Письма за 1830 год.

Весь массив писем 1830 года связан вновь с приездом Марии Дмитриевны с мужем и старшей дочерью для лечения в Москву. Дорогой они посещают Тверь, а из Москвы Федор Федорович вскоре едет далее в свое тамбовское имение, Балушево.
У писем Марии Дмитриевны в этот раз два адресата: Елизавета Федоровна в Первитино и муж в Балушево. Кроме них и приписок к ним от Анастасии, массив включает два письма к матери от обоих старших сыновей из Петербурга.

№ 232 Тверь сего 1 мая 1830 года

Милой Друг, Елизавета Федоровна, хочу тебя потешить, написать отсюдова, чтоб ты была покойна на мой счет. Третьего дня, я сильно всю дорогу кашляла, и беспрестанно меня рвало, ночевали мы в Николине городище, где я сильно ночь прострадала, но вчерась в 4 часа, я взяла НУЖНУЮ ВЕЩЬ, которая действовала очень хорошо, и тем меня освободила; приехали мы сюда в 4 часа, отобедали, отдохнули, Ралль пошел к Хилкову, рядом которого мы остановились; она тот час хотела ко мне идти, но Ралль ее остановил, ибо у ней были гости, пришел за нами. Мы принарядились и пошли, где нам несказанно были рады, где была одна из Кафтыревых, к которым также послали сказать, что приехали, вот 9 часов пришла домой, они звали сегодня обедать, для нас и Кафтыревых и Офенберга у которого Ралль по утру был. Ранехонько приехали Князь и Княгиня, после них Кафтыревы и Офенбург и сидели у нас до обеда, вместе с ними, мы отправились обедать. Я княгине по утру успела свою просьбу сказать; но ваканции нету, да и Государь хочет уничтожить адъютантов, и только, чтоб тогда имели генералы, когда дивизия в действии; после обеда все отправились и с Хилковыми к Кафтыревым чай пить, а молодые девушки, моя Настенька с отцом также поехали на гулянье в Воксал, а мы с Кафтыревыми, с Княгиней в вист играли.- Прощаясь она мне обещала одного, хорошенько похлопотать об моей просьбе; стало надежда не совсем исчезла.- Завтра чем свет отправляемся в Москву.- Устала, пора спать. Прощай, обнимаю тебя, всех моих ребятишек. Кланяемся г-ну Каулу.- Прощай. Христос с вами.-
М. РАЛЛЬ.-

Мы через час выезжаем любезная Тетенька, нас здесь прекрасно приняли, мы вчерась целой день провели с Хилковой, у них обедали, с 4 часов были в воксале и потом чай пили у Кафтыревых.- Повидаться с теми, не очень весело но приятно.- Тетенька спешу укладывать. Целую Анюточку и маленьких братьев, м. Kaule кланяюсь.- (фр. Фраза) Как приеду все расскажу.- Целую ваши ручки.
Племянница АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

6 часов утра 2 мая.

Здешние купцы, именно Решетников, видя кисеи и платки на нашей фабрики, таковые желают покупать у нас; то Лизанька скажи Бухгейму, что он может сюда приехать и привезти с собою и холстинок, и легко можно здесь понемногу торговать.- Девочку отдать дорого очень просит … года 250 рублей и так попробую в Москве.
Прощай, Ралль тебя и детей обнимает.-
№233 (Москва) 6 мая 1830 года

Милой Друг Мой, Елизавета Федоровна, мы приехали преблагополучно в Москву 3-го мая то есть в воскресенье утром, княгини дома не было и письма моего с мужиком не получила, ибо Сережа все вещи к себе перевез, и письма к княгине для того не отослал, что боится кары.
И так она приехала от обедни, без памяти рада, и так всячески нас успокоила, признаюсь, что родная ни какая лучше бы оного не могла.-
Гасс вечером появился, и вчерась еще по утру дал мне пилюли и велел здесь остаться месяц, дабы мне порядочно полечиться; не знает сам надо ли ванные будет брать или нету; то я на днях стану поближе к оным искать маленькой домик и переедим тогда. Признаюсь тебе, что мне здесь так покойно, что жаль с нею расстаться, но совестно ее затруднять собою. Но дам себе прежде несколько окрепчать, ибо сильно слаба; кашель мой, как мне кажется, стал лучше, по крайней мере эти дни не рвало.-
Комиссии я твои выполнила все, что велела, тебе сама Варвара Александровна, с Надеждою Дмитриевною и с Настенькою покупали, только пять рублей лишнего издержали против твоих денег.- Посылаем бумагу Бухгейму и письмо от Федора Федоровича.- Посылаю провизию, которой реестр прилагаю, прикажи Николаю взять все в кладовую.- Мою шубу и Настенькину кацавейку так надо убрать от моли хорошенько. Я к тебе пишу вечером, а не знаю успею ли завтра купить нанку, коли успею то ты также получишь 100 аршин.-
Прикажи Друг Милой, Федору с Алексашкою шить людям панталоны и куртки, тем, что в деревне, начиная с садовника Ванюшки и другого мальчика в саду, Сеньке повару и другим верху людям, но буде не успею купить то через Мужика узнаете завтра.-
(несколько строк по фр. Каулу)
Прощайте Друзья мои, устала писать, мочи нету.- Христос с вами. Наталье Федоровне кланяюсь. Сестрицу ее еще не видела.
Душою преданная М. РАЛЛЬ.-

 

№234 9 мая Москва 1830 год.

Милой Друг Ели. Федоровна, я хотя к тебе с Мужиком и писала третьего дни, но желаю, чтоб ты все свежие известия об нас имела, хотя коротенькое письмо, но скажу тебе, что мы еще все у княгини Вяземской, ибо Гасс решил, чтоб я осталась на месяц, но не велел еще переезжать; и некуда, ибо кашель мой все так же силен как и был. Дает пилюлю три дни, не знаю что будет и Раллю также пилюли с декоктом; он дожидается починки брички, ибо колесо изломалось и скоро на днях отправляется. Гасс ему туда лекарствы дает, да и Воспитательной дом его еще держит.
Маменьку я один раз видела, она и все Корсаковы боялись кори, у княгининой дочери была четыре недели назад, теперь у Волковых: у Кости, Ареи, Наденьки высыпает. Стало я Соню раз видела, но выезжать сил нету. Маменька дом наняла, переехала для Любоньки, которой не было кори. Сережу с женою не видала; когда перееду на квартиру, тогда их увижу, мы почти наняли уже домик.- Грустно мне очень, что должна буду здесь долго пробыть; но не хочу, чтоб ничего на совести не осталось для здоровья.
Говорят, что на всю зиму Государь сюда будет.-
Прощай Милая, обнимаю тебя душевно, Анюту, Васю, Сашу и Коську, сохрани вас всех великой Творец.- Гну Каулу наш поклон, чтоб он не скучал.- Ралль всем кланяется.
Душевно преданная М. РАЛЛЬ.-

Хочу приписать хоть несколько слов любезная Тетенька, здоровье Маменькино кажется получше. Газ требует, чтоб она осталась на месяц, и так мы нанимаем дом. Целую ваши ручки. Анюточку и братьев обнимаю, Наташе и м. Каулу кланяюсь. П… я только раз видела. Прощайте. Любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
А.R. кланяюсь я видала его сестру, она оставляет Волковых и до места будет жить у Газа.
№ 235 Москва 15 мая 1830 года.

Благодарю тебя, милая Лиза, за твое письмо от 6 сего месяца, очень я рада, что я вас утешила своим письмом из Твери, теперь уже вы имеете и другие из Москвы. Мои Друзья, Анюта, я очень довольна твоим штилем, и не худо тебе привыкать корреспонденцию вести, это тебя научит рассуждать, и учит порядочно изъяснять свои мысли.-
Мое здоровье все одинаково, кажется, что с некоторых дней кашель реже; но рвоты нету почти совсем; Гасс мне дает, какие то пилюли, которые исподволь чистят, Папеньке так же и декокт, его руке лучше, он вчерась после обеда отправился в Шадск, снабжен пилюлями, прежде отъезду, нанял нам на Остоженке дом Безобразова, в приходе Воскресенья, туда вы адресуйте письма; ибо сегодня мы с Настенькою, после обеда переехали. Домик очень изрядной, за сто рублей ассигнациями в месяц, из ворот в вороты от Марии Ивановны, которую теперь будем видать. Ибо она, под предлогом, что пять недель назад была у княгиненой дочери корь, то она боится для Сережи, его сына, и Любоньки Волковой, у нас не была, кроме у крыльца, я на минуту ее видала у Катеньки Офросимовой, которая тоже уехала в Кавказ вчерась. Наташа так кори боится для своей дочери, что мужу не позволила даже повидаться со мною у Катеньки, так же уехала в деревню, Гриша у меня бывал, и тоже уехал, Сережу я и не видала, ни где и не была.- Маменька на пол года дом наняла, и всю мебель свою, всех людей вывезла из Сереженого дому, которой отдали внаймы, как говорят, за шесть тысяч Бороздину; но от них я ничего не слыхала, это мои люди мне сказывали, ибо у них лошади на дворе с людьми стояли.-
Княгиня Вяземская настоящий друг или родная сестра, да не токмо она; но и князь и весь ее дом, достаточно не могу их возблагодарить, как они меня покоили, лелеяли и сберегали, она даже сердилась, что что я на все время у них не осталась.- Настеньке взяла я учителя музыки, завтра пошлю за фортепьянами, чтоб время не пропадало.- Барышень мы видали один раз, посылали к ним; но дома их не застали; Маскле уезжает в чужие края, то они все с ними.- Волков сегодня отправился в Карлсбад. Царь на дорогу ему дал тысячу червонных.- Все вам сказала, что знала.- Озерова дочь богатую партию делает, 1700 душ, 250 тысяч денег, а после матери его достанется 1500 душ и миллионы денег, я его не видала; но у них была.- Прощай Милая Лиза, обнимаю тебя душевно, когда то Господь меня возвратит к вам.- Анюту, Васю, Сашу, Коську обнимаю и благословляю. Христос с вами.- Благодарю гн. Каула за память; у нас все сильные холода, сегодня первой день, что по теплее.- Наташу обнимаю, сестра ее живет за Москвой рекой, у заставы стало мы ее не видали.-
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Любезная Тетенька!
Вчерась мы переехали в свой дом, то есть в нанятой на Остоженке в дом Безобразова, против бабушки. Вяземская насилу нас отпустила почти со слезами, такие были расставания, что вы себе не можете представить, она нас проводила до дому а дети плакали, уже поистине мы были то что у Христа за пазухой. Сегодня едим обедать к Ермолову, а сей час пришли от бабушки, у ней так хорошо, (фраза по фр.) – Прощайте любезная Тетенька, целую ваши ручки.-
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Любезная Наташа, я старалась твои комиссии исполнить, парик закажу на этих днях, постараюсь по дешевле, сестру твою я еще не видала, письмо давно ей доставлено, я очень желала бы ее видеть, я знаю от С.В. что она здоровы. Целую Анюточку, и братьев. М. Каулу кланеюсь также и А.Я. сестра его оставила Волковых и теперь живет у Гасса.-
(три строки по фр.)
№236 Москва 21 мая 1830 года.

Вот, Милой Друг, ровно неделя, как мы с тобою расстались, а сегодня неделя, что я переехала на свою квартиру; ты вероятно уже доехал третьего дня еще до Балушева, что то твои рюматизмы, дай Господь, чтоб ты от них избавился, и нашел все бы в деревне по твоему желанию и успел во всем, хозяйстве нашем. Тот день, что ты уехал, скоро после тебя приехал к тебе Герард, и очень сожалел, что тебя не застал.- Здоровье мое все одинаково, кажется будто бы кашлю есть облегчение, по крайней мере не рвет более. Гасс новые дал порошки и не думает еще об ванных, полагаюсь совершенно на святую десницу, верно он мне скорее поможет.-
С тех пор как я против Маменьки, то всякой день с нею вместе, она меня наградила мебелью в дом достаточно; но внизу спать было нельзя, стукотня такая, что точно по голове ездят, я с Настенькой в верх перешла там тише и покойнее.- У Маминьки третьего дня 18-го был вечер, танцевали, мы были, и Настенька осталась по позднее ужинать, Шеншина ее завезла.-
Кажется, что ОН серьезно привязался; но батюшка слышать не хочет, какой этому будит конец?- Бог знает!-
Я с тех пор как ты уехал Василия Алексеевича не видала, он у меня не был, не знаю, что как наши дела по Совету, ехать к нему мочи нету, далеко. Была у меня Базилевичева, я ей жаловалась, что он вчерась был; но меня не застал дома, ибо я по утру выезжала, а у меня Маменька обедала.- Боюсь, я признаюсь тебе, чтоб он не распоряжал по своему нашими деньгами, эдак и не узнаешь, как он деньги получит, коли сегодня его не увижу, то завтра пошлю к нему.-
Пожалуйста, Друг Мой Милой, прикажи, чтоб платков детских не более трех четвертей выткали по больше, по тоне, ни у кого у детей более нету платков,- И полотенец простых подножных; не худо коли готовы, чтобы ты с собою привез,- все что будит выткано, но чайных салфеток, более не выгодно ткать, с рук нейдут.-
Представь, что у Волковых, все в кори, и у Саши в другой раз пришла и пресильная, Гасс говорит, что редко, но бывает 2 раза, ибо у него прошлого году была, Соненька в отчаяние, муж уехал в Карльзбад, а ей в деревню хочется, и на болезнь детей очень сердита.- Гасс меня остановил, сей час был, велел тебе сказать, что находит меня лучше, но слабу, велел не прежде с постели вставать, как в одиннадцать часов.- Прощай Милой Мой Друг, обнимаю тебя душевно; поклонись от меня всем, всем. Марфе Алексеевне скажи, что нечего мне писать к ней, ты для нее живая грамота.- Люби всей душой любящую тебя твою МАШКУ.-

Целую ваши ручки любезный Папенька, здоровье Маменькино все в таком же положении хотя кашлю слава богу кажется лучше, надеюсь, что с помощью Гасса ей будет лучше, сегодня мы обедаем у С.А. а третьего дни был вечер у Бабушки, именины Тетенькины, танцевали я пробыла до 3 часов а Маменька в час уехала домой … привезла Шеншина.- Барышни препоручали мне вам кланяться. Прощайте любезный Папенька. Прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь ваша.
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-
№ 237 Москва 22 мая 1830 года.

Благодарю тебя, Милой Друг Елизавета Федоровна, за твое письмо от 14 мая.- Представь, что только по получении твоего письма, узнала, что люди забыли отправить мыло и свечи, оставались они в погребе у княгини Вяземской и сюда перевезли, так дома 4 пуда тягости со мною оставили.- Я имела здесь два письма от детей они оба, слава богу, здоровы и все наши родственники также; сестрица Вильгельмина Федоровна от того не могла к нам заехать, что сын ее спешил, и она думала, что на два дни не стоило труда, делать крюк большой.- Я очень рада, что ты довольна покупками. Варвару Александровну мы часто видим, она придет пешком, и потом вместе к Маменьке или к Волковым, а там я ее завезу. Она хотела к тебе написать. Едут они скоро к Татищевой в деревню, жизнь их чрезвычайно дешева здесь так, что я удивляюсь. Помирила я ее с Рябининой вчерась у меня в доме; Маскле отправились в чужие края.-
Здоровье мое, Друг Милой все одинаково нехорошо, кашлю кажется лучше; живот мой все натянут, велик и боли сильные с слабостью. Гасс всякой день ездит. Порошки принимаю, но до сей поры плохо помогают, умираю боюсь, чтоб долго меня здесь не продержал, тоска на меня несносная, тем более сил ездить нету, а дома скука смертная, с Маменькой из ворот в вороты, ежеминутно видимся, как она дома. У ней НОВЫЕ ПРОЖЕКТЫ, от которых я стараюсь всячески отделаться; она дом наняла на пол года за 1000 рублей, и всю свою мебель и бронзы, фарфор перенесла в этот дом и людей своих. Сам Сережа свой дом отдал в наймы Бороздину за 6 тысяч, и его теперь чинят и поправляют.- У Волковых Костя, Арся, Наденька в кори, и Саша у которого была прошлого году, а нынче в другой раз пресильная высыпала, нет у Любаньки у Сережи и Машеньки, как для него так и для Любаньки к ним не ходят и их не видят, а я через день бываю, ибо она мне очень жалка. Мужа нету, он неделя как уехал в Карльзбад.
Я от детей сей час получила письмо, которое я к тебе посылаю.- Боборыкина Марья Дмитриевна желает иметь для компании барышню, кажется, что я Нат. Федоровну с ней слажу, завтра у них у меня свидание, скажите Евлапии Федоровне, сегодня в первый раз увидела сестриц ее, которые у меня обедают; муж М. Федоровны и теперь без места.- Скажите, что с удовольствием привезу для М. Каула ноты, если будет оказия то пришлю, печать его вырезана и у меня.- Ежели Бухгейм будет сюда, то пришлите с ним 8 или 9 кусков миткалю моего что белится в Городище, я здесь продам, да воротник мой, которой я себе сшила ехать к Семенову на свадьбу, Анюшка его забыла, а дорого новый шить, он у зеркала в ящиках, ключ в шкафе, чтоб Евлапия Федоровна достала и прислала, один у меня и есть с кружевом в несколько рядов.-
Прощайте, Анюточку обнимаю, ты мой друг письма свои давай поправлять Каулу, ошибки французские, это тебе будет в пользу.-
Настенька учится на фортепьянах у хорошего маэстро Ганахта, два раза в неделю, по 10 рублей за урок, и тебе бы душа моя не худо, но силы нету, подожди, репетируй, а твоя доля придет.- Васю, Коську, Сашу обнимаю. Маменька праздновала Костины именины и велела тебя Лиза поздравить.- Прощайте. Христос с вами. Наташу целую.-
Друг ваш М. РАЛЛЬ.-

Милой друг, Наташа, очень рада что, хотя несколько строчек к тебе могу приписать. Марья Дмитриевна позволила в своем письме. Слава богу, что ты теперь здорова а что не удалось здесь быть в том невеликая потеря Бог даст увидимся еще и все … Прощай милой друг будь здоровая, к тебе буду после писать. Марья Дмитриевна приказала сказать что с того дурно писала, что перо и чернила дурны.
Остаюсь сестра твоя Наталья Л.

Поздравляю вас любезная Тетенька с прошедшими Костенькиными именинами, мы его праздновали у бабушки.
Здоровье Маменькино все в таком же положении, на счет ванн Гасс ничего решительного не сказал; все говорит Me… ju(s)qu a`demuin, желала бы если бы он ей скорей помог и отпустил бы в деревню. Мы сей час получили письмо от братьев, мне кажется, что Николенька сума сошел воображает, что я в большом свете, от куда он взял, тем более зная, что Маменька поехала для своего здоровья и все ужасно страдает, то может ли мне быть весело, и куда я могу разъезжать, кроме бабушки, Волковых и Корсаковых некуда, нынче в первой раз маменька меня отпускает на гулянье с бабушкой. Уверяю вас, что с большим бы удовольствием вернулась в деревню!… Марья Федоровна сестра Наташина сидит здесь и просит засвидетельствовать свое почтение так же и На. Фе., которая сей час взошла. Целую Анюточку, В., С., К.- Прощайте любезная тетенька, целую ваши ручки.
Остаюсь любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

Здравствуй Наташа и тебе бы написала, да право нечего.- Сестрицы твои здесь и велели тебя расцеловать. Маменька почти достала место Н.Ф. к Боборыкиной, дай бог чтоб это исполнилось, она нынче у нас ночует а завтра увидится с Боборыкиной. Прощай желаю тебе здоровья.
Когда я буду опять в Первитине?-
№238 С. Петербург мая 18го 1830го года.

Любезные родители!

Письмо ваше из Москвы, любезная Маменька мы имели удовольствие получить на прошедшей неделе. Вы не можете себе представить ощущаемые нами чувства при чтении письма вашего; какая разница между этим письмом и предшествующими в Первитине, вот что значит спокойствие духа. Конечно живя в Москве, имея возле себя … доктора каков Гасс и притом пользующегося всею вашей доверенностью – все это немало способствует скорейшему поправлению расстроенного вашего здоровья. Зная привязанность нашу к вам вы и то можете видеть радость нашу когда вы прибыли в Москву ибо живете у любимой вами Княгини – я с которою обязанностью почту познакомится покороче, и подружится с сыном ее чтобы доказать тем вполне мою любовь к вам. Но то, что он без отъездно живет в Царском селе, когда и приезжает сюда, то это бывает весьма редко, а я не знаю где он останавливается. … … соединит … даст мне случай узнать его короче! Теперь вы в Москве с старшею сестрою, очень рад, что она несколько повеселится и увидит свет, пора она уже в тех летах чтобы познать оный, … все пользою, она когда нибудь более или менее познает влияние оного на нас; а тем большую пользою Настеньке узнать достоинство большого света под эгидой ТАКОЙ НЕСРАВНЕННОЙ МАТЕРИ КАК ВЫ: ( Не забудьте, что это пишет сын ваш а не посторонний кто либо). Жаль бедную Анютку что вы не взяли с собою, ей уже скоро 14 лет; она судя по письму огромному своему, которое она писала нам из деревни весьма грустит.- Спешу утешить ее бедную; она осталась одна одинешенька, разлука тем более ей чувствительна что она видит старшую сестру свою в пылу большого света, пользующеюся всеми удовольствиями жизни столичной. Напрасно, если только смею сказать вам это, вы не взяли ее с собою, хотя она теряет это время в занятии, хотя это развлечение и несколько вредно для наук но по следствию по пользам …присутствия ее возле вас хорошим примером и притом то главнейшее, что нравственность ее в безопасности, теперь у вас Мамзели нет, а Каула ваш самый пустой человек. Впрочем предусмотрительность матери наверняка лучше глупых и … рассуждений сына по крайней мере я находил себя в праве и в обязанности открыть вам свою мысль.-
Недавно был у меня Кюммель Андрей он ждет с нетерпением ответа на письмо свое вам, которое он давно отправил и удивляется вашему молчанию; поспешите успокоить его на счет его дела, которое он имеет с папенькой и которого он мне не открыл.-
Прощайте любезнейшая Маменька … на мое марание, это было изливанье чувств любящего вас сына
Н. РАЛЛЬ.-
№239 Москва 26 мая 1830 года.

Милой Друг Мой, другое письмо пишу к тебе, надеюсь, что ты первое мое получил, а другое это также тебя еще застанет, на сей почте то есть сегодня получила я от Елизаветы Федоровны, от детей и от Николая письмо; ты обещал прислать им вензель на карету; но мне ничего не сказал, стало я не знаю герб ли или вензель, оставлю до твоего возвращения, думаю, что ты меня может еще здесь застанешь.- Дети все Слава богу здоровы, просят твоего благословения, Сестрица также здорова, пишет, что Каула, очень детьми занимается, и не скучает, как она боялась, сие меня очень радует; Николаево письмо я к тебе не посылаю, он пишет, что работы идут порядком, что начали русский овес сеять в Слободе, а в селе весь посеяли, ячмень в один день с Волосовским управителем, тот, что у него куплен. Мельницу засыпают; но тихо идет, много земляной работы. Я велю Николаю нанять поляков вырыть, что нужно, успешнее работы пойдут, плотники свjи заготовляют; карету двухместную красят, и каретник ее собирать начал, только он на его леность жалуется. Письмо еще от Кюммеля с такою же бумагою, не знаю, писал ли ты к нему ответ тогда из Москвы, помнится, что писал; боюсь к тебе письмо его отправить ну если ты уже выехал, то оставляю у себя до твоего приезда, другое письмо от Г. Алексеевича, но ты сам теперь на месте, все учредишь, что он тебя в оном спрашивает.-
Здоровье мое лучше тем, что кашель убавился и рвоты нету; но живот мой одинаков и боли, Гасс всякой день теперь начал ездить, дает те же пилюли, но к ним прибавил порошки, дожидается с нетерпением, чтоб ПРИШЛО, за срок две недели уже, ноги в воду ставила, но не помогло, коли бы облегчил мне боли несносные в животе, то право можно бы домой ехать, что дуром проживаться, в скуке, в тоске и далеко от своих, жаль, жаль мне своих деревенских ребятишек.- Настеньку отпустила сегодня с Маменькою на Пруды, на гулянье, мне же Гасс велит ложиться в 10 часов и лежать в постели до одиннадцати, что я исполняю.- Маменька все в надеждах, только ничего еще нету, отец уехал.- Скажу тебе, что я попробовала счастье для Николеньки, чтоб его поместить к Г. Паскевичу в адъютанты, Софья Алексеевна, Сережа, мне дали слово хлопотать, но советовали попросить Грибоедова, я и решилась сказать Ели.Федоровне Акинфьевой, она мне за брата своего ручалась, и велела на другой день мне приехать к нему, там она была, и он с таким чувством мне обещал, когда увидит Паскевича просить его неотступно, он теперь едет прямо в Петербург, а оттуда заедет к нам в деревню в сентябре.- А Софья Алексеевна говорит, что для меня он скорей сделает, будьте покойны, и так, Мой Друг, авось либо Николенькина карьера будет хороша, я к нему ничего не писала.-
Прощай, Друг Сердечной, всем от меня поклонись.- Любезным Княгине и сестрице ее, Марфе Алексеевне, и всем, кто меня вспомнит.-
Люби свою гнилую МАШКУ.-

Вот и другое письмо, которое мы вам посылаем любезный Папенька, а от вас еще ни слова, надеюсь однако, что на сей почте мы будем иметь известие от вас, ожидаю с нетерпением. Здоровье Маменькино все в таком же положении, Гасс бывает очень часто, все здешние здоровы, бабушка только и думает что о веселиях.- Вчерась я была на гулянье на Прудах, было пропасть.- Прощайте любезный Папенька, целую ваши ручки, и прося вашего родительского благословения, остаюсь послушная дочь АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

 

№240 (С. Петербург 1830г.)

Любезные Родители!

Я чрезвычайно был доволен слышать, что Маменька чувствует себя лучше. Что делает Настенька, как проводите вы время в Москве? Я полагаю, что город не опустел; ибо много пользуются … минеральными водами. Здесь уже начинают уезжать на дачи, но из наших родственников никто не оставил Петербурга. Федора Федоровна переезжает на новую квартиру. Казна для Азиатского училища купила дом на Морской, где была прежде Дилижанская контора в самом центре города, а так как дяденька директор Восточного отделения; то они получают там прекрасную квартиру. Но в начале июня они переезжают по прежнему в Павловск где и свершат супружество Александрины. Да Тетенька уже теперь мыслит часто с горестью, что через короткое время она останется совершенно одна, и из большого семейства их остался лишь один Николенька. Федор Федорович, часто на службе и так как казарма их так далеко, то он не может жить у родителей своих. И так Папенька оставил Москву и он ничего не пишет.
Долго ли пробудет в Тамбове?-
Мы также получили письмо от Анюточки из деревни.
Да! Представляю себе, как ей должно быть скучно, и вместе грустно вас видеть в Москве.
У нас теперь начались вечные учения; лето на дворе так уже поминутные приготовления к Лагерю. В конце июня мы идем под Красное-село. Государя Императора ожидают к Петергофскому празднику. Торжество будет великолепное, приготовления большие.
Прощайте сейчас должен идти на стрелковое учение. Целую ваши ручки. Обнимаю сестру. Кланяюсь родственникам. Вас любящий сын
СЕРГЕЙ.-

№241 Москва (как много в этом звуке) 28мая 1830.

С чего начать, любезная Тетенька? Здоровье Маменьки все также, то по лучше то опять хуже. Гасс еще ничего решительного не сказал на счет ванн и как долго нас продержит. Желала бы очень чтоб он ее скорей облегчил и отпустил домой, поверьте, что это точная правда. Хоть Маменька старается мне сделать всякие роду удовольствия, но все охотно бы вернулась домой. Вчерась мы провели вечер у бабушки у которой был дамской бал …, они танцевали в саду а мы сидели в кружке ходили и говорили. Сегодня едем к Рябининым на дачу обедать и проведем целый день. Я думаю, что я вам уже писала, что я беру уроки музыки у (маэстро Ганах), сей час он только ушел. Вот все, что я могу сказать. Все здешнии слава богу здоровы. Целую ваши ручки. Прощайте же. Целую братьев. А. (…) кланеюсь.
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.

(фр-я приписка)

Здравствуй Наташа здорова ли ты, скажи мне хоть несколько слов, твоя сестра имеет место то есть Н.Ф. у Марьи Дмитриевны Боборыкиной, ей это место маменька достала. Прощай будь здорова.-

(фр-я приписка)

Я исполнила ваше поручение любезная Тетенька, то есть купила славного гроденаплю маменьке на платье, модного, оно стоит 72 … ей очень нравится. М-ль Кастюс сейчас взошла к нам в комнату, вообразите наше удивление и радость.-
29 мая.

Милой Друг Лизанька, сегодня день моего рожденья, помилуй, долго ли тебе меня наряжать; Настенька мне от тебя бесподобной подарила гро де напль, истинно мне совестно принимать, благодарю тебя, Душевной Друг Мой. Вчерась я от Ралля получила письмо из Балушева, которое к тебе посылаю, ты увидишь, что он скоро будет.- Не знаю от чего вы письма на почте не получили, ибо я ни одной почты не пропускала, может быть, что я послала в пятницу, то письмо попало на другую почту, теперь четверг, на верно в понедельник вы получите.
Анюточка, Друг Милой, твой салоп сшит и мастерской, не с кем доставить, а то бы я к тебе прислала.- Мое здоровье все еще очень не в порядке, кашлю то благодаря бога лучше, то есть реже и не так сильно, и рвоты нету, но брюхо мое все одинаково, боли все одинаковы, умираю боюсь, что он меня долго не отпустит, а на меня тоска, велит лежать до 11 часов, а в 10 часов вечера в постелю, почти через день ноги в воду; но все еще худо, пользы нету.- Мамзель Кастюс вчерась приехала и у меня сегодня ночевала, теперь к вам пишет; сегодня по утру у нас шоколад пьют Волковы и Маменька, я звать обедать не в состоянии, не где и не на чем, да и нету повара порядочного, ибо я наняла с улицы, кой какого, которого для нашей еды с Настенькою достаточно, куриной суп, размазня и котлеты.- Маменька не здорова сильным флюсом, мы там сегодня обедаем. Соненька не смотря на своих коревых больных, отправляется завтра в деревню.- Наталью Федоровну старшею сестру, бог меня привел поместить к М. Д. Боборыкиной, за 300 р. она ей полюбилась, и кажется ей будет очень хорошо, они завтра отправляются в деревню, в Каширу, сто верст от Москвы, думаю, что Ев. Федоровна на меня за это не рассердится, другая ее сестра Машенька здесь с мужем с четырьмя племянницами без места, она у меня обедала. Прощайте друзья мои, христос над вами, обнимаю всех моих ребятишек.-

№242 (Москва) 29 мая вечером (1830)

Сегодня после обеда Софья Ивановна приехала и прислала мне твое письмо милая Анюта и Натальи Федоровнино; от Г-на Каула письмо к Гагарину князю, которое я завтра отошлю к ним в дом, они на даче живут; получила платок, который будет во время отдан, к своему назначению.- Я попробую послать к Софьи Ивановне посылочку к вам если у ней место, чтоб к вам доставила, она приказывает сказать, что у ней едут.-
Сегодня по утру у меня шоколад пили, а обедали у Маменьки, где она и шампанским поила, Волковы все обедали и тот час после обеда отправились в деревню, не смотря на то, что Саша в кори, и Наденька, только что две недели еще, а Любушку взяли с собою, у которой не было, в разных экипажах думают, что дорогой не будет сообщения никакого.- Маменька очень не здорова была, ночью пиявки ставили, флюс, сильно опухал, теперь гораздо лучше.
Я в девять часов вечером ушла от нее, чтоб к тебе, Мой Друг Лиза, написать.-
Степанида Васильевна у меня сидит и вам всем кланяется.- Надежда Дмитривна также вам кланяется и Мамзель Кастюс, она решается к вам заехать, хотя на короткое время, а я ее уговариваю, чтоб прожила у нас месяц, а там бы поехала в Ригу к сестре, но боится одна дорогою ехать.-
Прощайте все Мои Друзья ребятишки, и ты Милой Друг Лиза. Г-ну Коулу мой поклон.-
Всей душою М.РАЛЛЬ.-

Не могу чтоб не сказать несколько слов вам любезная Тетенька, Мамзель Кастюс у нас пробыла целой день и только час как от нас уехала, она не долго здесь останется и едет в Ригу, а от туда в Париж, желает к вам заехать хоть на два дни, я нахожу, что она ни чего не переменилась, разве только не так весела как прежде.- Сегодня Маменькины именины, у нас утром 12 часов пили шоколад, обедали у бабушки и провели весь день, а после обеда проводили Волковых до заставы, они уехали в деревню. Прощайте тетенька, целую братьев также и Анюточку. Наташу благодарю за присылку и ее целую.-
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.-

2 июня.

Сию минуту взошел Бухгейм и отдал мне твое письмо, очень рада, что вы все здоровы.- Мамзель Кастюс здесь и сегодня едет в Первитино сию минуту, то я не имею время много к вам писать.- Мое здоровье все одинаково, кашель не много лучше; Федор Федорович третьего дня приехал, и г-н Гасс меня домой отпускает через недели полторы, снабжая лекарствами, стало быть, мы скоро будем вместе, так я счастлива, что меня домой отпускают, ибо я не вижу, чтоб мне здесь очень помогли, Бог и хорошее время мне мне поможет одинаково, как здесь, так и в деревне.- Я уговаривала, Милая Лиза, мамзель Кастюс, чтоб пробыла месяц у нас, и потом бы поехала в Ригу, но она боится одна ехать дорогою и не соглашается.- Она теперь едет только повидаться с вами, а сестра ее хочет пока ее ждать в Городище; то я предлагала ей, чтоб и сестра ее к вам бы приехала, то ты пошли им предложить Милой Друг Лиза, что же ей одной жить в Городище, добейся, Милой Друг, чтоб они у нас пробыли, а то бедная мамзель Кастюс будет на огне гореть.- Ралль тебя обнимает и детей, благодарю всех милых ребятишек за их письма, Костю, Сашу очень, очень обнимаю, благодарю.- Привезу все, что вы требуете, если бы возможность была, то теперь бы прислала музыку для г-на Каула; но сил нету ехать в город, да и Мамзель не ждет.- Вот ему письмо от князя Гагарина, он на даче, туда к нему посылала.- Прощайте друзья мои. Детей обнимаю всех. Христос над вами. Настенька всех, всех целует.-
М. РАЛЛЬ.-
№243 (Москва) 6 июня (1830)

Бухгейм отправляется, Милая Елизавета Федоровна, сегодня то я не хочу пропустить оказию вам об себе несколько строк сказать, а по почте я уже не писала и не ожидайте, ибо на нынешней неделе и через мамзель Кастюс имели известие; да и на будущей неделе в начале мы отправляемся, стало скоро Господь нас соединит вместе.- Сегодня Настенкино рождение, мы вместе с Пусторослевыми едем на дачу к Рябининым, молодым там приятнее. Маменька ездит все на дачи и на пикники за город; все сестры уехали.- Серёжина жена родила дочь Настасью.- Миткаль Бухгейм привез и я просила его здесь продать, он у меня не остановился, а на Тверской, что чрезвычайно далеко.- Посылаю я к нему теперь три пуда белил, пол пуда медянки и две кисти щетин, если он с собою возьмет, то вели, Мой Друг Лиза, прибрать Николаю до нашего приезду.- Мы об лошадях от того не пишем, чтоб присылать, ибо почти все равно, что нанять здесь для поклажи кибитку.
Мое здоровье лучше кашлем, в прочем все одинаково; что Бог даст, слава богу и то.- Все и всех комиссии выполню. Христос с вами Мои Друзья ребятишки все, всех вас обнимаю, слава богу, что скоро будем вместе.- Прощайте, мой поклон г-ну Каулу, и Адольфу.- Федор Федорович в совет, его руке лучше, Гасс давал лекарства.
Прощайте.
Преданная М. РАЛЛЬ.-

Не имею слов, чтоб возблагодарить вас любезная Тетенька, за прекрасный подарок, я получила батистовой платок, он бесподобный и не можете себе представить как меня оное обрадовало, тем более ваша атенция. Целую ваши ручки, в ожидании сие сделать лично, потому что мы скоро оставляем Москву. Прощайте. Любящая вас племянница
АНАСТАСИЯ РАЛЛЬ.

Целую Анюточку и братьев. Наташе и А. (Я). Кланеюсь.-
(фр-я приписка)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *