Письма за 1831 год, часть 1-я

Переписка за последний в жизни Марии Дмитриевны 1831 год содержат большой массив писем, который для удобства разбит мною на две части.

Поездка для лечения Марии Дмитриевны на этот раз предпринята в Петербург, с надеждой на помощь от модных тогда врачей-гомеопатов. Ее сопровождает муж и обе дочери, встречают старшие сыновья, а адресатом является, оставшаяся в имении с младшими детьми, Елизавета Федоровна Ралль.
В Петербурге Мария Дмитриевна оказывается среди родственных Федору Федоровичу семейств: это Аделунги — семья его сестры Фредерики; Шереры — семья овдовевшей к тому времени сестры, Шарлоты и ее дочери, Амалии Пандер;
бароны Ралль — семья двоюродного брата, с отцовской стороны и Кюммели — двоюродные братья и сестры с материнской.
Открывает первый блок новогоднее письмо от Сергея Ралль из Петербурга.

№244

Любезные Родители.

Поздравляю вас с новым годом. Дай Всевышний, чтоб сей год был счастливее прошедшего; чтоб в нем закончились бы бедствия России и тем водворилось бы спокойствие и благоденствие в пределах ее.- Как недавно, подумаю я, а вот уже двадцать первая зима наступила, в жизни моей, — годы несутся, — как корабли при попутном ветре.- Они уносят за собою молодые счастливые лета, когда все нас занимает, когда надежда представляет нам будущее время, счастливое поприще нашей жизни; где редко вспоминаем мы утраченное время и еще реже думаем о будущем, что время скоротечно, что не успеем оглянутся, и годы пройдут неприметно как часы в веселом обществе.- Старость нагрянет сверх ожидания, еще не успеем насладится жизнью, как роковой час пробьет нам конец здешнего странствования, конец тщетным мечтам.- Тогда то мы познаем тайну чего желали, к чему стремились и где наше благополучие.- Но я слишком углубился, вы почтете меня странным, вы скажите к чему такие мрачные мысли в светлый день начала года. И так возрадуемся, что мы встретили его благополучно и что Великий Творец дает нам здоровье и с новым годом новые удовольствия.-
Мы получили еще одно письмо ваше; где вы вторично препоручаете отыскать удобную квартиру как можно скорее; но … старания наши были велики; но мы еще не могли найти такой как вы просите. Причиною тому главное праздники.- Хозяев не застанешь дома да и из множества квартир, которые мы видели, большою частью не сдаются по месяцам, при том же слишком велики для вас.- На пример от 10 до 15 комнат, что для вас ни в цене ни в самой величине не сходны.- Сей час Иван отыскал славную квартиру не далеко от городу с частью хозяйской мебели, что весьма здесь редко. Там еще до сей поры живут; но к 11 числу генваря она будет опорожнена. Она ходила по 1000 рублей в год без мебели и без дров.- Они также не отдают по месяцам но на три месяца и вперед деньги, то так они сдадут, а она так удобна для вас, как по величине так и по цене, что сколько не ищи в такую цену лучше не сыщешь.- Мы еще не были сами у хозяина потому не можем вам сказать вернее что придется в месяц.- Дом деревянной в один этаж сухой, главное для вашего здоровья, войдешь маленькая передняя, довольно большая зала, гостиная, две спальных одна может быть для вас а другая для сестер и еще комната для Папеньки, кухня, людская, погреб с хозяевами и сарай. Нам же дадут квартиру в казармах очень хорошую с конюшнею и сараем.- Вы не будите далеко от нас, почему будет очень приятно.- По месяцам же квартир совсем нету, сколько ни искали но все тщетно.-
Прощайте любезные родители. Отвечайте скорее можно ли дать задаток, чтоб и эта от нас не ускользнула. Извините, что так дурно пишу, почта сей час отходит. А вас надо непременно уведомить об квартире. Брат этот раз не может писать, он в должности и сей час только поехал к разводу; а вчера целый день прошел в визитах.
Целую ваши ручки также как у Тетеньки, обнимаю сестер и братьев. Наташе кланяюсь. Вас любящий сын
СЕРГЕЙ.-
№245 С. Петербург 8 генваря 1831 года.

Милой Друг Лиза, спешу вас всех успокоить на свой счет, Господь Милосердием своим дал средства перенести мне дорогу гораздо благополучнее, нежели я могла вообразить. Мы все ночи ночевали, в карантине, в Вышнем Волочке, приехали ночью в два часа, отвели нам самую холодную скверную квартиру, а продержали нас до трех часов воскресенья половины дня, а там мы поехали чрезвычайно скоро, дорога бесподобная, снегу бездна, даже слишком много, около Петербурга даже проезду нету – расчищают, мы приехали вчерась, то есть в среду, 7 числа в два часа после полудня. У Калмыкова в доме не нашли квартиры, остановились у Деймута одна комната разделена пополам и вход, платим в неделю, 25 асиг. рублей, поставить кибитку и возок 3 рубля в неделю; еда — мученье. Вчерась отобедать принесли нам рисчика и два куска говядины 4 рубля, разогреть дорожный суп не пустили, принуждена была в печи комнатной своей.- И так здесь долго оставаться нельзя. К детям послала. Сережа был дежурной а Николенька тот час явился, вечером и другой пришел. Нашли они квартиру; но сей час возвратился назад Федор Федорович с Николенькой, квартира не годится, холодна и сыра.- Вечером была у нас Федора Федоровна с Николенькой своим. Александр третьего дня уехал, послан курьером в Неаполь и Рим, а оттуда возвратится в Вену, Фриц с батальоном выступил 3-го числа, не застала никого, очень жаль и грустно.- В десятом часу вечером Николенька съездил к Шарлоте Федоровне, у ней был вечер и шаль отвез Машеньке, она обмерла от радости, сегодня мы их увидим у Федоры Федоровны, где мы обедаем; ибо Аделунг сегодня посылал к Триниюсу, и я его там увижу, и решительно узнаю, как мое будет лечение, может быть мы сделаем консультацию с Арентом. Я к тебе, Милой Друг Лиза, напишу, что будет решено.- Я чрезмерно кашлем страдаю, а особенно сегодня ночью, с сильным жаром, да и клопы замучили; увидим как обоснуемся, надеюсь на милость божью.- Дорогой я увидала Милая сестра, что твой салоп весь изорван атлас в клочки, носить невозможно, и так извини если я его здесь вновь сей час покрою мериносом дешевым, сестрица Федора Федоровна оным советует, и сей час отдам сделать. Я виновата перед тобою, забыла отдать газеты, которые теперь посылаю, а письмо от мамзель Кастюс, обыкновенная галиматья не стоит пересылать, а вот к Наташе посылаю ее маранье. Бумаги не могла купить ни в Старице, ни в Торжке, ибо все было заперто, то ты Милой Друг, вели прежде купить для детей десять фунт и раздай вязать, а потом уже мне, как свяжут вам.- Призови Николая, чтоб непременно он велел Бурмистру в грохот пропустить горох прежде продажи, а пшеницу в цимбалы непременно, тогда дороже будут, добейся пожалуйста.- Обнимаю душевно Варвару Александровну, Надежду Дмитриевну. Я пишу к тебе и к ним свое письмо. Устала до смерти. Обнимаю моих друзей всех ребятишек. Мой поклон г-н Каулу и Адольфу.- Прощай, Лиза Друг Милой, Наталье Федоровне моя память.- Дети ручки твои целуют все, Ралль обнимает. Прощай.- Преданная душою
М. Ралль.-

Наконец и я в Петербурге любезная Тетенька и имела удовольствие познакомится с тетеньками и милыми кузинами, ибо сей час приехали от Аделунгов. Фрица и Александра мы по несчастью не застали, первой уже пять дней, как ушел в поход, а последний вообразите уехал в самый день нашего приезда, представьте мое горе.- Мы вчера приехали к Демуту, не буду вам описывать как мы живем, только скажу, что очень тесно, тотчас старались дать знать братьям, которые долго заставили себя ждать. Мы велели себе дать знать, как скоро они придут и тот час, как сказали, то мы обе спрятались, Николенька один влетел, вы можете себе представить, какое было свидание, и первое слово было, а где сестры, ему Маменька сказала, что мы не приехали, но когда возобновились поцелуи то взошла Настенька и потом я, он очень был рад. …
Сегодня целый день мы провели у Аделунга, где были все наши самые близкие родные.- Однако пора мне кончить. Барышень тысячу раз поцелуй, братьев обнимаю, Наташу, также Адольф Я(ковле)вичу мой поклон. Ваша любящая племянница
Анна Р.

Анюточка так много наболтала, что негде и написать к вам любезная тетенька, скажу вам только, что мы были прекрасно приняты всеми родными и все мне очень понравились, они много расспрашивали про вас; свидание с братьями вы легко можете себе представить, жаль, очень жаль, что мы не застали Фрица и Александра. Мы сей час от Аделунгов и Маменька там была. Уже очень поздно и нет бумаги то к сожалению моему кончить. Братья ваши ручки целуют. Наташу душевно целую, некогда к тебе писать. Барышень целую. М.И. кланеюсь. А.Я.,братьев обнимаю. Прощайте, будьте здоровы.
Вас любящая племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Триниюс по каким то причинам не был у Аделунга, следственно мы его не видали. Обнимаю всех душевно.
М. Ралль.-
№246 Петербург 14 генваря 1831

Вот ровно сегодня неделя, что мы, Милой Друг Елизавета Федоровна, здесь; но ни шагу вперед, все еще живем у Деймута; квартиры чрезмерно трудно найти, вчерась смотрел Федор Федорович близ Семеновского полку домик одного полковника Яковлева, которой сам уезжает, отдает на четыре месяца по 250 в месяц, все деньги вперед, с дровами, мебелью прекрасной, даже и разные нужные вещи для хозяйства, мы решились нанять, но он прежде недели не может очистить, что нам сильной убыток, но нечего делать; исходили весь Петербург, дешевле, выгоднее оной не могли найти. И так решительно, что я остаюсь здесь 4 месяца, ибо Доктор Триниюс был у меня и Герман, оба еще не взялись за мое бренное тело, но взяли рассмотреть историю моей болезни, свои замечания делать и сегодня в три часа, решится моя участь, приедет Герман и скажет ли он мне помогать аллопатически, Триниюс просил, чтоб я решилась на два месяца пробы, если будет облегчение, то еще дать время, буде нету то бросить лечение, и он давал мне надежду к облегчению; но Герман осторожнее, ничего решительно не сказал, так как он женится на девице Триниюса, а сей последний не отказывается, то кажется, что и Герман будет лечить, вот все, что до сей поры могу сказать, вечером сегодня припишу, что решено.- Здоровье же мое очень нехорошо, ни одной ночи не сплю, жар сильнее нежели был, кашель рвотою продолжается, только сильнее я стала, это правда, и вижу как для моей болезни нужно движенье, ты помнишь, что я совсем ходить не могла, а теперь я с помощью Абрамки на лестницы всхожу и доктор говорит, что мне воздух нужен и так я маленько была в санях, там обедала; но вижу, что в санях для меня большой риск, ибо вот два дни, что боль сильная в левой руке, вся распухла и движенье трудное.- Здесь приступу нету к лошадям, Архарова узнала от Сашеньки Шерера, что я здесь, ибо он с ее внуком Сологубом в Дерпте, прислала меня звать со всеми детьми после обеда, то должна была четвероместную карету нанять четверкою от 7 часов вечера до 10 заплатила 12 рублей, и так мы с Федором Федоровичем разочли, что выгоднее прислать к нам пару лошадей с Иваном кучером, которой и без того будет нужен детям, ибо они лошадей хотят купить, мы считали, что пара со всем будет стоить сто рублей в месяц, а нанять пару с санями 300 рублей менее не будет, а на извозчиках бездну проезжаем, да и назад надо везти кибитку, то и кстати по последнему пути.- Каких именно лошадей Ралль сам к Николаю напишет, а ты, Мой Друг Лиза, пришли сливочного масла, которым здесь объедаются, а здесь ни за что эдакого не найдешь, не худо и простого чухонского и круп обварных, прикажи послать самых лучших Катерине, но чтоб не было песку, да Шляпы все три Настенькины и мою … уложа хорошенько, к весне они нам пригодятся с маленькой поправкою. Я нахожу здесь чрезмерную во всем дороговизну, дети тебе опишут все, что они купили и сделали по милости твоей.- Теперь расскажу тебе про твоих родных; Федора Федоровна здорова молода и всегда чрезмерно Elegante, совсем не состарилась, Аделунг мало переменился, кроме седин. Живут прекрасно, бесподобная квартира, полна чаша всего, по воскресеньям гости обедают и чай пьют. Я со своими там обедала …, прекрасно, но не по моему желудку и от того я страдаю сильно, здесь дома берем из трактира довольно сносно 1р 70 к порция довольно для нас 6-х но ешь, что дают, очень порядочно.- Малинька имеет прехорошею квартиру на Васильевском острову, пресчастлива; муж бесподобной, дети трое прелестные, она с нами как родная настоящая, все возилась с моими об покупках, как бы дочь моя; живет хорошо и умно. У Шарлотты Федоровны я еще не была, сегодня звала чай пить, не знаю в силах ли буду ехать, она имеет 3600 рублей в год, живет без долгу и Машенька ее ничем не нуждается, часто бывает на балах и по моде одета; они тебя много, много благодарят за кисею и за прежние присылки, Сашенька еще здесь, на сих днях едет, от шали Машенька без ума.- Ралль у меня был два раза и обеих своих дочерей привозил, меньшая идет замуж, за какого то Архитектора, очень ласков, жена его больна, ее не видала, ибо сил нету к ним ехать.- Кюммель Андрей был у меня, а старшего не видала, Фед. Федорович у них был, все прожито, дом давно продан, меньшой на конторе, а старший хочет еще быть маклером, одним словом, он давно уже пропал совсем, и обманул, что никто не знает.-
Государь подарил, купя у Ралля его дом, жене и детям, ни продать, ни заложить не смеет, дача и фабрика бумажная заложена в казне на 37 лет и он ею управляет, стало дела его могут поправится и он имеет несколько чем жить; но подивись, что он сына Александра взял к себе управлять делами, и сказывал мне сам, что с некоторого времени перестал он пить, и он много надеется на него для поправки дел.
Фед. Федорович у Жерве видел Фока, жена его в Стрельне, звал его к нам и просил, чтоб и она приехала. Увидим, когда в силах буду, то я ее отыщу непременно.- Сей час Кюммель старший меня остановил писать, он много тобою интересовался, обещал привести мне сестру с зятем; со всеми Мой друг слажу.-
(фр-й текст)
Васенька, Саша и Костя Друзья Мои обнимаю вас душевно; учитесь Мои Друзья бога ради, не теряйте время, старайтесь доказать тем вашу к нам привязанность. Прощайте, обнимаю вас душевно.-

приписка от Федора Федоровича

Герман сего дня был и начал свое лечение, первой порошок я ей сей час дал принять. Великой Творец да благослови и помоги ей! Будьте здоровы и благополучны. Твой друг и брат
Федор R.-

Из молодых лошадей не присылать, а … старым, крепким, можно прислать «Дорогова» и балушевского «…» …
№247 С. Петербург 1831года генваря 20

Вот ровно две недели, что мы здесь, Милая Елизавета Федоровна, в третий раз я к тебе пишу, но от тебя ни единого слова еще не получала, что оному за причина, ты аккуратная, здоровы ли вы!- Давно бы могли мы иметь от вас известие, признаюсь, что меня это начинает сильно беспокоить.-
Что мне вам сказать про себя, наконец дом нанят на четыре месяца от 22-го месяца и мы завтра переедим. Жду не дождусь оного, ибо в двух комнатах такая теснота, что мочи нету, а особливо больному человеку. Адрес дома нашего: Близ Мясного ряду, на Болотной улице дом Яковлевой под № 302, это близко к Семеновскому полку и дети с нами будут жить, платим с мебелью, даже и с лампами и с хозяйскими вещами для кухни и мытья, с дровами 250 руб в месяц, все деньги за четыре месяца вперед заплачены, вчерась по милости доброй, неоцененной Мальиньки, которая настоящая родная, куплен хрусталь, фаянс и все, что нужно было на сто рублей, теперь осталось купить провизию нужную для жизни. Здесь все дороже Москвы это меня удивляет, хрусталь и фаянс, да на ассигнации выходит и очень дороже. Салоп твой покрыла дра де дамом шоколадного цвету и весь мех перебрала, теперь заново пойдет.
Герман совершенно взялся меня лечить, но надежды к исцелению даже к помощи не дает решительно, но вот его слова: « Фр-й текст». Дал мне порошок, а через три дни привез пять порошков по нумерам, один другого сильнее, все через три дни натощак один принять, руки мои требовал, чтоб закрыть, признаюсь, что это одно, что меня беспокоит, ибо я десять лет к оному привыкала; но закрыла в уповании на творца небесного; здоровье мое хуже, чем было последнее время в деревне, тем, что ни одной минуты ночи не сплю, бывало хотя к утру засну, а теперь кашель с рвотою, боль и … сильнейший в животе, в боках ни на минуту не оставляет, а на ногах я гораздо крепче, это странно. Езжу к Федоре Федоровне обедать и на целый день на извозчике, в санях, ибо доктор велел выезжать, а карету дорого нанимать, однако сегодня отобедала дома мою еду, ибо диета сильная, выспавшись, отправляюсь с детьми и Фед. Федоровичем к Раллю обедать в 5 часов. Его меньшая дочь идет замуж за Брюлова, придворной архитектор, академик художества. И так карету нанимаем сегодня и отправляемся.- Пожалуйста кланяйся от нас Кафтыреву и сообщи ему об моем здоровье, я знаю, что он настоящее во мне принимает участие, скажи ему, что я решилась пробовать с помощью божию.-

21 генваря среда утро.

Вчерась мы были у Ралля, представь, что обедают не ранее шестого половины, стало я отобедала дома в три, выспалась, и отправились потом, бедная жена так страдала м…ом, она удивительно слаба, стара и больна, так, что мы ее не видали, все дочери очень были милы, одна Шуберта больна, которую не видала, они с нами все прекрасно, сегодня еще мы сидели за кофием, как сам Ралль приехал проведать, как мы доехали, и что мое здоровье.- Сегодня мы перевозимся от того и обедаем у Федоры Федоровны, говорят, что квартира наша чрезвычайно далеко, но что делать ближе не нашли.- Каково, что почти три недели мы расстались а об вас еще ничего не знаем, меня молчание ваше начинает сильно беспокоить.-
Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя и детей и их благословляю, Варвару Александровну и Надежду Дмитровну дружески обнимаю, также и Наташу. Мой поклон г-ну Каулу. Все родные тебе кланяются. Мамзель Лидер очень тобою интересовалась и велела тебе кланяться.-
Письмо к Петру Ивановичу посылаю, ты, Мой Друг Ели. Федоровна, отправь, вложа 150 рублей ассигнациями, буде деньги наши есть, и тогда он к Николаю напишет, куда адресовал рыбу, то туда за нею послать и ты Мой Друг тогда велишь коротенько ее посолить.- Что Костина ножка, свалилось ли Дикое Мясо, желала бы иметь известие.- Прощайте, Христос с вами. Адольфу кланеюсь, возвратился Бухгейм?.-
Теперь карантины все сняты, проезд может быть легкой. Ралль очень хлопочет об бумаге, кажется, что выгоднее отсюдова получать.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-
№248 Петербург сего 1831года генваря 28 дня.

Наконец, Милой Друг Елизавета Федоровна, получила я от тебя известия, очень очень тебе благодарна за описание обо всех, меня молчание ваше начинало уже беспокоить. К Андрею, я и Ралль вчерась уже отвечали. Адреса его другого не знаю, как в Ставрополь, Кавказкой области 22-й пехотной дивизии 1-й бригады командиру.-
Неделю сегодня ровно, что мы переехали в нанятой дом, это правда, что очень далеко; но чрезмерно покойно, теплой, чистой, с прекраснейшей мебелью, с лампами, с фарфором, и всей деревянной посудою для кухни и прачек, с дровами, и все оное за 250 р. в месяц, если бы я знала, то бы и посуды не покупала, ибо хозяин, уехав в деревни, предоставил нам всем пользоваться; но я уже стекло и посуду купила на сто рублей; только за четыре месяца все деньги вперед тысячу рублей, это все равно уже, наняли мы пару лошадей с санями или в мой возок запрячь за 160 рублей, без лошадей невозможно, дороже извозчики, сочли, что редко менее 6 рублей выходит в день за всех нас, а я дома сижу, с тех пор имею квартиру, то рада отдать, ибо боли мои, кашель учетверился, да к тому вся левая рука распухла, боль сильная с плеча, и во всей половине тела и головы, такой сильный рюматизм, что я ни когда не чувствовала. Вовсе рукой вот уже две недели не владею, хорошо, что левая, а кабы правая, то и писать бы к тебе не могла. Герман доволен был последний раз, как был у меня, что действуют лекарства, чего он не ожидал, говорит, что действовал прежде на живот, это правда, что он убавился; но боли все те же, после завтра последний порошок принимаю, а там дает другие от болей, всякие три дни один порошок. Ночи все не сплю, от болей, жару и кашлю, а последние два дни беспрестанной рвоты и день и ночь; что будет со мною, предоставляю Великому Творцу и во всем положилась на него, Герман требовал, чтоб руки закрыла и на то решилась, одна совершенно зажила, другая еще нет, это одно, что страшно, ибо делать свет привыкла мокроты.- Вчерась у нас обедали и целый день провели сестрица Шарлота Федоровна с Машенькой и Пандер с женою, Мадам (Лехнер?) с дочерью. Что более Пандера знаю, то более его уважаю, бесподобной человек, пресчастливая Маленька. Федора Федоровна часто по вечерам бывает; но обедать говорит, что не может, Аделунг слишком занят, да и важен стал. Забыла мой друг тебе сказать, что доверенность для пенсии надо новую, то как ты хочешь в сентябре ли в будущем прислать, чтоб за весь год получить, или в мае за два срока, коль тебе угодно велел тебе сказать Федор Павлович. Это новое постановление по кабинету выдумал князь Волконский, чтоб всех затруднять.- Сыновья мои бедные всякой день на службе, теперь рождение великого князя, пошли к разводу, а оттуда в Караул оба до завтра двух часов по полудни, офицеров осталось мало, то ни одного дни не проходит без должности.- Здесь вся провизия для кухни гораздо дешевле чем у нас, то я старалась продать свои сыры, нашли их очень хороши и дают 15 р. ассигнациями за пуд, позови Артамона поговори с ним, что возьмут за провоз с пуда наши мужики, извозчики из Твери наймем сюда теперь возят 80 копеек с пуда, здесь овес не дороже 8 рублей четверть, а есть и 7-50, мне кажется, что выгодно нанять поставить сюда сыр, ибо все дороже вычитая провоз, чем в Москве, тогда Артамон должен с ними приехать, и рядить назад провизию везти, кажется более двух подвод не надо для сыров, впрчем с пуда сколько хотят … подвод, отвечай пожалуйста мне на оное аккуратно и поскорей, ибо в марте месяце можно будет поставить.- Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя душевно, надеюсь, что Костенькина нога совершенно выздоровела, или уже почти так, его, Васю, Сашу целую; прошу сего последнего складывать когда пишет, а то ошибок пропасть. Дай господь, чтоб аккуратнее уроки шли и им в пользу, здесь я своим взяла уже французского учителя, форте-пьяны рояль наняты, на днях будет учитель, ничего не хочу у них упустить пока жива, а теперь хлопочу как бы с кем взять танцмейстера.- Наташе, г-ну Каулу и Адольфу кланеюсь. Преданная душою сестра
М. РАЛЛЬ.-

(фр-й текст)

Сегодня ровно месяц любезная тетенька, как мы здесь, и еще только одно письмо получили от вас, ждем с нетерпением будущей почты, что же она принесет нам.- Мы теперь на новой квартире, живем очень далеко от всех в Болотной улице, где никто не ездит, кроме мужиков, только дом препокойный, братья с нами живут, и вообразите, что всякий день в должности и потому не можем гулять, это очень досадно.- Часто видимся с всеми родственниками, по воскресеньям бываем у Аделунгов, и иногда и в простые дни, прежде были чаще, когда жили ближе, а теперь, как далеко, по вечерам у нас играем в дураки, в молчанку и довольно весело проводим время. Сегодня может быть вечером будем у Шереров, у них по средам собираются родные.-
Маменька наняла нам рояль, тон прекрасный, стоит в зале и мы навыкаем играть в две руки, ибо мы немало отвыкли после того что месяц не играли.- Мосье Малин будущий мой учитель, приедет завтра мне дать первый урок. Что делает Костина ножка, надеюсь, что это письмо найдет ее совершенно вылеченной. Аннушка неотступно просит меня письменно целовать ручки.- Сей час приехал Аделунг и привез известие от вас любезная тетенька, вы легко можете себе представить мою радость, я тысячу раз целовала ваши ручки. Прощайте любезная тетенька, целую всех троих моих братьев. Ваша любящая племянница
АНАСТАСИЯ.-

(фр-й текст)
№249 С. Петербург 1831года февраля 4 дня.

Я на твое последнее письмо, Милая Елизавета Федоровна, отвечала тот час по получении оного, скажу тебе, Милой Друг, что ничего нету нового или утешительного, в рассуждении моего здоровья, рука моя левая все болит, особенно в кисти, вся распухла, не владею и ничего делать не могу, что меня в сокрушение приводит, я сидела дома ровно две недели ни вон из двора, думала, что теплотою пройдет. Нет! Говорят, что это рюматизм; но я боюсь не бросились ли мокроты от рук, которые совершенно зажили. Кашель мой так силен, как только возможно, с рвотою ежедневно, а иной день беспрестанно по вечерам, к тому же с тех пор как здесь почти беспрестанной ЛА ЛА ЛА, боли в животе пресильные, стала по утрам ужасная слабость, однако теперь иные ночи я хотя мало но начинаю спать. Герман доволен, говоря, что лекарства действуют, для него самое опасное было мое брюхо и первые порошки для оного дал, и брюхо очень убавилось. Те порошки пять, я принимала через 3 дня, а вчерась новые для болей, через день, что будет увидим, он получил надежду меня лечить, это уже много, сам мне признался коли бы ни Триниюс меня бы не взял.-
Третий день, что я начала выезжать в возке, ибо мы пару лошадей наняли за 160 рублей в месяц. Невозможно никак без экипажа. Обедала в воскресенье у Федоры Федоровны и заезжала с Настенькой к Архаровой, а там была в ванной, на другой день сидела дома целой день, и сестра Федора Федоровна была у меня с Николенькою, а Федор Федорович с Аделунгом были на званном обеде у секретаря Государынина Шамбо. Ралль после был у Пандера вечер. Вчерась утром Фед. Федорович ездил, но воротился с сильным насморком, с кашлем и с жаром, и теперь лежит. Это в воздухе, и Шарлота Федоровна также и Коленька Аделунг, и Ралль старик, у которого я вчерась вечером была с Настенькою. Много они все тебе кланяются и умеют тебя ценить. Бедный Ралль ничего дочери не может дать, даже на приданное. Жена его имеет маленькую дачу в Екатерингофе, которая ей дает 3000 рублей доходу, то она заняла денег, и будет после из оных доходов выплачивать. Жених ничего не хочет, удивительную имеет репутацию и любим Государем, рисует прелестно, показывал картину своего сочинения, где наследник со всеми кадетами нарисован по приказанию Государя, бесподобная кисть.-
Мои Мамзели никакого удовольствия не имеют, кроме родных видеть, да когда день хорош, и братья не в службе, то гулять ходят на Невском проспекте, в театре еще не были, не с кем, а сама я не в состоянии.-
Молодцы мои беспрестанно в должности, ежедневно, ибо мало офицеров, и сегодня в карауле, а по вечерам по большей части на балах.- Вышел указ об новом рекрутском наборе с пяти сот трех, Бог знает кого отдавать, ты наверно слышала Царской Манифест об войне, горестно подумать, что поляки делают. Господь да помоги оружию нашему.- Николай спрашивал в письме своем печь хлеб из муки с картофелем для барщинских, как на работу к нам приходят, на что Федор Федорович согласен, скажи пожалуйста ему. На прошедшей неделе я писала про сыры более 15 рублей не дают, что Артамошка думает выгодно ли сюда поставить, что за провоз возьмут.-

5 февраля.

Поздравляю с именинником, дай бог моему Сашке милости божьей; я письмо новое вчерась получила от 28 генваря, при оном Маменькино, она пишет, что посылает Гришино письмо, которое я должна ей назад воротить; но я оного не видала, либо она, либо ты забыла его в пакет положить.-
Благодарю много милых Варвару Александровну и Надежду Дмитриевну за их старание об детях моих, к ним к каждому особо напишу, а тебя Мой друг благодарю за все твои хозяйственные старания, и сбережение наших интересов, пуще всего воспитательный дом, я начинаю беспокоится, что Антон Осипович не скоро к вам приедет, ибо он еще денег прислал, которые тоже беречь для взносу в Совет, то мы придумали, Друг Милой, не лучше ли, если Антон Осипович не будет в течение сего месяца, чтоб ты Николая отправила в Москву, да с деньгами со всеми для взносу, и к Василию Алексеевичу, которой ему поможет переложить после взносу тверской заем на 37 лет.-
(фр-й текст)
Здоровье мое все очень худо, рвота, кашель ежедневное, особенно по ночам и рука левая не действует и потому ничего не работаю.- Прощайте все и вся обнимаю, целую. Христос над вами.
Друг ваш М. РАЛЛЬ.-

Поздравляю тебя Сашенька, сегодня 5 февраля, твое рождение, сегодня тебе десять лет, большой мальчик, очень жалею, что не могу тебя поцеловать и поздравить лично, я представляю, как ты сегодня счастлив, особливо тому, что теперь ты можешь больше учиться, я слышала, что Надежда Дмитриевна тебя учит по русски и она тобой довольна, что мне было очень приятно, ты верно сделаешь большие успехи к нашему приезду. Прощай, поцелуй Васеньку и Костеньку от меня, твоя сестра АНЮТОЧКА.

№250 Петербург сего 11 февраля 1831 года

Крестьянин наш ромашковской наконец, получа расчет, идет в деревню я с ним к вам пишу, Милой Друг, Елизавета Федоровна, хотя по почте завтра письмо отправляется, для того, чтоб ты всегда имела от нас известия, об здоровье моем нечего говорить обширно, по почте писала, а прошу тебя, тюль, который я посылаю отдать Наталье Федоровне, и, когда Девки кончат, то начать вуаль, тут два аршина двух аршинного по 6 ½ рубли очень дешево, прошу Варвару Александровну выбрать узор у меня в узорах есть, прекрасный, именно который у Мухановой молодой вуаль от угла венки все ветки а круга уже не надобно, мне бы хотелось чтоб Анюточка имела к весне, здесь без вуаля не ступишь, в прочем полагаюсь на вас и другой узор лишь бы поскорее, прошу Девок поторопиться очень, очень меня утешили, коли бы к ее рождению прислали. Дни ныне длинные, кажется, что это возможно, в прочем хотя и после несколько.-
У детей больших чулок много, им не так нужно, а прошу тебя приказать мне вязать, у меня большая бедность, как была у Варвары Александровны.
Прощайте, спешу ужасно, Мужик давно ждет.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-
№251 С. Петербург сего 11 февраля 1831 года.

Два твоих письма, одно с Иваном кучером, который приехал 7 числа то есть в субботу вечером, а другое в самый день именин Ралля по почте получила письмо об Костенькиной ножке, которая признаюсь немало меня беспокоить; но боялась об оном к тебе писать, я очень рада, что Нандель видел, попробуй это молочное средство, только сомневаюсь, чтоб был прок. Это для меня удивительно, слава богу, что не больно ему и он весел.- Ванюшка лошадей и все привез в целости, за шляпы, за укладку полная моя и всех нас благодарность Наталье Федоровне, самая первейшая торговка мод, не умела бы лучше уложить, только куда я их дену на возвратном пути, ибо еще две есть зимние у дочерей, сама не понимаю.-
В воскресенье день именин Фед. Федоровича у нас обедали все сестры, Аделунг отец и сын, Пандер с женою, Козен, (…), Писарев и семеновской офицер, которого я не знаю, Пандеров брат, играли в карты. Дом очень маленький, то чрезвычайно было тесно, я с того дни вечера еще хуже себя стала чувствовать, кашель и рвота так усилились, что весь вечер, до четырех часов утра рвала, на другой день целый пролежала, все кашляла и рвала, сегодня по лучше, ибо ночь лучше провела, только два раза ночью рвала, а вечером разов пять, это слава богу, боли чрезвычайные в животе, желудке, обеих боках, рука моя все одинаково, не владею. И так представь, что мои полотнища лежат, боюсь, чтоб на весь приезд не остались, кисть вся распухла. Не бойся, Милая Лиза, я попробовала ездить в санях по нужде, ибо дорого карету нанимать доехать до сестер и по совету Триниюса, но думаю, что рука моя и вся левая сторона страждет от этого; теперь, с тех пор как дом имею, то две недели не выезжала, пока не наняла лошадей и выезжаю только в возке очень помаленьку, главное к сестрам, и отыскиваю своих знакомых, которых много нашла; но по вечерам не в силах выезжать. Стало бедной Настеньке до селе никакого удовольствия не было; у Анюты два раза в неделю француз учитель Матье 9 рублей за полтора часа, М… Маер, славная музыкантша два раза в неделю для музыки, за два часа 10 рублей обеим, теперь ищу с кем бы взять танцмейстера первого, здесь модной французский кадриль a’la Zontag, чтоб их выучил, дома у меня две пары надо еще две пары, дам нету, постараюсь отыскать, то ввосьмером будет дешевле; вот тебе полный отчет.- Герман на днях женится на Триниюс дочери, доволен тем, что брюхо мое убавилось, и что действуют лекарства, говорит, что надежду получил меня облегчить.-
Я сегодня же писала как к тебе ровно и к Николаю с нашим ромашковским Мужиком. Послала письмо от сестры Шарлоты Федоровны и к Кафтыреву, а теперь для того по почте пишу, что она скорее его приедет, чтоб ты не была без наших известий.- Детей душевно обнимаю, Варваре Александровне, Надежде Дмитриевне, Наталье Федоровне, М. Ивано. Всем кланеюсь.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

Я вчерась с Мужиком отправила к тебе письмо от Шарлоты Федоровны и тюль для шитья девкам.- Прощай, боюсь опоздать на почте, все родные тебя обнимают и большая часть в гриппе.-

 
№252 ( С. Петербург) 24 февраля 1831 года.

Я в отчаяние прихожу с сырами, Милой Друг Елизавета Федоровна, представь себе, продав 15 р. прежде нежели привезли их, купец прижал и стал снова торговаться, давать 13 р. потом 14 р., нечего стала искать другому продать, обещал продать Пандеров брат, который здесь негоциант, его также день за день обманывали, до сей поры мужик с лошадьми и с Артамоном здесь и сыры не проданы, на конец старой покупщик дает 15 р. за ним посылают, придя через два дни, он опять сбавляет цены, и так я в такой беде, что не знаю, что делать. Посылала к другим купцам ни кому не надо, ибо теперь великой пост подходит, послала еще теперь на Васильевский остров, а если там не купят, то отдать этому злодею, которой прижимает, век более сюда не ставлю, а главное мне лошади почти неделю стоят, вот каковы торга в России, и каковы русские купцы. Главное, чтоб к вам провизию купить и с ними теперь доставить, не знаю, что Бог даст.-
Здоровье мое все одинаково, рвота сильная с кашлем, ночи почти все не сплю от оного и поносу, боли те же, так что я опять более 10 ден не выезжала, наконец два дни были без рвоты.
Была у меня Молодая Семичева, семеновского офицера жена, они пребогатые, дают всякое воскресенье вечера и звала на бал, и так я послала за великой княгини парикмахером, ее причесали, все из своих волос, очень хорошо, платье на ней было из грибалин материи, что я ей в именины подарила, вышло с тюлевыми рукавами, в 10 часов мы поехали в 12 я воротилась назад а Федор Федорович с нею остались, ныне мода под клавикорды танцевать, нанимают музыканта, который целый вечер играл чтоб с музыкой на бал было не похоже, было 18 пар, очень (аналировано). Это было третьего дня а вчерась я опять целый день пролежала и всю ночь не спала от кашлю и рвоты. Первый день, что я вижу солнце в Петербурге и от того еду с Пушкиной к княгине Трубецкой у которой еще не была, а мои мамзели вчерась с Федорой Федоровной были в театре. Масленица началась всякой день будут гулять, сколько возможно, чтоб имели удовольствия, а я дома, признаюсь, что очень скучно, тем более, что работать не могу, кисть вся распухла и не владею; … все … возьмет.- Я от мамзель Кастюс получила письмо у ней старший брат в Париже умер, она бедная в отчаянии.-

25 февраля.

Наконец продались сыры, с Артамоном буду более писать, теперь некогда. Прощайте, всех обнимаю, все вам кланяются.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

 
Воспользуюсь сим случаем любезная тетенька, чтоб рассказать вам как мы провели 8-е, день именин папеньки. У нас обедали все родные, из посторонних был Козен, папенькин приятель, Тинольд, семеновской офицер, Писарев и молодой Пандер, обедали и потом играли в карты.-
13 сего месяца был был вечер у тетеньки Аделунг, очень было весело. Тетенька дала сей вечер для нас, я очень много танцевала. Было 9 пар. Мы уехали в первом часу. Вчерась были в немецком Театре, тетенька Аделунг брала ложу, а нынче воскресенье мы званы на бал к Семичеву, один семеновский офицер, женатой очень богат, но все жду парикмахера вот уже осьмой час а он не идет, маменька непременно желает, чтоб для первого разу меня причесали. Здоровье ее все очень худо, но по крайней мере Герман обнадежил нас, что ее болезнь не опасна, и что отвечает облегчить ее, дай Бог, чтобы это было так.- Завтра маменька берет ложу в русской театр мы идем с тетенькой, с которой мы очень часто говорим про вас, это наш единственной разговор. Мы довольно приятно проводим время, все бы хорошо если б только здоровье маменькино поправилось. Прощайте любезная тетенька целую ваши ручки, что как Костенькина ножка, барышням кланеюсь, М. Каул и А.Я. кланяюсь. Братьев обнимаю. Племянница ваша АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Я не хочу пропустить сей оказии чтоб не сказать вам несколько слов любезная тетенька, хотя Настенька вам уже все сказала и тем отняла у меня удовольствие дольше побеседовать с вами; я вам только скажу, что мы довольно приятно проводим время, тетенька Аделунг доставляет нам много удовольствия.- Сегодня Настенька едет с маменькой и папенькой к Семичеву на бал где говорят бывает очень весело всякое воскресенье вечер они недавно с нами познакомились. Завтра предстоит нам новое веселье, маменька берет ложу в Русском театре. Мы на днях получили письмо от М-ли Кастюс в котором она описывает смерть своего старшего брата того, что она имеет портрет, очень огорчена, но мы ей еще на оное не отвечали.- Прощайте любезная тетенька. Кланяюсь всем нашим, целую братьев.
Ваша племянница АНЮТОЧКА.-

Любезная тетенька.

Мне завидно видеть сестер в письменной беседе с вами, вы мне простите если я осмелился также, напомнить себя в вашей памяти и показать, что ни когда не могу забыть ваши ласки к нам с братом, ваше расположение к нашему семейству.- Желал бы выразить чувства признательности внушенные вами с детства; но слабое перо изменяет мне, поверьте любезная тетенька сколь сильно мы чувствуем потерю не видеть страждущую нашу благодетельницу между нами.-
Простите если я смею так называть вас, виноват ли я в том, что мы привыкли видеть в вас вторую мать и член неразрывной семейства нашего …- Все здешние родственники ваши единогласно почитали бы величайшим счастьем еще раз обнять драгоценную сестру их.- Ах! Как все сетуют, что для вас здешний свет остыл и прелестей вы себе не имеете; как одно родство и дружба и потому еще сильно они желают разделить с вами хоть несколько часов; но им и то не определено судьбой. То они довольствуются мысленно видеть вас между нами осыпают вас нежнейшими ласками, так и мы с братом желая вам твердости духа переносить ваше несчастье, которое до селе Всевышний так сильно хранил.
Целую ваши ручки, обнимаю братьев. Барышням и Наташе кланяюсь.
Вас любящий племянник
СЕРГЕЙ.-

25 февраля.

Я к тебе, Милая Елизавета Федоровна, писала вчерась и сегодня по почте, а теперь пишу с Артамоном, наконец сыры продали по 14 р. пуд, дожидаюсь провизию, за которой поехали и Федор Федорович за вином, и надеюсь уложив все отправить непременно завтра рано, коли сегодня не успею. Эдакой каналья купец, целые 8 ден продержал лошадей, что будет послано, всему регистр напишу к Николаю, которой тебе покажет, что все привезено.-
Комиссию твою в рассуждении фасону капота Костеньки, для меня было чрезмерно затруднительно, никуда не езжу, да и не знаю здесь никого, у кого бы дети мальчики были, сестры твои также не имеют таких знакомых. Малинька взялась говоря, что у Мадам Шмит она видала, прекрасно мальчика одетого по польски, и что будто и маленький великий князь Константин Николаевич иногда так одет, в прочем здесь детей разно водят, на которых просто русские армяки, который у нашего был, или кафтан (оборами), на других обыкновенные с воротниками шинели, на иных гусарские платья, казацкие, и польские, это мне все сказали, у кого я ни спрашивала, сшила нарочно куклу как Малинька говорила, она все мне и достала и выкройку с оного также достала у Мадам Шмит, которую посылаю, желаю, чтоб тебе оное было приятно. Сшей, что хочешь и как хочешь, эдакой шьют из Дра де даму, а шаровары белые.- Посылаю Васеньке подтяжки, и Саше то же, благодарю их, что ведут себя хорошо и учатся. Косте, ему куклу, и игрушек, как ему так и Саше.- Всем им троим лакомство, кушайте на здоровье.-
Мое здоровье одинаково дурно, все то же, ничего нового нету и утешительного. Рука моя не повинуется и не действует в кисти, вся распухла, ничего не могу делать, сижу по большей части одна дома, одна отрада лежу и читаю, сума схожу что работать не могу ничего, стало приятности для меня никакой нету, даже у Аделунгов не была с 19 числа, ибо они два дни ездили с сестрой в театр, а по вечерам рвота у меня беспрестанная; удивительно, что с воскресенья один день, что не рвала была от 10 часов по 12 на бале с Настенькой, а потом она с отцом осталась, только за то два дни пролежала от усталости, кашлю, и рвоты, теперь Масленица, с завтрашнего дни начинаются гулянья в санях кругом гор, дети с сестрою будут ездить, и еще Пушкина, сочинителя мать, давнишняя моя приятельница, а я буду дома, ибо нигде решительно не обедаю никогда, ибо рвота сильно усилилась, то вечно дома. После завтра последний день извозчичьим лошадям, останется одна наша пара, то еще сильнее дома буду сидеть, ибо тяжел мой возок, для нашей пары, а нанимать нету сил; мы надеялись, что Алексей шорник, которой охотно выкупится за две тысячи рублей, но теперь и это рушилось не достал он денег, бог знает будет ли это к Святой, сейчас с нами не было много денег и мы очень умеренно живем, а все таки много прожили, ибо впереди учителям и доктора платить. Хотя я все запасла, что нужно для дому на житье, до отъезду моего, даже и для лошадей корм. Жизнь здесь была бы сходна, коли не экипаж, без которого никак нельзя существовать, да и наряды для дочерей необходимые, хотя они, и мало выезжают, роскошь так сильна и так скоро моды переменяются, что ужас, особенно девушек волосы на голове уборы, всякие две недели новые выдумки, Настенька купила букли и косу модную 55 р., представь, что (…), великой княгини парикмахер чесал ее на бал, все переделал, ибо та мода уже прошла, 10 заплатила причесать, все ее волосы и … ее по своему.- Вот тебе все новости до нас касающиеся. Сестру Шарлоту Федоровну давно не видала, если смогу сегодня после обеда то к ней поеду, ибо среда ее день, она удивительно как Машеньку наряжает. Все тебе кланяются. Федору Федоровну чаще вижу; она ближе и чаще у меня бывает, а Коленька всякой день. Прощай, Милой Друг, обнимаю тебя душевно, приведи меня Господь опять пожить вместе в Первитине, Герман надеится меня облегчить, обнимаю детей, и добрых моих наставниц, Наташу также.- Г-ну Каулу мой поклон также дорогому Адольфу.-
Преданная сестра М. РАЛЛЬ.-

Николенька и Сережа опять в карауле всегда по средам.-

 
№253 Петербург сего 4 марта.( ошиб. дат.февралем).

Письмо твое от 29 февраля получила вчерась, Милая Ели. Федоровна, также отчет балушевский и письма старые Петра Ивановича, он прямо по почте пишет, что рыбу купил, и 1 марта должна быть в Москве, что он с тою же почтою писал к Николаю Павлову и адрес того мещанина, к кому послана рыба Челюшкиной печатью, надеюсь, что оное письмо вы уже получили и что Николай отправился в Москву, буде еще не получили, то посылаю на всякий случай адрес мещанина у кого рыба, пошли тот час ее принять в Москве.- Я полагала, что (biаis) уже дошит, и этой медленности не понимаю, я поехала были 4 букета кончены, кроме начатых всего в половине 8, да в другой столько, стало 16 во всем платье, и потом наверху гирляндочка, тогда были короткие дни, а теперь длинные, я здесь 8 недель, если они бы порядочно шили, чрезвычайно легко вышить одной в неделю букет, стало в 8 недель трем 24 можно вышить, а я поехала было уже 4 готовых, видно, что меня нету, и они Нат. Фед. не слушают, и так, я знать не хочу, чтоб к празднику был готов biais, вуаль, которой я согласна для скорости без букетов, одну гирлянду и насыпь, по всему, предоставляю Варваре Александровне сделать фестоны или нету, думаю лучше с фестонами.
Настенькин … здесь все восхищаются, пожалуйста объяви Девкам, чтоб они со мной и не шутили, и чтоб в начале Праздника я получила как вуаль, так и biais. Нат. Федоровну прошу, чтоб она их запирала, чтоб не бегали.- М. Ивановне истинная моя дружба, за то, что голую меня хочет обувать. Благодарю тебя Милая Лиза, что ты и обо мне печешься. Аннушка говорит, что в ящиках в зеркале, много моих старых чулок, то Н. Фед. прошу достать и отдать перешить Настасье, а можно еще фунт мне связать, ибо я сильно обеднела, ты знаешь, что я об себе мало думаю.- Мы от сюда писали к Г. Алекс. А вот письмо к Николаю, чтоб все было выполнено, думаю его уже нету, то прикажи А. Ос., коли приехал, или выборному. Я думаю, что подводы балушевские будут ждать нашего ответа.-
Здоровье мое все одинаково, кашель с рвотою по вечерам и ночам, также и понос, боли в животе в боках а особенно по ночам нестерпимые, часто до самого утра не сплю, последние три ночи только до 6 часов, Герман сказал Аделунгу, что у меня вода в желудке тронулась, и что он имеет большую надежду меня вылечить, говорит мне, что понос от очищения селезенки, в которой обструкции, что он удивляется силам моим, в эдаком беспрестанном страдании, от того он и большую надежду получил. Рвота не хорошо и он ее останавливал, но мало успел, желудок ничего не варит, и я питаюсь либо ухой из ершей, либо куриным супом да рябчиком, да чай с гренками, и то не проходит без рвоты, руки кисть левая вся распухла, не владею, боль во всей, теперь клеенку положила три дни, увидим.- До воскресенья Масленицы я всю неделю одна пролежала, а дети гуляли, но последний день были у Фед. Федоровны целый день. Теперь говею, в университете близко в доме церковь, и в 5 часов вечера заутреня. Наст. с отцом у Шар. Фед. а Анюта со мной дома. Удивляюсь свадьбам Дохторов, а Катеньку Шелихову … коли правда.- Поблагодарите Анну Алек., что ко мне приписала, очень трудно мне одной рукой писать, не могу отвечать.-
Обнимаю детей, думаю мной будут довольны, как Артамон приедет. В.А. и Н.Д. обнимаю, также и Наташу. Г-ну Каулу и Адольфу мой поклон.- Прощайте, устала до смерти от писания.

 
№254 (Петербург) (ошибочно Первитино) сего 11 марта 1831 года.

Я, Милая Елизавета Федоровна, ни одной почты не пропускаю, а потом и с оказиею пишу, на Масленице я по почте писала, а потом и с Артамоном; но это письмо пошло, как я после узнала, на тяжелой почте, потому, что Фед. Федорович послал, думая, что примут на легкой образцы разные с письмом к Бухгейму, вот думаю замедление получения моего письма, теперь же вы должны быть совершенно покойны, ибо Артамон уже давно доехал.- С чего ты взяла ждать Фед. Федоровича, когда ты знаешь, что он прежде самого последнего пути, никак не хотел ехать, ты же знаешь, что не скоро он расстанется, видя меня все в одинаковом положении; ибо здоровье мое все чрезмерно худо, нечего нового сказать, на прошедшей неделе я говела, ела скоромное, но слушала службу в университетской церкви, исповедовалась, у того известного священника, что приготовлял всех несчастных к Сибири, а так далее церкви нигде не была. В субботу Господь привел меня причаститься, и этот день у нас сестра Шарлота Федоровна с своими обедала, и вечер были гости; ночи для меня несносны, совсем не сплю, от жару, кашлю и иногда со рвотою и поносом, Герман дал от оного порошки, и вот третью ночь, хотя несколько сплю, менее жару и поносу; буде воля Создателя моего надо мною; но брюхо совершенно убавилось, а рюматизм во всей руке левой и особенно в кисти сильно продолжается и не владею кистью, и так пожалей, что ни какой работы не могу работать, тоска смертная, по большей же части все дома одна остаюсь, читаю, но по милости рвоты частой глаза мои сделались очень слабы.
Воскресенье все мои обедали у Федоры Федоровны, а вечером выспавши и я была. Там была большая компания, неизвестных для меня особ, но я рада была познакомится с Германовой, молодой женою, премилая, не хороша собою, но преумная и перевоспитанная.
Да, наконец доступила познакомится с Елизаветою Семеновною Гамс, которая меня обворожила своей милой приветливостью, мы все вместе сидели и говорили об тебе, она тебе цену знает и велела тебе кланяться; тут же была Мадам Шамбо, Государыни секретаря жена, я уже с ней несколько раз виделась, и она прекрасная женщина, чрезмерно меня полюбила, и требовала настоятельно, чтоб я со всеми своими приехала к ней во вторник вечер у ней концерт; так как я последние дни ночи лучше спала, то вчерась мы у них были с Настенькою, Ралль и Сережа, а у Николиньки сильно голова болела, а Аннюту я не разсудила так часто вывозить, оне же обе завтре едут в концерт, с Федорой Федоровной к Маеру, ибо сестра его их учит, и привезла два билета по пяти рублей, нельзя отказаться не взять.- У нас более экипажа опять нету, кроме своей пары в санях, а в возке более ездить нельзя, ибо сильно всю неделю тает, карету с лошадьми дорого нанять, а у наших лошадей нету каретных хомутов, и так с нетерпением ожидаем карету нашу четвероместную, про которую две недели уже Федор Федорович писал к Николаю, чтоб прислал наймом. Я тогда и воротится в оной могу домой. Я надеюсь, что вы оное письмо получили, и карету новую четвероместную отправили с сундуками и вещами, да не худо и масла сколько возможность есть прислать сливочного и чухонского, ибо здесь к оному приступу нету, да и сильный в оном обман.- Фед. Федорович также писал, чтоб денег тысячи полторы прислали, буде невозможно, то хотя тысячу, хотя мы чрезмерно умеренно живем, так, что ты не поверишь, менее 5 руб в день на стол, но экипаж, учители и разные другие вещи много денег берут, а здесь негде взять, доктору еще ничего не платили. Детские наряды не больших денег стоят, ибо дорогим модницам я не отдаю их платья шить, себе ничего не шила, а свои старые чепцы отдавала наколоть, и заплатила за каждый по два рубля за работу и прекрасно сделано. Стало во всем экономлю; но главное разорение экипаж, менее на вечер нельзя заплатить, карету парой, как 5 рублей, а как часто то и много выйдет.- Сережа с Николенькой опять в среду в карауле, они оба ручки твои целуют, Федор Федорович тебя обнимает и детей; я душевно обнимаю Вар. Алек., Над. Дмит., Нат. Фед. Мар. Ивановне, г-ну Каулу и Адольфу кланеюсь, так же Ан. Осиповичу, прошу его ничего не упустить в нуждах наших. Благодарю за полотна и полотенца, если только мои … он бы послал еще ткать полотна … бумажные.-
Что это ножка Костенькина, признаюсь, что беспокоит меня. Христос над ним, обнимаю их душевно всех трех.-
Прощайте все, мочи нету устала писать.-
Преданная душою сестра М. РАЛЛЬ.-

Забыла вам сказать Милая Лиза, что у Артамона теперь помнится мне три свиньи на корму, то если они жирны, то их убить к Святой неделе и посолить прикажи Аристарху, а на место оных, других три отдать Артамону в Мельницы на корм, преимущественно валухов, а свиньи не иначе как, чтоб прежде поросят откормили.- Желаю знать купили ли мне на племя, я приказывала пару поросят большой породы называемые Чутския; только прошу тебя Милая, приказать валушков всегда оставлять от поросят для убою.- Прощай.-

Хоть несколько слов спешу вам сказать любезная тетенька, здоровье маменькино все очень худо, сегодня едем с тетенькой Аделунг в концерт Майера, третьего дни я была с маменькой в концерте у Шамбо. Все здешнии слава Богу здоровы только Дяденька Аделунг страдает подагрой рук. Прощайте любезная тетенька, целую ваши ручки, братьев обнимаю, барышням и М.И. кланяюсь. Прощайте, любящая вас племянница АНАСТАСИЯ.-

 
№255 Петербург сего 18 марта 1831 года.

Не могу понять Милая Елизавета Федоровна от чего ты письма наши два по почте в один раз получила, и что вы все были в таком беспокойстве, я решительно всегда пишу по средам, иногда и успею в этот день и отдавать и чаще всего отправляю в четверг, ибо только принимают до двенадцати часов.- Я бы желала милая, чтоб пересмотрела всю провизию и сказала хороша ли она, ибо я не очень надеюсь, на этого купца, которой меня изморил сырами, а особенно кофий, которым здесь славно обманывают.-
Что касается до вина, одно белое можно будет разлить, а пробок молодого не через кого мне вам прислать, прежде я не догадалась.-
Федор Федорович еще здесь, со мною расстаться не может, и уверяет, что разные его обстоятельства удерживают, теперь уже на санях нельзя ехать, ибо у нас прекрасные дни, теплые, все растаяло, и на Невском камни, и ездят на колесах.- Стало кроме в дилижансе, он более воротится не может, а возок, когда вы пришлете карету, что надеюсь не замедлит, конечно наймом, то на возвратном пути, я оных лошадей найму довести возок, можно на телегу поставить; но неужели Выборной так глуп, что не предвидеть, полозков под карету не нужно, ибо по шоссе ее не дотащить, все теперь из дороги приезжают на колесах.-
Это письмо верно не застанет карету, но если бы паче чаяния еще не послали оную, то прошу тебя с оной прислать Фед. Федоровича холодную новую синею шинель, и несколько банок варенья, как то, клубники, ананасов и американской клубники, буде еще есть, я надеюсь, что кушаете не церемонитесь; но если карета уже отправилась, то найди какое средство Фед. Фед. шинель прислать, я не предвижу, чтоб он скоро вырвался от сюда.-
Мое здоровье все одинаково, нового ничего сказать, понос ужасной, особенно по ночам с сильною болью в животе и пояснице, желудок решительно ничего не варит, кушанья мое все куриная кашица, или ершовая уха, саго и рябчик, или кусок телятины, иногда размазня; кашель очень силен особенно по вечерам и ночам, эту неделю рвота была не так сильна, и по ночам были минуты, что спала; но слабость моя стала сильнее, почти по целым дням лежу, боль в руке в одинаковом положении.- Герман не страшится и говорит, что более и более надежды получает и что ни за что не остановит очищения, ибо оно для меня необходимо.-
Вы посадили Ольгу и Польку шить, чтоб они не наделали дыр и нечистоты, обе довольно неопрятны.- Ждем денег не с терпением, беда, коли не пришлете, последние проживаем.-

19 марта.

Вчерась остановила меня дописывать Гедеонова с сестрою, они при первой возможности отправляются в деревню к С. Алексеевичу. Видно, что они в большой нужде в деньгах, живут уединенно и без экипажа, он теперь сам здесь и его видим иногда.- Она мне сказывала, что будто Маша Пусторослева идет замуж скажи правда ли это и за кого? Говорят на верное, ибо Пущины, ее родня сказывали.- Благодарю детей за письма и твоего милого секретаря и детских учителей за прилежание русского языка.- Сыновья в карауле оба у тебя ручки целуют, также и мои мамзели, у которых учительница на фортепьянах, от того и не приписывают.
Ралль тебя и детей обнимает а другим кланяется.
Преданная душою сестра М. РАЛЛЬ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *