Война часть 3-я. Письма апрель, май 1813 года

В апреле 1813 года союзные (54 тыс. русских, 38 тыс. пруссаков, 656 орудий) русско-прусские войска вступили в Саксонию. Туда же двигался Наполеон со вновь созданной 120 тысячной армией, намереваясь у Лейпцига соединиться с 45 тысячным корпусом своего пасынка Евгения Богарне.


28 апреля 1813 в силезском городе Бунцлау после продолжительной болезни скончался главнокомандующий русско-прусской объединённой армией фельдмаршал М. И. Кутузов. На его место был назначен генерал-от-кавалерии П. Х. Витгенштейн.
Витгенштейн решился атаковать растянутую на 60 километров от Йены до Лейпцига армию Наполеона. 2 мая 1813 произошло сражение при Лютцене. Наполеон сумел отразить неожиданное наступление союзников и, быстро стянув силы, перешёл в контрнаступление. В сражении союзники потеряли до 10 тысяч солдат (из них 2 тыс. русских), но французские потери оказались примерно в 2 раза выше.

8 мая русские оставили Дрезден и переправились за Эльбу. Саксония попала опять под власть Наполеона.

12 мая союзники заняли оборонительную позицию в сорока километрах от Дрездена, при Бауцене. 20—21 мая там произошло очередное сражение. Наполеон располагал 143 тыс. солдат против 93 тыс. союзных войск. За два дня боёв русские потеряли 6400 солдат, пруссаки — 5600, а французские потери оказались в полтора раза тяжелее (18—20 тыс.). Тем не менее союзной армии снова пришлось отступить.

25 мая главнокомандующий Витгенштейн был заменен на более опытного Барклая-де-Толли. Войска союзников, отступая в Силезию, дали ряд удачных аръергардных сражений при Рейхенбахе и Гайнау. Барклай решительно не желал давать генерального сражения, справедливо надеясь на истощение французской армии.

25 мая начались переговоры по инициативе французской стороны. 4 июня 1813 года Наполеон заключил в Пойшвице перемирие с союзниками до 20 июля (продлено затем до 10 августа 1813), после чего вернулся в Дрезден. Обе стороны надеялись использовать передышку для мобилизации сил.

Братья Ралль Федор егерский и Андрей сражались при Лютцене.
В истории Л.-Гв. Финляндского полка сказано, что половине седьмого вечера полк был введен из резерва в дело на левом фланге сражения против наступающей французской пехоты. Полк выделил стрелковые цепи и имея в резерве две батальонных колонны храбро двинулся на превосходящую числом французскую пехоту, прикрытую густыми цепями стрелков…
Цепью стрелков от 2-го батальона командовал штабс-капитан Ралль 5-й при подпоручике Мирковском и прапорщике Озерове…
Не взирая на близкий огонь, Финляндские стрелки, подкрепленные своими батальонными колоннами, доблестно наступали на неприятельские цепи; несколько раз Финлянцы обращали в бегство французов и когда те оправившись, снова наступали, то Финляндцы опрокидовали их снова. Цепи противников дрались главным образом на штыках. Вскоре за цепями ударили в штыки на французов обе колонны Л.-Гв. Финляндского полка. Удар их был так стремителен и силен, что противник, несмотря на превосходство своих сил, не выдержал, «был опрокинут и обращен в бегство».

Стрелки Л.-Гв. Егерского полка, под начальством капитана Ралля — 3го и под личным руководством командира полка, генерал-майора Бистрома, заняли Гросс-Гершен и с примерной храбростью удерживали стремление неприятеля.

Стрелки капитана Ралля открыли жесточайший и меткий огонь против выезжавшей французской артиллерии.

В пять часов вечера новые французские войска в количестве 15000 человек, стали заходить в тыл нашего правого фланга. Наши ряды поминутно редели, а неприятель все надвигал свежие колонны и, наконец, неся огромные потери, выбил нас из занимаемых деревень.
Стрелки Лейб-Егерей еще некоторое время держались в Гросс-Гершене, но деревня эта уже представляла груды тлеющих развалин.
Наконец, все заряды были расстреляны, но, к счастью, наступила ночь.

Василий же Ралль со своей не долеченной раной был на шесть недель остановлен лихорадкой в Риге. Возможно, что у сестры своей Вельгельмины Федоровны Гамс (Гемс). Он успел вернуться в строй как раз накануне сражения при Бауцене.
Про него сказано: капитан Ралль 4-й «находившись в стрелках, — как показывают наградные списки полка, — отличною храбростью и мужеством подавал пример своим подчиненным».
По итогам весенних боев братья Ралль — 3-й, Ралль — 4-й и Ралль — 5-й награждены алмазными знаками Св. Анны 2-й степени.

Полки 3-го нижегородского ополчения медленно продвигались к Польше и в сражениях не участвовали.

 

№78 Село Балушево 15 апреля 1813.

Христос воскрес, Милой Друг Мой, Ангел мой, поздравляю тебя истинная душа моя. Я тебе это письмо пишу через Протасьева, которой обещал мне письмо тебе верно доставить.- Вчерашний день, Милой Друг, бог меня привел в этот большой праздник, причаститься Святых Христовых Тайн, также как и всех детушек, и после обедни все мужики ко мне пришли, и я с ними со всеми поздравлялась и христосовалась. Праздник бы совершенной был ежели бы ты, друг души моей, был, признаться, что грустно, очень грустно без тебя, когда то счастье будет, что ты будешь со мною. Вчерась я была у Арбеневых и брала с собою своих детеночек, очень были умны и милы, и Арбенева так была рада, что удивительно. Мы с ней, милой друг, очень сошлись и очень друг по друга, очень она добрая женщина, и такая же хворая как я.- И видела так же в первый раз Козловскую с приезду ее.-
Теперь Милой Друг скажу тебе, что я подрядила церковь крыть, а своими хочу кухню ставить, перед домом делаю палисадничек, вот тебе мои новости.- Теперь скажу об Вареньке нашей бедной, я сегодня от нее получила письмо из Нижнева, ничего не бывало, они и не ездили в Москву и остались в Нижнем весновать, ибо Варенька была очень больна, и теперь не сама пишет, удивляется, что я не получаю от них писем, а они от меня ни одного не получили, не понимаю куда письма деваются.
Она теперь пишет, что горлу ее лучше и кашлю так же, только страшная слабость, рука растравлена. Слава богу, что я знаю, что она по крайней мере жива, меня она крайне беспокоила.- У меня теперь сидят гости, Москатеньевы, они тебе кланяются, от того так мало к тебе пишу. Прощай, Мой Милой Друг; бог тебя сохрани и помилуй, дети наши, слава богу, здоровы. Настенька после воспы все была нездорова и кашляла, теперь однако слава богу; Кронера призывала он тебе кланяется.- Прощай Христос с тобою.-

№79 Село Балушево 18 апреля 1813.

Христос воскрес.

Вот Милой Мой Друг, Душа Моя, и празднику конец почти, и сегодня ровно три месяца, что ты Милой Друг со мною расстался, а я еще ни какой надежды не предвижу к скорому твоему возвращению, да не токмо к этому благополучию, но даже и писем та нету. Вот уже пятница а все почта не пришла, так право мне грустно и без того, быть эдакой праздник без тебя, да еще и весточки не получить.- Ты получишь еще от меня письмо с Протасьевым, которой вчерась поехал в армию, он обещал из Минска мое письмо к тебе доставить. Я, по крайней мере, только то и желаю, чтоб все мои письма до тебя доходили, чтоб ты знал, что Машка твоя делает, и одним только и занимается своим другом, и все, что ни делаю, только единая цель то; что Мемашка приедет и меня похвалит и спасибо скажет.- Друг ты мой, неоцененная душа моя, истинна ты другое мое бытие, без тебя нет в свете мне отрады.- Я весь праздник провела дома только на другой день была у Арбенева. Мне они очень по душе, и Козловских видела, самого и дети оба были; а теперь меня по милости своей не оставляет добрая Анна Петровна Москатаньева и ее сестра, вот четвертой день у меня, а особливо нынче, что занятся нечем, все работы кончены все праздники, признаюсь, что это не очень то выгодно в самую рабочую пору, целую неделю без дела, а пора очень пора пахать, время третей день как прекрасное, как рада, что через два дни все в свой порядок придет, и постараюсь эту неделю заменить, только и успели на страстной неделе посеять в Авдотьино горох, да и то боялась, что всякое утро были страшные морозы, а здесь так была мерзла земля, что пахать даже невозможно было.-
Озими очень плохие, я рада, что я не весь назначенной рожь продала, однако эти дни был дождь и много поправились наши, а мужичьи очень, очень плохи.-
С тверскими мужиками у меня команда очень плоха, далеко они от меня, да представь, пришли хоть бы просить на посев только некоторые. Бранилась с ними страх, да велела Фильке там пожить посмотреть чтоб они работали, такие тут есть ленивцы, что долго их не поправить, побожилась им, что ежели они до августа нынешнего не будут работать порядочно, то тогда я их переселю двор в Даниловку, двор в Авдотьино, авось эта острастка подействует, а другие очень хорошо принимаются и вычистили довольно землю, всех та ленивцев 6 только.- Я к тебе, Милой Друг, писала об Вареньке, что я от нее наконец письмо получила, они в Нижнем веснуют и все для Варенькеного нездоровью, однако теперь слава богу, ей гораздо лучше.-
А от сестры из Петербурга я очень давно ничего не получала, к братьям с Протасьевым писала в армию, и советовала им писать к тебе в Киев.- Василий Алексеевич мне из Москвы писал, для чего ты так долго не присылаешь просьбу, чтоб подавать, об погорелом доме.- Он серебро переписал, а об взносе я к тебе писала, что 3000 я к нему послала, а остальные Федор Михайлович дает, которых также на первой почте пошлю.-
Теперь скажу тебе новость, которую, может быть ты не знаешь, что Петр Иванович Озеров, сделан Губернатором в Твери. Каково, Милой Друг, славное место, я очень рада, дай им бог, они не так та богаты, и при видные места.- Это и нам может быть полезно в наших делах по деревне.- Ты во всяком письме пишешь об исляндском мохе, не бойся, я уже ни как не забуду твое приказания и Аксинья как заведенные часы знает, ни как время не забудет.- А молоко я бы давно начала пить, ежели бы травы больше было, чтоб кобыла на траве была, я завтра хотела начать, но так как послезавтра срок моим обстоятельствам, то в это время нельзя, того и перегожу еще неделю.- Ванны также начну брать порядочно, будь друг мой покоен, истинно я здорова теперь, только чтоб я желала, чтоб ты меня видел.- Дети слава богу оба здоровы, также Мамзель наша начинает поправляться, и кашель меньше, очень все хворала, такая слабая с самых с тех пор как воспу привила, однако теперь слава богу она гораздо, гораздо лучше.- Я своею Анной Ивановной крайне довольна, и признаться должно, что и всеми своими людьми страх как меня берегут, и вот хотя и праздник, однако ни какого бесчинства не было.-
Прощай, Ангел ты мой, бог тебя сохрани и помилуй, береги себя, и возврати тебя мне творец поскорей.- Анна Петровна тебе кланяется.- Дети просят твое благословение. Христос с тобою.-

№80 Село Балушево 19 апреля 1813 года.

Я к тебе Милой Друг отправила вчерась письмо, но так как сей час еще получила твое, и теперь девять часов, что я могу еще на почту послать то я тебе Милой Друг хотя несколько строк напишу, ибо я вместе с твоим письмом получила; от Василия Алексеевича, где во первых он мне дает большую надежду, что на этих днях нам выдадут из Ломбарда деньги, пишет, что он никакого средства не пропустит, чтоб деньги поскорей получить, и так, Милой Друг ты мой, Душа ты моя, поздравляю тебя. Он так решительно пишет, что точно получит, без малейшего сомнения.
Просит чтоб я прислала кому платить, то ты также мне напиши кому ты лучше хочешь, чтоб мы заплатили.- Посылаю тебе также бумаги как подавать об погорелом доме. Ты ничего мне не пишешь получил ли ты тот реестр, что я к тебе послала, Василий Алексеевич, просит, чтоб ты поспешил, и вот новая форма, он сам назначил по реестру, что в доме были, кажется ни убавлять ни прибавлять нечего; то пожалуйста поскорей к нему пошли, он живет за Москвой рекой у Калужских ворот, в приходе Риз положение.- Прощай, Друг Милой, боюсь на почте опоздать, от сестры получила письмо, они все здоровы. Христос с тобою.- Это все надо на гербовой бумаги писать и к реестру также подписаться, где он своей рукой подписал то тут и подписываться.-

№81 Село Балушево 24 апреля 1813 года.

Сей час почта пришла Московская, а от тебя не привезла мне письма, Милой Друг Мой, что тому за причина? Права так это грустно, Душа моя, жду я всю неделю с таким нетерпением, что ты этого представить не можешь, ибо единое утешение твои письма, почта приходила, и нечего нету, знаю же, что ты теперь два раза в неделю пишешь, то наверное всякая почта, коли не два, то хотя одно письмо от тебя может привести, и так уже когда и получаю, то никогда не придет ранее как через месяц. Боже милостивой, когда я не буду иметь нужды к тебе писать? Когда я буду с тобою неоцененной друг мой?- Хотя почта после завтра только отходит, но я хочу разделить горесть мою с тобою, коли не имела письма твоего, то хоть с тобою побеседовать.-
На прошедшей почте то есть на праздники я по почте тебе два письма вдруг послала, одно прежде нежели я получила почту, а другое когда я получила от тебя и от Василия Алексеевича письмо, в котором я тебе его форму отправила, только одно забыла сказать, чтоб ты на его имя написал и на гербовой бумаге, а то в часть, то на простой.- В одном письме также ты получил радость, что Пехтерев пишет, что деньги из Ломбарда нам выдают, что он это утвердительно надеется, даже так верно, что не велит мне более денег к нему посылать и более не занимать, стало быть они верные. Дай то великой Творец! Тогда мы будем покойные, пишет также, чтоб я ему прислала реестр кому платить; я милой друг и сделала, вить грустно, что должна сама все назначить а посоветоваться с тобою нельзя, не знаю так ли сделала, как бы ты желал? Так как многие, почти большая часть заемных писем переписано на год, то все те, что остаются еще переписывать, заплатить, Волкову из первых, я как буду рада, что мы с ним разделаемся.- Выходит партикулярных будет заплачено 21000, Шадскую деревню, мне помнится, что ты желал выкупить, да еще серебро, это еще 15 020, потом все вычтут что в Ломбард были должны, да еще что мы оставались должны без процентов по мелочам, а остальные велела сюда прислать как будут сроки приходить то и буду платить.- Ты помнишь, что я к тебе писала что я просила Протасьева, вдруг на другой день по получение письма Пехтерева, он денег четыре тысячи прислал, я и пишу благодарю его, объясняю обстоятельства и возвращаю деньги.- Боялась чтоб он меня не счел за ветреницу и не рассердился, вить ты знаешь, какой он взбалмошной, ничего не было, третьего дни все они, приехали ко мне, все соседи, кроме Арбеневой, которая больна, и очень берут участие, а старик меня расхваляет, что я не лакома занимать постоянно, вот тебе друг милой все обстоятельно рассказала, а когда будет на это письмо ответ? Бог знает, мало ли, что нужно бы с тобою посоветовать, а всего в письме нельзя объяснить. Друг Души Моей, будет ли это счастливое время, чтоб я была с тобою век неразлучна?-
Теперь скажу тебе, что от Колычовой все таки никакого ответу нету, хотя я Грессерше несколько раз писала.- А про тетушку больно и говорить, и Василий Алексеевич пишет, что ему стыдно рассказывать, что она с ним делает; ни письма, ни векселя от нее не видала, не знаю что и делать, еще с раз к ней писала, но все без ответу, теперь опять срок подходит, что делать?- Писать еще, она опять, не будет отвечать.- Ежели бы можно было надеяться, что ты скоро возвратишься, вексель три месяца терпит, то ты мог заехать к ней, и что нибудь из нее сделать, вить право я уже из терпения выхожу, думала не послать ли мне к ней нарочного Савастиановича? По крайней мере тогда ответ будет.- Но опять обдумала, что к тебе напишу время терпит еще, то отпиши Милой Друг мой, как ты думаешь?- Господи! Кабы ты сам мог к тому времени возвратиться!-
От Пустобоярова получила письмо, просит чтоб переписать вексель и проценты пришлет.- Теперь скажу тебе об деревенских делишках, у нас озими плохи, все лучше однако нежели мужичьи, они бедные иные принуждены были перепахивать.- Время стоит холодное с дождем, то и работа не может быть очень спора, однако сеем теперь овес, горох, мак, весь посеяли.- С тверскими мужиками бездна что хлопот, однако не со всеми, человек шесть несносны, лентяи, я уж с ними с ужасной строгостью поступаю, побожилась им ежели они не будут работать, то переселю по двору в другие деревни.- Теперь принуждена им дать всем только этим шестерым на семена овса и на еду ржи, нечего есть, все не хочу, чтоб по миру ходили.- Да и нынешнюю осень надо опять им будет дать овса. Только десять десятин вычищенного, и то нынче 7 а от прошедшего году осталось только три; пускай чистят под гречу, что успеют, а там уже озимое, хоть бы успеть. Правду сказать, трудно карману переселять.-
Прощай Друг Милой до завтра, а теперь уже темно, Христос с тобою.-

25 число пятница.

Здравствуй, Милой Друг Мой Душа Моя; у нас такой холод стоит, такой ветер, что я принуждена уйти к детям в горницу писать, одна горница, которая теплая законопачена, а там так ветер и дует; с праздника еще плотники не приходили а то бы пора выходить мне конопатить и штукатурить, а покуда перейду опять в старой дом, который на днях будет готов.- Как бы хотелось, кабы бог помог, все сделать по твоим планам. А ткацкие уже готовы совсем; только, что полу нету а то совсем.-
Скажу тебе еще радость, которая немало тебя обрадует, это то, что Кошкина землю, думаю сменяю, ко мне на днях приходил земской их и с мужиками и сам начал просить, чтоб променять, я ему и говорю, что я без доверенности барыниной не променяю, и так они послали к ней ходока нарочно на мой счет, для того, что нынче рабочая пора, чтоб от барыни получить полную доверенность, так как у нее на землю нету крепостей то они и я ней писала, чтоб она в доверенности поместила ВСЮ ЗЕМСКУЮ БЕЗ ОСТАТКУ, и так Мой Друг, кажется, что теперь бог нам поможет.- Теперь кабы бог дал с Ермоловым, с ним сомнительно; однако также буду стараться.-
Теперь, Друг Милой, хочу тебе сказать прожект, которой у меня пришел в голову, не знаю опробуешь ли ты оной? Пустошь Илюкину что мы хотели променять с Арбеневым к Даниловке мне пришло в ум лучше, не променять ли лучше у него взять к Балушеву, ибо мы тем у здешних мужиков ничего не возьмем а дача станет круглая, а землю его что к Даниловке можно купить, ибо теперь деньги для нас не так то будут скудны.- Как ты думаешь Мой Друг?- Сделай одолжение отвечай мне на все мои вопросы, ты никогда мне на мои письма обстоятельно не отвечаешь, от того я и не знаю получаешь ли ты мои все письма?- Ради бога, Милой Друг, пожалуйста теперь не церемонься об деньгах, меня оное замучило, что ты ими нуждаешься, теперь у меня с избытком. Ты же хотел купить лошадей, что очень нам нужно, то пиши куда, и на кого вернее деньги прислать где вы остановитесь?- Я думаю тебе тысячи полторы послать; а ты, дружочек, пожалуйста одолжи, купи по больше эдаких кувшинчиков, что в Корьцах делают, для кофию, пожалуйста вели сделать ящик, да их укласть чтоб не перебились. Господи боже мой, когда та ты приедешь!- Вить ежели бог даст, что ты домой поедешь верно на почтовых, а лошадей с своими лошадьми и с бричкой можешь отправить. Не худо бы очень кабы эдакой фарфоровой сервиз купить, только напиши куда я деньги пришлю.-
Я еще не начала молоко пить, ибо время премерзкое. Мое здоровье, славу богу, очень изрядно, дети наши также, и Настенька слава богу, только все зубов нету ни одного. Я все думаю друг мой об тебе, я с детьми, а ты один, они все трое около меня и большое утешение, а ты, Друг ты мой, боже мой, как мне тебя жаль, когда бог нас соединит.-
Прощай детенки ручки твои целуют, я душевно обнимаю.- Христос с тобою.- Всем от меня кланяйся.-

№82 Балушево 2 мая 1813 года.

Бывши две недели без твоих писем, Милой, неоцененной Друг Мой, как третьеводнишняя почта меня обрадовала привезя два письма от тебя, одно от 30 марта, а другое от 5 апреля, то ты можешь судить сколь долго почта от тебя ходит, и как несносна Эдакая отдаленность, и какая неисправность в почте вдруг два, а там долго без писем вовсе.-
Признаюсь тебе Милой Друг Мой, что оба письма твои а особливо последнее очень огорчило, видевши, что так один, и отдален от меня, и какая польза Отечеству, для которого ты собою пожертвовал? И для чего мы оба разлукою страдаем?- Ежели бы оно по крайней мере было в пользу. Истинно, что на верное ты бы мог быть полезнее здесь, кладя в сторону то, что мы бы были вместе. И так, Милой Друг Мой, для ЧЕСТОЛЮБИЯ ЕДИНАГО ЧЕЛОВЕКА сколько сотен страдают, по крайней мере; то тебе оскомину набьет от военной службы, эта для меня большая польза.- Поверь ты мне, Друг Милой, доказано ясно, что в здешней жизни, истинно честные, прямые и бескорыстные люди, те токмо никогда ничего не выигрывают, но даже и ценить их не умеют, вить всякой на свой аршин мерит, а как гораздо более дурных, нежели хороших, так по себе судят.- Мне более грустно нежели когда нибудь даже и досадно. Но чтоб я ни когда не осмелилась забыться, ибо может быть бог для нашего общего исправления нас разлучил и так будем уметь повиноваться его святой воле, без малейшего уныния и роптания.
Что с Австрийцами союз, это не токмо приятное для меня, но и для всякого человека и любого человека, ибо оно утверждает в упование, что милосердная рука всевышнего, наконец возвратит свободу всему страждущему Человечеству.- Истинно ни единых газет не могу читать без слез.- Горжусь быть русской!- И жить под правлением столь кроткого Монарха, которой ищет, истинную славу, быть спасителем всей Европы, и избавить ее от злодейства.-
Вот и май наступил, где ты теперь? И что в Армии делается? От оного зависит наше соединение; боже милостивой! Прекрати разлуку, ибо Машка не может существовать без истинного друга своего а он без нее, а я признаюсь, что не вижу, чтоб она так скоро могла кончится, нужно большое время чтоб привести в прежний порядок.-
Ты никогда, Ангел Мой, не отвечаешь мне на мои письма и от того я не знаю аккуратно ли ты их получаешь, на пример в рассуждении об форме, как подавать об погорелом доме, я в ту же почту тебе отправила, как получила и выписку всему сделала, но видно ты не получил, потом вторительно тебе писала на праздниках тому две недели, которое надеюсь ты получил, и ты теперь знаешь касательно до денег, что из Ломбарда мы получаем ибо и газетах оное есть.- То ты должен быть покоен в рассуждение долгов, я на прошедшей почте послала к тебе, все мое распоряжение.-
Об Тверских мужиках переселенных, я вчерась получила от Трошки, представь, что их из Твери не выключают от того что, есть некоторые, которые попались заложены, это для меня смешно, как будто они поименно, вить число надобно только, а вить друг мой знаешь, что и после последнего займу у нас свободные души остались, это какой нибудь крючок. И так я решилась, на нынешней почте послать к Губернатору, там Петр Иванович Озеров, и попрошу его, чтоб он меня защитил.- А в рассуждение магазейного хлеба, я кажется к тебе писала, что предводитель позволил его раздать, только нас обязать подпиской, чтоб он был всегда на лице когда потребуют, ты знаешь, дружочек, что на мужиках более тысячи четвертей то когда и этот собрать? Ежели еще раздать то век не соберем, то я до тебя остановилась.- Здешние, балушевские мужики, до того жалки, представь себе, что почти весь озимой хлеб перепахивали, весь вымерз, принуждена была им дать овса на посев.- Наши озими изрядная, поверишь ли, что я бы с радостью с ними поменялась.- А в других деревнях Милостью божью, говорят хороши и у нас и у мужиков озими.- До сих пор время стоит такое холодное, что ни каких всходов нету, и сегодня был мороз, однако первой день, что потеплее, и сев все еще продолжается, ветры были страшные нельзя было сеять.- С Арбеневым землю я все старание положу, чтоб променять, но так как я к тебе писала в последнем письме, мне кажется нам выгодно будет к Балушеву взять, а ту пустошь, что к Даниловке скупить, я ему вчерась об оном говорила, бывши у него и положилась совершенно на его честность, завтра его рождения, я его увижу и решительно узнаю, они бедные так много были обмануты и она сделалась такая недоверчивая, что я боюсь, чтоб она не подумала, что и я в числе других соседей, у них теперь и Дмитрий Иванович в большом подозрении, то я для того совершенно на самого его полагаюсь, он право сам очень честный человек.- В рассуждение Ермоловской земли, я не знаю, с чего ты думаешь, чтоб Арбенев нам мог помочь, они никогда не видятся. А Аграфена Дмитриевна опять к нему ездила, и он теперь просит за мельницу 1000 рублей а землю ухо на ухо, мне кажется, дружочек, вовсе несходно, за что же денег прибавлять; но так как на днях мне с Кошкиной землею должно решится, то тогда как ты думаешь можно денег прибавить чтоб с ним навек разделаться, это друг мой не безделица, он же сказал Протасьевой, что мельница ему дает 120 рублей да 300 четвертей должна смолоть, да еще пять пуд меду.- Вот кабы сам ты был дома то бы можно решиться, а без тебя я ничего не осмелюсь.- Впрочем время терпит, подождем до того времени как от Кошкиной посланной воротится назад.-
Ты хочешь, чтоб я много тебе писала об своем здоровье и об детях. Я слава богу очень изрядна, сегодня начала пить молоко, ибо прежде было НЕЛЗЯ, и подожду еще покуда совсем воздух будет теплой и примусь за ванные.- Прежде с дубовой коркой, а потом и с железом.- Дети слава богу, большее очень милы, приятно их видеть. Николка начинает складывать, много об тебе помнят, не только помнят, но даже единой их вопрос, когда папенька приедет, а Настенька становится лучше. Она все с оспы была нездорова и кашляла, теперь я надеюсь, что хорошее время ее совершенно укрепит, а зубов до сей поры нету хотя и одиннадцать месяцев.- Я все надеялась, что ты 29 нынешнего месяца приедешь ибо это мое рождение, а теперь теряю надежду хоть бы ты письмо мое прежде получил, Машки минет 30 лет, и вот шестой год, что и действительно благодарит бога, что она на свете счастлива любовью для нее наиценнейшего человека.- Прощай, Мой Друг, мои письма целые тетради, я уверена, что оно тебе приятно, для того единственное мое утешение к тебе писать и от тебя получать письма.-

Языковым можно спасибо сказать ибо кобыл привели, которых к ним водили.-

Я забыла тебе сказать, дружочек, что я сегодня купила себе шаль, и … на халат …

Козловские, Протасьевы, Хрущовы, Енгалычевы, Языковы — все тебе кланяются, пожалуйста ты в первом своем письме их всех не забудь, они очень тобою интересуются.-

Христос над тобою, Ангел мой, обнимаю тебя душевно, кланяйся от меня и благодари …..

№83 Село Балушево 9 мая 1813 года.

Начну тем, Милой Неоцененной Друг Мой, что поблагодарю за приятные известия, хотя оное несколько видно и в газетах, но твои уже решительнее и новее.- Наконец и я теперь могу надеяться, видеть скоро конец ,этой бедственной войне и иметь друга моего в недрах семейства своего, да и полагаю, что война сия не может продолжаться долее еще двух месяцев. Боже милостивой! Какое твое милосердие! Нельзя инако видеть всю сию войну как чудесной рукой провидения веденную.- Теперь за твои хорошие известия, сообщу тебе также самую приятную для нас радость, это то что наконец, после столь долгого ожидания Василий Алексеевич, получил из Ломбарда деньги наши за вычетом процентов, 46.587 , да вычли по просроченные нами сроки, всего у него осталось 41.244 рубля, кои я тебе писала, как я велела распределить все долги, которые еще не переписаны заплатить, также Шадскую деревню, серебро выкупить, а остальные деньги велела к себе прислать как будут приходить сроки, то и стану платить, да еще велела отыскать деньги и мелочи которые еще остались же заплатить. Теперь, Милой Друг, признательно тебе скажу, что я совершенно начну дышать, и что это поправит много мое здоровье, ты знаешь мой нрав, я же не в силах переломить себя, чтоб не беспокоиться, тогда когда я видела свое положение в самом худом виде, и нынешняя зима много мне стоила, но Слава Всевышнему, что он дал мне средства удовлетворить коли не всех, то по крайней мере многих.-
Аксинья вошла с молоком, то прощай милой друг, как отгуляю опять начну с другом говорить.-
Вот пятой день или более, что я начала пить и очень хорошо его переношу, только кладу ложку рому, чтоб легче желудку было, и привыкаю к ходьбе, все осматриваю, и в поле езжу на дрожках. Ванных еще не начинала ибо все не так то было тепло, сегодня первой прекрасной день и так на днях начну.- Теперь меня остановили писать гости, Маскатеньевы, они меня очень не оставляют, а особливо Анна Петровна иногда несколько дней у меня живет.- Как к стати, Друг Милой, ты в одном письме писал мне об межевании. Сегодня явился землемер поверять нашу Дюковскую дачу, помнишь по просьбе нашей и сегодня у меня теперь ночует. Я ему сказала, что я без тебя к этому не приступлю, он также должен поверить те 33 десятины, которые мы купили из Казны, сделать план, представить его, чтоб нам за скрепкою выдать, то это не так то важна земля, я и согласилась без тебя поверить, он только тогда ее за нами утвердит, то в понедельник, ее с понятыми поверит, Савастианович, будет там, кажется эта так мала дача, что он обмануть нас не может, даже можно всю цепью перемерить, у него же план есть.- А ежели тебя с оной ждать, то долго не дождемся плану.- Вить иначе не выдать как еще его в Москву отправить.-
Друг Мой Милой, грустно мне было, что ты спрашиваешь об кобылочке и жеребенке, я к тебе писала, что я так была несчастлива, что и своим смотрением, бог нам не велел пользоваться жеребеночком, и что он не более трех ден жил сделалась с ним падучая и издох, не поверишь как грустно, что я тебе не могла в первой раз от роду услужить, чтоб сохранить этого жеребеночка, ты можешь представить было ли смотрение, когда Машка для друга своего берегла, несколько человек не отходили прочь, даже и ночь всю но верно так богу угодно.-
В рассуждение Тетушки, Милой Мой Друг, я истинно не знаю, что делать, я после того письма, которое мы с тобою вместе писали еще два раза писала, но ни какого ответу нету, я ее и спрашивала об вексели, и писала, что ты оного мне писал, и писала, что ты намерен был с ней об деле говорить, но так деликатен был, что ничего не говорил, чтоб ее не огорчать, но что она вовсе ничего не делает, чтоб нас успокоить, одним словом очень сухо писала, но никакого ответу нету. Правду сказать, Друг Мой, что я ее понять не могу? Нельзя ей думать, чтоб век этих денег не отдать, вот срок скоро еще, напишу сегодня и адресую через Петра Алексеевича Ермолова, по крайней мере, чтоб быть уверенной, что она письмо мое получила. Не буду просить, чтоб она переписывала, а скажу только ей, что пока она вексель не пришлет на две тысячи, я ни на что не соглашусь, заезжай, Друг Мой, и в сторону отложи деликатность и поговори с ней решительно.- А об Колычевой также никакого слуху нету.-
Правду сказать, прекрасные должники.- Ты напиши ко мне не нужно ли тебе вексель ее прислать?- С Арбеневой об земле я не кончила еще, мне хочется так, здешним мужикам выгоднее, а ту пустошь у них купить.- Об Ермоловой земле он согласен меняться, только сверх просит еще 1000 рублей, Завягинцов взялся, авось дешевле возьмем. Прощай, Милой Друг Мой, дети слава богу здоровы все трое. Настьку купают.- Христос над тобою.-
Окончила письмо к тебе да и вспомнила, что об лошадях, чтоб ты купил теперь посылаю тебе только пять сот рублей, ежели ты купишь, то напиши сколько еще прислать, то я прямо из Москвы велю Василию Алексеевичу послать, а то более не могу отделить, а через месяц денег много будет.- Да не забудь мою просьбу об кувшинах корецких, и ежели хороший сервиз фарфоровой попадется дешево, да еще мне гладкой кисейки попроси женщин, чтоб выбрали но не так много.- Не сомневайся об деньгах, я пришлю, коли теперь скоро возвратишься то займи на столько время, чтоб со мной списаться сколько надо, я и пришлю, а эти деньги я думаю, тебе скоро жить нечем а вить ты не скажешь ни слова.-
Прощай, Ангел Мой, Душа Души Моей, принеси тебя Господи поскорей единственное мое желание.- Теперь написала к Тетушке все что на душе было, я уверенна, что у ней будут спазмы от моего письма, да нечего делать, Милой Друг, мне бы очень хотелось, чтоб она тебе его показала когда ты у ней будешь.-
Прощай пора посылать.-

№84 Село Балушево 15 мая 1813 года.

Третьего дни почта привезла мне письмо от тебя, Друг Ты Мой Милой, Ангел Мой, от 18 прошедшего месяца. Как скоро бы ни было, но я не прежде известия от тебя получаю как через три недели, рада всегда, счастлива когда получу, а когда прочту вспоминаю, что три недели уже этому, и бог знает! Здоров ли ты? В продолжении этого времени, ах Ангел Ты Мой, Душа Души Моей, сколь много ты дорог твоему нежному другу.- И хоть в каждом письме твоем ты меня утешаешь и успокаиваешь скорым твоим возвращением, но я оного никак скоро не предвижу, перед этим письмом ты было и мне умел дать надежду но она снова опять рушилась. Зачем бы вам идти еще далее? Вить еще ближе к границе и все далее, далее от Машки; а все хотя ни какой надежды не имею тебя скоро здесь видеть, а все жду. На беду мою мимо нас часто с колокольчиком проезжают, и истинно всякой раз делаю глупости, бегу навстречу, далеко еще и кого же вижу, какова нибудь заседателя, либо ряба и лысого проезжего, и нет ни одной ночи, чтоб я тебя несколько раз во сне не видала; ну полно, полно рассказывать глупости, вить ты давно знаешь что ты единой друг моей жизни.-
Лучше буду поркуально отвечать на твое письмо. Тем начну, что я хочу завтрашний день ехать дни на три к дядюшке, благо время прекрасное и хочу тем доказать ему, что он для меня все тот же как и в прежние годы моей жизни.- И беру с собою обоих сыновей а Настька остается в доме. Неделю проезжу, и тем выиграю в этом больше, надеюсь у него выпросить план его риги, и как строить, также заказать там и молотильню, которая нам полезна, чтоб тем моего друга одолжить, ибо я помню, что это было твое желание.
Что успею нынче сделать то все впереди, и тем менее трудов для душки моего, жаль, что Машка так глупа и не опытна, что боится чтоб не испортить.-
Начну отвечать, на первый пункт важной для меня в твоем письме эта тот, что ты говоришь не имеешь нужды в деньгах, и надеяться на свое жалование, которого еще не получал, и ты меня обманул в первых своих письмах. Ну, Друг Милой, истинно скажу, что ты Машку не умеешь так любить как она тебя, когда ты из пустой деликатности остаешься в нужде, и где же? В чужой земле, я рада по крайней мере, что я на прошедшей почте деньги послала, и на нынешней бы еще прибавила ежели бы знала, куда адресовать, ты пишешь, что ты будешь стоять в Славутиче, а не пишешь, как я могу к тебе писать; а после будешь сокрушаться ежели долго от меня писем не получишь.- Тогда сам будешь виноват.-
Ты беспокоишься об моем не здоровье. Честно, я так здорова, как давно не была, пью молоко, и исляднской мох, много гуляю, занимаюсь, а что я от тебя скрыла, что у меня глаза болели, это продолжалось только неделю, за чем же мне тебя беспокоить по пустому, ибо когда ты мое письмо получил я уже была здорова.- Не права ли я Друг Мой?- На счет денег теперь ты должен быть покоен ибо ты письма мои наверно получил и сколько можно заплатить из оных долгов то заплачены, то теперь будь на счет Машки покоен, и не отказывай себе бога ради, ты до того доведешь, что я не покойно буду за стол садится, знавши, что ты себе во всем отказываешь, а я живу в изобилие. Ты видишь как бог до нас милостив. Теперь только остается нам у него просить совершенного для нас благополучия, чтоб скорее нас соединил, ибо кажется, что мы знаем цену друг друга и будем стараться ежедневно его за наше счастье возблагодарить.-
С твоим письмом вместе, я получила из Москвы от Елены Дмитриевны которая мне пишет смерть Кутузова, и сражение которое мы выиграли под Лейпцигом, где Государь сам командовал. Признаюсь Друг Милой, что она заставила меня бросить взгляд на будущее, как неисповедима судьба божия! Во всех почестях, во всей славе и не избежал смерти, и все погибло, таковы то люди все смертные!- Дай боже, чтоб великая его рука продолжила поражать врагов человеческих и даровала наконец спокойствие страждущей Европе.-
У меня начали штукатурить дом и от того я вчерась перебралась опять в старый, которой очень изрядной и докончила совсем и два подвала под ним один для наших кореньев, а другой для людей, кажется, Мой Милой Друг, что ты будешь доволен моими стараниями я из того и бьюсь, чтоб ты обнял и сказал мне спасибо Машка.- Сени к пристройке новые готовы, начнут на той неделе кухню и баню, одна беда, что мало лесу, приходится брать еще из Авдотьино, но непременно нынешний же год сделаю контракт, чтоб сколько можно соснового доставить, чтоб ты не почувствовал сего убытку.- Что ж делать, Милой друг, лучше из хорошего строить, чтоб на век было.- Про кирпичи наши мысли совершенно сошлись я подрядила еще 100.000 делать только по дороже 5-50 тысяча и в Даниловке нашла глину, там и делают.-
Я в прошедшем письме писала, что землемер у мня межует дачу ту, что купили из Казны, а большую я без тебя не позволила.- Она отмежевана, поздравляю. Нашлось в ней десятины с четыре больше это нам стоило пятьдесят рублей подарок.- И всех до пьяна пере поить. Теперь, на днях будут вводить во владение. Все дачи что мы скупили в Балушеве велю подать. Я было все ждала, что Кошкина земля сменяется, чтоб все вдруг, но хожатый мой возвратился, она при смерти больна, мужика даже к ней не пустили.-
А староста ихний приходил и говорил мне, что ежели ей лучше, или она умрет, но все он отвечает, что земля будет сменена «мы матушка десять человек пойдем упадем к ногам ее и наследника».- Просил, чтоб я себе ее взяла засеять, та которая в нашем поле, а в других полях, чтоб я позволила мужикам нанять, я и позволила, но не знаю возьмут ли, ибо семян ни у кого нету, я принуждена была раздать много овса, боюсь голодного году, все ржи почти перепахали, а сомнительно и об овсах, такая страшная стоит засуха, что вся земля вся красна стала.- У нас все уже посеяно во всех деревнях, кроме гречи и конопли, которые еще говорят рано, а лен теперь сеют.-
В огороде велела глядеть, коли бы только не засуха была, да репа еще не сеяна.-
В Марьино мужики вычистили и вспахали, иные и засеяли свою долю, всего 26 десятин, уж, друг мой, я принуждена была туда двух мужиков послать, и они это все так и поворотили.- Тут шесть мужиков ленивых из них четверо ни на что не надобные, больные и старые; то их землю послала вспахать и высеять из других деревень.-
Теперь скажу тебе новость, вчерась в самой переноске, только, что я уселась, как вдруг входит Анна Петровна, и за ней Ермолова, эта гостья меня очень удивила. Она нынешнюю зиму была очень больна, брюхатая. Я услышала, у меня был спирт, ей послала, который ей очень помог, так она приехала меня за него благодарить. Я очень рада этому знакомству, авось и землей мы теперь с ним сойдемся.-
А об Арбеневой земле еще нечего решительного нет он в Тамбове, за своими делами, а она все больна, давно я их не видала.-
Много благодарю всех тех кои обо мне вспомнили, прошу тебя, Милой Друг, сказать мне что нибудь об Ивановых.- Прощай, Душевной Друг Мой, дети все слава богу здоровы, ручки твои целуют.- Я от сестры получила письмо, она пишет, что Матушка и все здоровы, а Васенька пробыл в Риге шесть недель за раной и теперь в Армии, слыханное ли дело эдакое безумство; как будто бы он не успел.- Прощай, обнимаю тебя Христос с тобою.-

10 часов вечера, сей час с ребятишками отужинала, так они оба смешны, что мочи нет, так хотелось бы чтоб ты их видел, такие смешные болтуны. Сей час Сережа был под наказанием, я сказала, что я завтра с собою к дедушке не возьму. Не поверишь какие слезы, а Николка за него упрашивает, чтоб я взяла, у них у обоих доброе сердце, только Николка страх как горяч, огненной, а Сережа флегма, но твердый верою, даже с упрямством. Оба обещают быть не дураки, один главной разговор об тебе долго ли будет, что Папка наш не едет?- Настька мила становится и слава богу по крепче. Анна Ивановна мне совершенно в помощь, славная женщина. Так меня право бережет, что даже мне в большое утешение, баба очень не дура, я рада что я ее имею.- Однако прощай Мой Друг завтра рано еду.- Христос с тобою. Душевно тебя обнимаю.-

№85 Балушево 28 мая 1813 года.

Хотя почта еще послезавтра, но я так давно с, Милым Другом, ничего не поговорила, хочу ему рассказать поездку мою к дядюшке и отвечать на милые твои два письма. На прошедшей почте я только успела несколько строк к тебе написать от Сабурова.-
Так, как я к тебе писала, ехавши к дядюшке, Друг ты Мой Милой, что я для того к нему еду, чтоб его навестить и между тем и выпросить у него человека делать молотильню и план риги.- Начну порядком рассказывать. Я на другой день после письма моего к тебе поехала на своих лошадях, взявши с собою обоих старших детей, в двое суток я была у него; он меня встретил, очень был рад и детям также, не успели мы сесть, как вбежал мальчик лет 7 да девочка лет 5 — он заплакал, говорит мне: » рекомендую тебе Маша, эти дети, которые у меня живут, я с ними свое одиночество разгоняю, истинно Маша тебе скажу, что они единственное мое утешение в этой пустыне, я вить сгоряча на себя эдакую обузу взял». Я молчала, не имея духа ни приласкать этих детей, ни единого слова сказать.- Ты, Милой Друг, понимаешь каково мне было.-
Мальчик, которого зовут Антошей, очень на Сережу похож, а девочка Саша, очень не дурна, прекрасные черные глаза.- Потом он мне начал про Маменьку говорить и жаловаться, как она дурно детей воспитывает, только об рассеяниях думает, и деньги проживает, долга не платит, одним словом у них более разрыву нежели прежде. Он к ней писал, что он решил у ней детей взять ежели она не будет более печься об их воспитании, а она ему отвечает в таком же роде, и оканчивает, что ежели ей Волков угла не даст, то она пойдет в монастырь. Одним словом, Друг Мой, больно грустно видеть и слышать, эдакое несогласие, по моему, они оба много виноваты, я плакала и молчала, только ему пробовала одно, что грустно, что я слышу, что они еще далее друг от друга, нежели прежде, между тем, старалась его утвердить в том намерение, чтоб он решился переехать жить в Москву к ней, чтоб за воспитанием детей иметь более надзору, и признаюсь тебе в той мысли, чтоб отдалить его от постыдной связи с крестьянкой.- Которая чрезмерную власть над ним взяла, все что хочет, то и делается в доме, мне совестно было на людей его глядеть, за его слабость, видев этих ребят за одним столом с нами и наравне с моими детьми.- Ах, Милой, Душевной Друг Мой, как я все к себе отношу, как я счастлива, что ты за Ангел!
Какая радость из мужчин, особливо в нынешнем веке, и как со всяким сравнением ты выигрываешь; одна просьба моя к богу, чтоб я умела тебе угодить, и тебе сделать столь счастливым сколько ты оного заслуживаешь.-
Пробыла я у него четыре дня, ее издали видала, от меня она пряталась, и опять на днях ходит, третьего братца или сестру подарит нам, грустно, Мой Друг, про это рассказывать. Между прочим он меня очень уговаривал приехать нынешнюю зиму в Москву с тобою, он хочет с Маменькой решительно кончить. Какой конец! Боже милостивый, представить невозможно. Ангел мой, друг мой, объединимся вместе просить бога, чтоб он продолжил наше согласие, и чтоб никогда мы друг другу цены не потеряли, и чтоб по смерть нашу мы лучшего друга в жизни не нашли как друг друга.- Так меня этот пример страшит! Ежели бы я когда нибудь иная против тебя была, запри меня, поступи так строго, чтоб я опять могла опомниться.- А теперь прижимаю тебя душевно к груди моей, благодарю всевышнего за наш союз и прошу его чтоб поскорей прекратил нашу разлуку, ибо мы рождены друг для друга, и жить врозь для нас мучение.- Темно теперь, прощай до завтра.-

30 мая пятница поутру.

Вместо того я вчерась не могла к тебе писать, целой день, Милой Мой Друг, Душа Моя, вчерась мне было рождение, мне прибавился лишний год на плечи, я ни кого не звала, ибо у меня и кухни нет где готовить, ибо новую ставят, да и принять не где, вить тот дом общтукатуривают, то я в старом живу кой как. Однако, я не знаю от чего узнали, приехали Арбеневы, Хрущовы, Завягинцов и Москатиньевы я им очень была рада, они все много тебе кланяются, а после обеда Шадской доктор.- Толь у меня они весь день отняли, которой я единственна хотела посветить тебе писать, ибо хотя с тобою мысленно бы быть, я вить никогда не привыкну без тебя быть, а и более в такой день, в которой я свои счастья начала, но тогда с того время как я за тобою за мужем.-
Теперь надо мне тебе подробной отчет отдать во всем моем хозяйстве, как много ты мне не достаешь, и как много я боюсь ошибится без тебя, не имевши твоего одобрения и ни малейшей опытности. Начну с главного.- Василий Алексеевич, заплатил уже эту пору все по реестру, как я к тебе в одном из моем писем писала, приятно права то, что какой у меня опять кредит, представь, что не охотно деньги назад берут, все навязывают, чтоб еще оставить.- Об Тверской деревне так и осталось, что на них 4000 оброку недоимок, как ты об оном рассудишь оставляю до твоего приезда.
(дальнейший текст найден на 218 стр. под №93 а)
Ни от кого от своих должников ни слуху нету, признаюсь, что это несносно, я писала к тебе, что я еще раз отправила письмо к Тетушке через Ермолова Петра Алексеевича, какой будет ответ неизвестно, бога ради как поедешь мимо то заезжай и не отставай от нее, чтоб что нибудь решительного кончить, срок ее векселю уже несколько дней прошел, три месяца терпит, но ежели ты не надеешься прежде трех месяцев, быть у нее, то отпиши не лучше ли ты думаешь мне послать к ней нарочного, или, не самой ли съездить, вить этой сумме не пропадать стать?- Отвечай пожалуйста решительно.-
Об Колычевой векселе, я мимо ее деревни ехала, как от Дядюшки, остановилась, и написала к ней вить вот скора год срок прошел.- На будущей почте напишу к сестре попрошу, чтоб она к ней съездила и потребовала с нее деньги.-
Здесь у меня работы пропасть, не знаю поможет ли бог все обделать. Дом штукатурят, кухню своими начала делать ибо плотники дорого просят, а наемные на днях начнут крышки в церкви. Указа ждут. Поля все посеяли теперь только, что греча одна и той принуждена была прикупить, а то семян не достало, у нас стоит такая засуха, что сомнительно, что был урожай, вчерась в первой раз маленький дождик был.- Принуждена была Мужикам раздать 180 четвертей на посев овса ибо все перепахивали.- А более здесь, балушевские, здесь куда плохо.-
Дядюшка мне дал человека ставить молотильню и план на ригу, и своего печника чтоб скласть ее всю каменную, и того подрядила, боюсь мой друг, год пропустить, что я нынче успею, то тебе я убавлю работы.- Я об цене тебе не пишу ибо молотильню не знаю, что еще будет стоить, полагаю, что с ригой со всем не дороже полутора тысяч, кажется, что это не очень дорого.- Да главная моя беда в кирпичах, ибо меня этот бестия обманул, представь, что такой скверный сделал кирпич, что я его согнала. То теперь ни кто не берется, принуждена своих заставить, и им плату положу, ибо он и прошлогодней пропорции не выставил.- А теперь буду везде искать еще нанять, чтоб более заказать.- А так как на Федоровке делают, то к риге то возить надо в Даниловку, то своими не успеешь, послала нанять чтоб перевезли, все теперь деньгами беру где можно.- Я сама ездила в Даниловку и назначила где ставить, мне староста сказал, что ты велел за скотным двором, ближе к полю, тут и назначила а кусты велела вычистить.- Боюсь промаху не дать, чтоб тебе Друг Мой угодить.- По крайней мере ты только смотри на мое намерение, чтоб волю, Душки Моего, выполнить, а коли не так сделаю, то не брани.- Сегодня приехал ко мне Мужик, берется ставить сюда сам тес 45 рублей с сотни, пятьдесят верст отсюдова, я и велела 500 тесниц поставить, кажется не дорого сюда поставить, и бревна сосновые к зиме берется выставить, только еще я не рядилась, посмотрю как выполнит.- Кажетца, Милой Друг, что я не дремлю, все, что только ума и сил есть делаю. Была и в Авдотьино, видала там хлеба получше здешних, лес у нас навоженный славный, и хорошо лежит, только я сюда перебрала, который по тоньше, за то соснового и толще закажу.- Коли строить, так, чтоб хорошо было, не правда ли?- Ульев немного купила; одна беда лошадей у нас вовсе нету, как приедешь то надо нам купить непременно, да и коров, что-то все неудачно покупаю, вот эта часть еще совсем не в порядке.- Навозу много вывезла остальной на той недели вывезут, от того я и найму кирпичи возить.-
Землю с Ермоловым еще нейдет на лад, я хотя у них была однако его не видала. Надеюсь кончить, кажется, что он на это теперь согласнее.- А об Арбеневой земле вчерась толковали, они оба пустые хозяева. Я же с ними очень осторожна, боюсь, чтоб они не усомнились во мне, однако я к тебе писала, что я хочу к Балушеву променять, так как в Даниловке земля есть, да и пустошь им можно купить, и так авось бог нам даст свою милость.-

4 часов вечера

Давеча меня остановили писать Анна Ивановна и Алексей Иванович Языковы, сей час только уехали, много, много тебе велели кланяться и очень тобою все здешние интересуются; от Арбенева сей час был управитель, представь себе какая глупость, он велел мне сказать, что он не может променять ту землю от того, что Мужики находят свою землю лучше удобренною нежели нашу; я ему велела сказать, что быть не может, чтоб их земля была более удобренной нашей ибо она от них в одинаковом расстояние как моя от меня. Я вижу, Милой Друг, что это не иное, что как плутни этого приказчика, он не хочет, а они ничего не разумеют; я бы могла этому приказчику подарить и его склонить, но боюсь, что они узнают и подумают, что я этим их обмануть хочу, для того и не делаю. Какие глупые хозяева!- Так досадно такие немощные дураки, с ними пива не сваришь, я как предчувствовала, что они напуганы здешними обманщиками.-
С чего ты, Милой Друг, взял, что в Нижегородской губернии много умирают, у нас об оном и слуху нету, слава богу, здесь все здоровы, лихорадков много, только не опасные.- Дети наши слава всевышнему богу здоровы; я также. Теперь мне НЕЛЗЯ было а то хочу начать, на той неделе ванные брать, хотя хорошие дни поберу несколько, молоко пью, исляндский мох, трусь мазью Арбеневской и права кажется она мне помогает.- Будь обо мне покоен; только возвращайся. Единая моя надежда, единое мое желание Ты Мой Друг.- Получил ли ты деньги 500 рублей?- От сестры я два письма получила, она беспокоится об братьях, что не пишут и ничего про них, боятся, ибо едва ни в деле были.-

Что ты мне про Иванова ничего не пишешь, разве его нету более в Киеве.- Прощай, Мой Милой Друг, Ангел Мой, тем счастлива что письмо у тебя в руках будет.-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *