьего дня, слабость была менее и лихорадка также, веселее; в сумерки приехала Хилкова, она смогла с нами сидеть, Софья Ивановна целый вечер была, она сильно кашляла сидя на моей постели, изредка ложилась, но слабость была менее, потом Жуковский в десятом часу пришел, велел продолжать микстуру, которая настоящего назначения его не имела действия, ибо ПОЧТИ НЕЧЕГО. До двух часов не спала сильно кашляла, потом заснула и покойно спала без кашлю до восьми часов, потом проснулась сегодня с головной болью, со слабостью и тот час кашель по обыкновению, не так силен как по вечерам. Мазь, которую он дал живот мазать, от двух раз, что при тебе мазали, весь живот красен стал, начал сильно колоть, так что боле и не употребляла боясь произвести рожу.- Он сей час здесь был, нашел ее одинаково, она чувствует озноб, говорит, что полагает оный нервической и кашель много того же свойства, велел сей час дать ей первые порошки, один, а потом туже микстуру.- Вот все, будь покоен Душа Моя, право ее болезнь не опасна ни мало, поверь моей совести; но мы должны помогать натуре, которая в эти лета силится освободиться от дряни в корпусе, увидишь, что Бог скоро ее облегчит.- Повинуемся Творцу небесному не словами, но делами и душою.-
Когда отправишь ко мне, то я иные вещи забыла; то прикладываю записку, что именно.- Забыла отдать тебе материю для корсетов, вели скроить мне Настасью к тем юбкам, что без корсетов и сюда с Татьяною прислать, а остальную Анюточке на корсеты. Часы наташины Настенька отправляет; не забудь, чтоб Татьяна свой сундук взяла, свои вещи.- Обнимаю тебя душевно.- Ели. Федоровну также, ребятишек.- Мамзель прошу не оставлять их ее обнимаю.- Наташе желаю здоровья.-
Прощай, душой твоя МАШКА.-

Ежели Ромдерша прислала деньги за кружева, которые взялась продавать, то пришли мне оные сколько бы ни было.- И ежели купила персидскую материю то также пришли.

Целую ваши ручки любезнейший Папенька, после вашего отъезда, как будто знали что мы одни, приехали навестить тот же вечер Хилкова и Софья Ивановна.- Сыпь на лице опять скрылась.- Прощайте любезной Папенька, прошу великого Творца чтоб скорей соединил нас.- Прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная
дочь ваша АНАСТАСИЯ.-

(фр. приписка для м. Кастюс)
№210 10 марта Тверь 1828 года.

Друг ты Мой Любезный, почта сегодня к вам, ты письмо мое получишь после завтра, желаю, чтоб ты имел сколь можно свежие и скорые известии об Настеньке.- Сегодня ты мое письмо с Мав. Ивановною из Городища получишь.- Кашель ее мне кажется опять стал по реже прежнего, ибо она всякой день с тех пор как ты уехал, ходит на низ раз и по два понемногу. Жуковский дал ей вчерась другие порошки через три часа, микстура, что при тебе давал, сделала маленькое действие ожиданное, а эти порошки, как и прежняя микстура должны понемногу слабить, только она сильно жалуется отрыжкой порошков и тошнотою и от этого только три в целой день принимала, не смею утвердительно сказать, но замечаю, что ей лучше, ибо спит лучше, покойнее и после обеда также без кашлю спит долго, но после следует слабость, озноб, но это два дни не так сильно, как при тебе было, головная боль продолжается, она сама гораздо веселея.- Софья Ивановна всякой вечер сидит он непременно два раза бывает, вчерась вдруг явились Сытина с сестрою, здесь за делом приехала, я рада, что Настеньке это большая рассеянность, сидели целой вечер и обещали всякой вечер быть пока я здесь, а то на нее должно быть и тоска.-
Дожидаюсь с нетерпением муки, чтоб отправиться в Москву, боюсь дорога бы не испортилась, где та там Господь мне определит жить, иногда думаю у Корсаковых в доме, но первую минуту остановлюсь у Пехтерева, а там увижу, что Бог даст.-
Обнимаю душевно Сестрицу и ребятишек, коли ей угодно давать мне какие комиссии, я все охотно по силе и возможности выполню.-
Так же Мамзель, и Наташа, пускай приказывают, обеим им мой поклон.- Настенька у тебя и у тетеньки ручки целует.- Братьев, сестру обнимает, пожалуйста Анюточку поить калиною, буде ее нету, то я из Москвы пришлю.- Обнимаю тебя от всей души и сердца.- Кланяйся от меня Алек. Александровичу. Сестриц его еще нету, а Кат. Александровну довольно часто видаю.-
Душой твоя МАШКА.-
№211 Тверь сего 13 марта 1828 года.

Милой Друг, Душа Моя, получила все письма, как твоё, так детские, газеты и бумаги Ладыженского и денег 600 рублей, как ты все хорошо продумал, что продал муку в Старице, а сюда не таскал.-
И так мы сегодня же коли Богу угодно отправимся в Москву после обеда, хотя несколько верст отъехать, боюсь дорога портится.-
Настенькино здоровье не хуже, ни мало, кашель также резок, как был: особенно по ночам, в прочем кажется слабости по вечерам менее прежних; не беспокойся Душа Моя, ты сам то Бога ради, уверяю тебя, что я себя берегу и не в отчаянии, истинно тебе оное говорю, не обманываю.-
Я ожидала Николенькина походу, но Сереженого никак, видно Богу угодно, буде по воле Создателя моего, жаль только, что оба молоды, не сведущи и не знакомы в полку, то некому и поберечь, пока познакомятся.- Я бы советовала тебе написать к Бистрому, препоручить сыновей в его благосклонность, чтоб он был им такой покровитель как братьям, препоручил бы их ротному начальнику или полковому.-
Сей час Хилкова меня остановила к тебе писать, он и она бесподобные люди, с такой дружеской ласкою, с такими атенциями, такое живое участие оба в нас принимают, а особенно в моих молодцах, что истинно чудо, всякой день меня не оставляла, даже и он был, и оба тебе свидетельствуют почтение, дала мне честное слово, коли останется здесь, быть летом к нам.-
Ты мой друг так слегка пишешь, что решился и когда отправить к детям, каких лошадей и кого из людей? Им бы очень желалось Алексашку, он им лучше, ибо портной, всегда пригодится, так не желаешь ли, чтоб я его отправила прямо из Москвы в Петербург, или не лучше ли к тебе тот час по приезде моем прислать, я надеюсь, что успею, ибо тебе надо заготовлять телегу, да и лошадей. Советует Тимошка кучер наших обеих коренных да третью Мужика, он говорит, что молодые не снесут похода, ежели бы я не боялась тебя рассердить, то бы себе наняла, а этих лошадей к тебе прислала; но вот, что я придумала, нет ли у наших осиповских мужиков, которые извозничиют хороших пара, надежных, то бы ты купил.- Бог милостив и с деньгами не беспокойся, на верно из Балушева пришлют, то я к тебе тогда могу переслать. От Ладыженского все свидетельства присланы, я не поняла, что ты пишешь, он не все выполнил; я не знаю, что подписывать и так в Москве уже узнаю и там по совету Волкова подпишу и доставлю к Ладыженскому условие или расписку, что будет нужно.- Здесь приехал сей час Ломоносов, племянник княгине (Хилковой), который Волкова видел, ему гораздо, как глазу так здоровью лучше.-
Посылаю два козла и подошвы, прикажи, Друг Милой Лиза, шить башмаки детям, которым нужно; также тесемок 40 аршин посылаю для подштанников детям, которым 18 пар Федор шьет, их и все чулки у Аксиньи им связанные и вот еще пару чулок посылаю, похлопочи, Друг Милой Лиза, чтоб вымыли и отправь им что их готово, так же вели скроить полотенец, которых они просили хотя 6 или 8, да пошли.-
Прощайте, Друзья Мои, Ангел мой, Федяшка, будь уверен, что я не на словах одних христианка, не сокрушаюсь об молодцах; уповаю на великого Творца, и буду беречь свое тело, которое знаю, что слабосильно, но надеюсь, что Господь и его подкрепит коли ему угодно.- Жуковский меня остановил к тебе писать, мы с ним распрощались, я ему 125 ассигнациями всунула в рукавицу в шляпу, и он кажется заметил и взял.- Прощай, друг душевной, обнимаю Сестрицу душевно и ребятишек.- Христос над вами.
Люби свою МАШКУ.-

Припишу хоть несколько строчек к вам любезнейший Папенька, сей час вышел только Жуковский от нас распрощался и помешал маменьке писать и потому хотела более к вам написать но уже укладывают.- не беспокойтесь об нас любезнейший Папенька, Бог милостив и нам поможет.- Все здешние приезжие с нами прощаются.- Прощайте любезнейший Папенька, берегите себя. Целую ваши ручки также как и тетенькины. Прошу вашего родительского благословения. Остаюсь послушная дочь ваша АНАСТАСИЯ.-

Я «Северную пчелу» отправлю из Москвы, оставила дорогой читать, теперь некогда. В больницу Артамошку взяли, Жуковский говорит, что он сильно запустил болезнь, а скотницу выпускают, а другие должны еще остаться, у той нервическая горячка. Сажусь в возок. Прощай душа души моей.-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *